Суббота 23 июня, 07:06
Пасмурно + 18°
Преемственность и неразрывность – возможно, это были главные понятия в жизни Игоря Кваши. Не случайно, он прошел дорогой своего родного «Современника», не свернув ни на одну из заманчиво ответвляющихся троп.

Игорь Кваша. Верность истокам

Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
Избранный актером путь начался 56 лет назад спектаклем "Вечно живые"... 30 августа жизнь самого актера обернулась вечностью...

Существует легенда, согласно которой однажды, когда «Современник» официально еще не существовал, но уже родилась идея будущего театра, уже стремились вырваться на свободу те принципы нового театрального дела, которые молодежь ночами вынашивала на учебной сцене Школы-студии МХАТ, состоялась «присяга». Именно тогда Игорь Кваша с Олегом Ефремовым, движимые вдохновляющим примером Герцена и Ограева, отправились на Воробьевы горы и поклялись в вечной преданности своей театральной идее. Клятву скрепили кровью.

Преемственность и неразрывность – возможно, это были главные понятия в жизни Игоря Кваши. Не случайно, он прошел дорогой своего родного «Современника», не свернув ни на одну из заманчиво ответвляющихся троп. Не свернул даже тогда, когда его ближайший друг, основатель театра Олег Ефремов вдруг сделал резкий поворот в сторону МХАТа, Кваша остался в «Современнике» и вошел в коллегию из пяти артистов, которые некоторое время управляли театром.

Надо сказать, это был единственный период в жизни Игоря Кваши, когда он приблизился к руководству родным театром – обычно в «главных руководителях» он не ходил. Однако представить себе «Современник» без Игоря Кваши, кажется, невозможно. До последнего дня он пользовался репутацией одного из самых верных артистов этого театра, одного из его корифеев. После его ухода таких корифеев осталось всего двое.

Верность своим истокам – как человеческим, так и творческим – проявлялась не только в этом постоянстве. Как-то Игорь Кваша признавался, насколько важны для сценической правды реальные предметы, которые могу укрепить самочувствие актера, и что он сам старался «подарить» подобные предметы своим героям. Так, в спектакле «Вечно живые» медаль «За отвагу» была подлинной медалью, которую получила двоюродная сестра Кваши Зоя, девочкой ушедшая на фронт и прошедшая всю войну. Знаменитую «белочку с орешками» из того же спектакля сделала мама Игоря Кваши. А в «Вишневом саде» - спектакле, в котором до последнего выходил на родную сцену актер, его Гаев постоянно крутил в руках коробочку от леденцов. Конечно, это прописано у Чехова, но вот коробочка была не простая. Игорю Кваше ее подарил Виталий Виленкин – старейший педагог Школы-студии МХАТ, - а тому она досталось от самой Ольги Леонардовны Книппе-Чеховой. Такая вот преемственность и верность традиции.

Клятва на Воробьевых горах, кстати, спустя какое-то время вернула поклявшихся к декабристам и тем, кого они разбудили. Случилось это, когда Олег Ефремов поставил свою знаменитую трилогию «Декабристы» - «Народовольцы» - «Большевики», где самой яркой ролью Игоря Кваши стал непримиримый декабрист Пестель. Для артиста эта роль была, что называется «на сопротивление». Ведь все первые годы «Современника» он вел, наверное, основную тему молодого театра: именно в его лице к зрителю выходили честные и открытые «положительные» герои, лишенные привычного для тех времен дидактического пафоса и фальшивой романтики. Герои Игоря Кваши были, прежде всего, просты, принципиальны и отзывчивы. Главная мысль, которую они транслировали в зрительный зал была столько же проста, но от того, не менее пронзительна: нельзя быть равнодушным к тому, что происходит вокруг тебя, надо вмешиваться. Собственно, именно это соображение двигало и Пестелем, но в его характер вмешалась изрядная воля радикализма, сменившего былую человечность. Он не был зол, но он был непримирим – разрушить, уничтожить все и всех, а уж дальше можно будет поговорить и о строительстве. В этом был точный и холодный интеллектуальный расчет, отличавший и экранного героя Игоря Кваши из знаменитого фильма «Достояние республики», что  вышел на экраны примерно в то же самое время.  

У любого артиста в жизни бывает момент, когда зависимость собственной профессии становится невыносимой и требует какого-то выхода, освобождения. Тогда актер идет в режиссуру. В случае Игоря Кваши этот приход не носил подобного характера «отчаянности». Еще в середине 60-х годов он попробовал себя в режиссуре по совету Олега Ефремова, поставив «Сирано де Бержерака» и сыграв в нем главную роль. Спустя 15 лет он создал еще один спектакль о конфликте художника и власти – «Кабала святош», где ролью Мольера продолжил эту тему, впервые прозвучавшую в образе Сирано. Дальше были постановки «Дней Турбиных» и «Кота домашнего средней пушистости». В последнем, правда, главную роль Кваша уже отдал Валентину Гафту.

Наверное, если оглянуться на спектакли, сыгранные Игорем Квашой на сцене «Современника» (впрочем, как уже отмечалось, на других сценах он не играл), то перед глазами вырастет образ прежде всего интеллектуального актера. Актера, которому подвластны любые образы мыслящих людей, интеллигентов от разных эпох. Не сыграл Чацкого, но, по сути, многие его герои несли в себе надлом именно этого персонажа – «горе от ума». От этого страдал и Пестель, и художники Мольер и Сирано, современных Дон-Кихот Фарятьев, и идеалист доктор Стокман, и даже погрузившийся в пучину лицемерия граф Лейстер. Интересно, что даже в редких комических и сатирических созданиях актера прослеживалась все та же линия, та же печаль. Его Первый министр из фееричного «Голого короля» (вот уж где стала очевидной мало раскрытая «вахтанговская» грань актерского дарования Кваши!), его Фальстаф, его Рассказчик из «Балалайкина и Ко» были по-своему умны. Прагматично умны и невероятно серьезны. И их комичность для зрителя рождалась именно от самых серьезных их убеждений и заблуждений.

…Когда-то в передаче «Линия жизни» актер признавался: «Я в жизни, наверное, очень много пропустил и очень много упустил. Но одно у меня есть в жизни, то, что меня действительно греет: то, что мы сделали театр».

Месяц август всегда был тяжелым для театрального мира. К сожалению, и этот год не стал исключением. В самом начале месяца ушел из жизни Петр Наумович Фоменко, совсем недавно отпраздновавший свой 80-летний юбилей. На излете месяца не стало Игоря Кваши, которому до юбилея оставалось полгода. Два однокурсника, без которых невозможно представить русский театр XX века.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2