Created with Sketch. Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER Created with Sketch.
Четверг 19 июля, 15:07
Дождь + 23°
У продюсера Сергея Сельянова с чувством юмора все в порядке. На презентации фильма «Джунгли» он от души повеселился сам и рассмешил своих коллег, примерив ритуальный костюм африканского колдуна

Алексей Балабанов снял глубоко личный фильм

Фото: РИА "Новости"
Сегодня День российского кино: 93 года назад был подписан указ о национализации кинематографа. Будто специально к празднику сразу несколько наших фильмов отобрали на 69-й МКФ в Венеции.

Один из них — новый фильм режиссера Алексея Балабанова «Я тоже хочу».

Очень разные герои этой странной истории ищут мистическую Колокольню Счастья в деревне Еськи Тверской области. У них будет много приключений на этом тернистом пути. А чем закончатся эти таинственные поиски счастья, узнаете, посмотрев картину — по словам тех, кто ее видел, не совсем типичную для мастера.

Сам режиссер интервью не дает, за него приходится отдуваться продюсеру — Сергею Сельянову. Корреспондент «Вечерки» поймала его на выпуске голливудской школы сценаристов.

Сергей Михайлович, для вас было неожиданностью, что фильм Балабанова отобран в Венецию?

В общем, конечно… Ведь этот процесс неуправляемый. Что они там себе решают — это всегда загадка. Поэтому могли пригласить, а могли и нет. Пригласили — и хорошо.

Я знаю, что Балабанов не особо обласкан вниманием главных смотров… Да, его западные фестивали не очень любят, не понимают, не чувствуют. Почему?

Объяснить этого я не могу. Опять же в голову им не залезешь. Но это так. Я не думаю, что что-то случилось специально. Просто понравилось кино, попало в какую-то клеточку головы, и решили: почему бы и нет? Но за отборщиков трудно говорить.

Как вы сами оцениваете картину?

Это, конечно, балабановский фильм, как и все другие его ленты. Может быть, он наиболее личный. Есть, конечно, некий жанровый момент. Это история фантастическая, новая для Балабанова. Это не значит, что там трансформеры бьются друг с другом… Просто есть ряд мистических допущений, и это, собственно, определяет характер фильма. Это элементы новые для Балабанова.

У него, по-вашему, есть шансы?

Я об этом не думал. Вообще там, где я ничего не решаю, я мало думаю об этом. Как в армии — где должен думать командир.

Фестиваль — это всегда игра. Семь человек в жюри. Замените одного — и будет другой результат. Это просто такая игра кинематографистов, которая как-то прижилась. Ведь у писателей и живописцев нет ничего подобного.

У Балабанова свой зритель?

Да, какое-то небольшое ядро есть — как у любого серьезного режиссера. Но у нас в стране серьезное кино не смотрят, оно почти никому не нужно.

Есть ли перспективы проката?

Конечно, будет и прокат осенью.

Скромный, конечно. Все, кто захочет, смогут посмотреть.

А как сам Балабанов воспринял известие, что его фильм будет показан в Венеции?

Спокойно. Фестивали — это точно не самое главное для режиссера. Но когда тебя замечают, это, бесспорно, приятно.

Поедете представлять картину?

Поеду, что делать… Так горестно звучит… Это уже привычно. Когда-то волновало, а сейчас отношусь ко всему спокойно.

 А мы будем ждать сюрпризов, болеть за Балабанова!

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2