Суббота 23 июня, 20:06
Ясно + 29°
Артем Чубар

Она скатилась под уклон и легонько ткнулась мне в бедро, доверчиво, словно молодой дворовый пес, еще не научившийся бояться чужаков. «Ну, пойдем», - вздохнул я, подхватил тележку за пластик ручки и покатил в сторону торгового центра, куда, собственно, и шел.

Заблудившиеся тележки из местного супермаркета, что на улице маршала Бирюзова, мне попадаются в нашем микрорайоне с завидной регулярностью. Зачастую – в трех-четырех-пяти кварталах от своего «порта приписки». Пару раз встречал их уже почти у станции метро «Октябрьское поле», а ведь между ней и магазином верных минут пятнадцать хорошим шагом.

Тележки встречаются повсеместно. Во дворах, возле подъездов и мусоросборников, на тротуарах и на проезжей части… Обычно, они стоят одинокие, использованные и брошенные.

Встречал и тех, кто их угоняет. Люди как люди. Разного возраста, пола и комплекции, но примерно одного (и нормального) достатка, раз уж закупаются именно в этом, не самом дешевом супермаркете. Сколько-то раз проходил мимо. Потом придумал спрашивать «А вы ведь потом эту тележку обратно вернете, правда?»

Люди смущались и начинали врать, мол, «я не в магазине брал/брала, она сама вот тут недалеко стояла, а я просто устал/устала пакеты нести…»

Лишь однажды встретил нестандартного «угонщика», от которого и получил нестандартную реакцию на свой вопрос. Мужичок неопределенного возраста и вполне выраженной алкоголической наружности, толкавший набитую каким-то барахлом тележку, выдал мне в ответ: «Надо? Сорок баксов стоит, отдаю вполцены». С ценой, кстати, не обманул: судя по интернету, средняя стоимость стандартной тележки (без наворотов вроде детского сидения и поддона) – 1200-1450 рублей.

Только мне было не надо. Я вообще очень редко беру что-то не свое, и не потому что такой уж правильный (цветы вот с клумбы несколько раз обрывал спьяну, было дело). Но с детства еще четко уяснил разницу между «своим», «ничьим» и «чужим». Спасибо деду, объяснил.

Помимо массы других достоинств дед обладал удивительной способностью давать вторую, третью, пятую жизнь вещам. Ржавая арматура с ближайшей свалки металлолома после обработки наждаком и покраски превращались в аккуратные перильца и оградки вокруг клумб и грядок. Куски провода, брошенные после установки на нашей улице высоковольтной ЛЭП, расплетались на жилы и превращались в каркас для парника или «струны» для виноградника. В ломаных досках и обрубках дерева дед видел изящную скамейку или садовый столик, в обрезках металлических труб – столбики для беседки…

Однажды, лет в восемь, после дерзкого пиратского набега на соседский участок я приволок домой полную пазуху мелких незрелых абрикосов. «Шанту обнесли», – определил дед, едва глянув на мою добычу. Спросил: «Тимош, зачем тебе чужое? Хватает и своего». И повел меня по саду, подробно рассказывая, что именно я вижу на этих шести сотках.

Своего хватало. Яблони и груши двух десятков сортов, плодоносившие с начала лета до поздней осени. Абрикосы, персики, вишня, черешня, клубника, виноград. Редкие сорта грецкого ореха из Узбекистана, розы из-под Баку и вывезенный из Приморья китайский лимонник, заплетавший одну из стен дома вместо плюща. Дед, по тем временам, заслуженно считался лучшим садоводом во всем Закарпатье.

Он-то и заложил мне основы понимания: свое – то, что сделал сам, сделал хорошо, лучше чем другие. И потому можешь этим гордиться.

Ничье – то, на что никто не претендует, потому что не умеет сделать из этого что-то путное. Ничье можно взять, сделать с ним что-то хорошее и превратить таким образом в свое.

Чужое – это чье-то еще. Не твое.

Обратите внимание. Мы ценим и любим свое. Так ценим и так любим, что можем за «наше» и глотку порвать.

Но совершенно не умеем уважать чье-то еще. Легко хватаем чужое. Эта вот легкость обретения и прельщает. В чужом ведь нет ничего от тебя. Ни труда, ни умения, ни таланта, ни других вложений и затрат.

Свое создать зачастую нелегко. Присвоить чужое – запросто. Как ту саму тележку из супермаркета. Как чей-то мобильник «на позвонить». Как автомобиль «на покататься». Взяли, попользовались, бросили.

…Украденные мной абрикосы дед тогда отправил в компостную яму – почти зеленые, они не годились даже на компот. Нарвал авоську наших, отборных и отнес соседу.

А я запомнил. Не трогай чужого. Достаточно и своего.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2