Суббота 21 июля, 18:07
Пасмурно + 25°
Михаил Левитин рассказал о планах своего театра

Михаил Левитин: У нас есть просьбы к Департаменту культуры. Просьбы от раненого театра

Фото: Photographer: Lyulyukin Evgeny
20 августа состоялся сбор труппы Московского театра «Эрмитаж».

Накануне корреспондент «ВМ» встретилась с художественным руководителем театра Михаилом Левитиным и попросила ответить на некоторые вопросы, связанные с планами на ближайший сезон.

Михаил Захарович, на сайте вашего театра я узнала, что в вашем театре ожидается премьера «Короля Лира». Шекспировский «Лир» - не самый частый гость на подмостках московских театров…

- «Король Лир» - пьеса довольно популярная в репертуарах театров. Ее стараются поставить.

Чаще всего «Лира» ставят, когда в труппе есть актер, который «дозрел» до этой роли, которого нельзя оставить без нее. А вы приглашаете, по сути, актера немного со стороны.

- Актер «немного со стороны» является моим актером примерно с 23-24 моих лет. Актер «немного со стороны» - имеется ввиду Михаил Иванович Филиппов – получил сейчас премию Станиславского за две роли, сыгранные в театре «Эрмитаж», «Золотую маску» за роль, сыгранную здесь же; и, относясь с уважением к своему театру и к своему новому художественному руководителю, он ни на секунду не прерывает связи со мной. Как дружеской, так и творческой. Это огромная связь. Так что Лир у меня есть. Мне даже не нужно было бы ставить «Лира», если бы не было Филиппова – именно Филиппова и только Филиппова. Ведь в Лире всегда есть черты постановщика. Всегда в решении «Лира» есть что-то, связанное с размышлениями о жизни того, кто его ставит, и того, кто играет. Мы с Филипповым думаем и живем одинаково. Я это говорил неоднократно, и он это всегда и всецело подтверждает. Его способ существования тот, которым мы занимались, когда ему было совсем немного лет. Это наш способ существования. Он может работать, где угодно. Я даже рад, что Миша не работает в нашем театре, а то бы я ежедневно чувствовал перед ним огромную ответственность. Сейчас он у меня играет в двух спектаклях и будет репетировать «Короля Лира».

 А дочки для Лира уже есть?

- Дочки есть. Правда, я их не назову. Ведь, как говорил Всеволод Мейерхольд, выдать распределение – все равно, что рассказать замысел.

Значит, замыслом тоже не поделитесь?

- Не поделюсь (улыбается). Скажу только, что кроме Филиппова будет занята еще одна крупная и интересная личность – шведский музыкант, ставший лучшим музыкантом Швеции в 2006 году. Тромбонист. Уникальный человек, мой товарищ, композитор 50 фильмов, среди которых и картина Ларса фон Триера. Он будет появляться на этом спектакле – будет и играть в нем, и писать музыку к нему. Художником будет Бархин – не больше и не меньше. И скоро я получу последний (на сегодняшний день) макет от этого удивительного, последнего нашего великого театрального художника. Вот, собственно, все, чем я могу поделиться относительно нашего будущего «Короля Лира».

На постановку «Лира» вас подвигла только личность Михаила Филиппова, или же вы именно сейчас находите какие-то точки соприкосновения этого текста с сегодняшним днем?

- Безусловно. Это тема нашей глупости и тема «ихнего» равнодушия к нам. Вот все это вместе и дает основание сегодня ставить «Лира» тем, кто понимает его глубоко. Ну и любовь, конечно. Все равно главной темой для меня всегда остается любовь. Именно в этом году театр «Эрмитаж» совершенно невероятно стал театром именно любви.

Вы хотите сказать, что в этом сезоне будут и другие пьесы о любви?

- Конечно. Прежде всего, родится спектакль, которого ждут многие. Дело в том, что у меня в прошлом году была напечатана повесть «Про то, как Вакса гуляла-гуляла, гуляла-гуляла…». Это повесть, которую я написал вместе со своей – тогда еще шестилетней – дочкой. Это повесть для взрослых и детей – наша любовная сказка, наша любовная история. Сейчас она выходит в издательстве «Текст» с рисунками моей дочери. Вот по ней-то я делаю постановку – будет такой док-театр (улыбается): я, моя дочка и моя старшая дочь Оля Левитина будут играть эту «Ваксу».

Это будет здесь в театре на Малой сцене?

- Да, поскольку, как вы знаете, Большая сцена у нас сейчас – это Мастерская Петра Фоменко (в основном) и иногда – Центр им. Мейерхольда.

В течение всего сезона это будет продолжаться?

- Да, поэтому и «Лир» будет планироваться там. Знаете, в этом есть даже какие-то удобства, потому что «Лира» будет трудно собрать как спектакль. Ведь в нем будет приглашенный Филиппов, будет приглашенный швед, и там будет, вероятно, приглашенная Корделия. С Корделией, вообще, особая история – не хочу ее раскрывать пока.

А что вы выбрали для первой премьеры сезона?

- Совершенно неизвестную пьесу Карло Гольдони «Честный авантюрист». Правда, у нас она будет называться «К.Г. Честный авантюрист». Даже не знаю, что это будет, потому что внезапно в течение 10-12 дней в конце сезона я с актерами – совершенно непонятно, каким образом,- сымпровизировал весь этот спектакль. Возможно, сейчас я обнаружу, что ничего там и не сделано, но тем не менее такая премьера будет. Ее можно будет отнести к линии наших легкомысленных и веселых спектаклей.

В «Литературной газете» около месяца назад вышел материал «Будет «Школа клоунов» - не расскажете об этом поподробнее?

- Вплотную к нашему театру располагался клуб «Парижская жизнь», который отныне полностью принадлежит нам. Впрочем, он нам и принадлежал. Теперь он будет называться Третья сцена «Эрмитажа» - «Школа клоунов». И там на втором этаже будут идти наши спектакли.

Это случится уже в текущем сезоне?

- Надеемся, что произойдет это уже после Нового года. Здесь мы будем большое внимание уделять детям – по крайней мере, в первой половине дня. Дело в том, что в прошлом году у нас стихийно образовался английский театрик с маленькими детьми – мы сыграли «Золушку» - и мы решили этот театрик утвердить. Пусть дети тут учатся у наших актеров.

Прийти в эту школу может любой желающий?

- В принципе, да. Единственное, нужно будет заплатить, потому что все-таки это платный проект.

Если вернутся к третьей сцене, скажите, ее необходимость для театра настолько назрела?

- Безусловно. Для нас ее появление крайне важно. Во-первых, мы до конца не знаем, в каком варианте будет произведен ремонт. У нас есть свои простые желания, первое из которых – желание «поэтапности», чтобы сначала делалась Большая сцена, а только потом Малая, на которой мы играем сейчас. И тогда, если у нас одновременно будет «Школа клоунов» и Большая сцена, мы сможем существовать, потому что это уже почти театр.

Остается надеяться, что Большая сцена вернется к вам вскоре.

- Конечно, я жажду Большой сцены. Я без нее пропадаю. Милостью моего покойного друга Петра Наумовича Фоменко и его хороших помощников мы существовали и существуем в его театре. Нас туда впускают так, как будто бы мы – это они. Но сколько же это может продолжаться?

А эта «продолжительность» зависит от Департамента культуры? Он помогает вашему театру или заставляет опасаться за свое будущее?

- Есть целый ряд крайне важных вопросов, абсолютно не решенных, но они решатся. Сейчас на сбор труппы к нам придет Сергей Капков, и будем думать. Пока я с ним не знаком. Что он скажет и на какие мои вопросы ответит, или не ответит не на какие – это его дело. Но у нас есть просьбы к Департаменту от раненого театра. Театра, лишенного Большой сцены.

На сборе труппы Михаил Левитин огласил все свои планы на сезон и, воспользовавшись присутствием главы Департамента по культуре Сергея Капкова, обратился к нему с просьбой подтвердить «невыдуманность» этих планов. Капков подтвердил. Однако Левитин на этом не остановился. Полушутя-полусерьезно он задал еще один вопрос главе Департамента. Вопрос, в связи с последними событиями в московском театральном мире, волнующий любую труппу Москвы:

- Сергей Александрович, вы нам желаете добра?

- Я вам желаю добра. 

Михаил Левитин рассказал о планах своего театра
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER