Понедельник 25 июня, 08:06
Ясно + 15°
Группа «Иванушки International».

Андрей Григорьев-Апполонов: Я уверен, что это было не самоубийство, а несчастный случай

Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
4 сентября 1998 года на стало Игоря Сорина, солиста популярной группы «Иванушки International». Корреспондент "Вечерки" попросил рассказать о нем близких людей.

1 сентября 1998 года Сорин выпал с балкона студии «Космос Продакшн» в Москве, где работал над записью своего первого сольного альбома. Врачи констатировали перелом позвоночника и паралич нижней части тела. 4 сентября 1998 года Игорь умер. Что послужило причиной гибели, до сих пор не могут понять ни родные, ни близкие. Коллега по группе Андрей Григорьев-Апполонов также считает, что Игорь не хотел сводить счеты с жизнью. - Эта смерть все равно останется загадкой. Я уверен, что это было не самоубийство, а несчастный случай. Ведь когда люди выпрыгивают из окна, то тело лежит дальше, а тело Игоря было найдено прямо под окном, - говорит Андрей.

Остались лишь воспоминания о маленьком, добром музыканте с бесконечно щедрой душой. О той стороне жизни всеобщего кумира, которая была неведома многим, рассказали его родители - Владимир Семенович и Светлана Александровна.

Мать: - Он рос очень солнечным и добрым ребенком, у него никогда не было врагов. Он не слыл драчуном, все решал мирно, со смехом и юмором. Посмотрите на эту фотографию, я помню его таким.

Многие нам говорят, что Игорь с его характером, мировоззрением и восприятием мира родился немножко раньше или немножко поздно. И что он был человеком не своего времени. Это не так, он родился в свое время и хотел творить для своего поколения. Писал стихи и песни. Он был разным. В школе учителя не знали, чего от него ожидать. Он был непредсказуем.

- Вам не кажется, что Игорь с его мировосприятием был несколько чужим человеком в шоу-бизнесе? Он как-то не вписывался в него. Он никогда не жаловался, что пришел в музыку, на эстраду?

- Актером он стал очень рано, где-то со второго класса. Он окунулся в эту среду совсем мальчишкой и чувствовал себя там вольготно, эта была его среда, его стихия. Он снимался в фильмах, озвучивал их. Впервые он снялся в «Томе Сойере». Объявленный «Пионерской правдой» фотоконкурс на роль Тома утвердил именно Игоря, на него даже уже был сшит костюм, но, увы... режиссер поставил своего человека, Федю Стукова. Игорю же предложили эпизодическую роль. Он очень переживал такую подтасовку и всегда просил нас не говорить никому, что когда-то снимался в кино. Но в фильме, Игорю пришлось дублировать Стукова, выполнять за него все трюки со спины.

Отец: - А что он вычудил на первое сентября? Мы его собрали, отвели в школу в первый класс. Вдруг у меня на работе раздается звонок:

- Пап, это я, как твои дела?

- Нормально, говорю и вдруг соображаю, что в это время он должен быть в школе.

- Ты откуда звонишь, спрашиваю?

- Из канцелярии

- А там кто-то есть?

- Да, директор школы.

Понимания границ у Игоря не было. Наказывать его было бесполезно. Он мог всегда и довольно убедительно отстоять свою позицию. Как ни странно, по своему интеллекту, он был развит сверх своего уровня. Он черпал знания не столько в школе, сколько по книгам, нашим разговорам. Мы побывали с ним практически во всех театрах Москвы. Мы со Светой были молоды и воспринимали все в равной степени как Игорек, по-детски.

Однажды он попросился с гостившей у нас родственницей погулять. Через некоторое время он приходит домой один, весь мокрый. Чтобы скрыть следы преступления, его срочно раздели и засунули в ванную. Бабушка у него была суровая. Она заглянула в ванную и ахнула: Игорь лежал под включенным душем с клюшкой, одетый в шубу, шапку и валенки.

- Во сколько вы его родили?

- Мне было чуть больше тридцати, а Свете 24.

- Что он коллекционировал?

- Марки, монеты, пивные пробки, которые называл валютой. Пробки от «Нарзана» были самой дешевой валютой, самой дорогой «Оксима» и «Дипломат». Наши родственники имели кучу наград за участие в войнах. Игорь хотел устроить в квартире музей боевой славы .

- Он не комплексовал по поводу роста?

- Он всегда был лидером даже будучи маленького роста. И в интеллекте, и в плане экспромта. Поначалу мы никак не могли усадить его за книгу, но потом резко обозначилась черта, за которой были имена Эсхью, Софокл, Андрей Платонов. Мы поразились, потому что Платонова читают многие, но любимым он становится у единиц. Он прошел мимо этой лабуды, мимо дешевых приключенческих книг. Игорь любил более глубокие вещи, несмотря на то, что он их, возможно, понимал поверхностно. Интеллектуальный багаж складывался из них, словарь его лексикона тоже был гораздо богаче и шире.

- Его не коробило, что с чьей-то подачи он стал называться Иванушкой?

- По-моему, они просто устали искать название и решили остановиться на этом.

- Что вам (Светлана Александровна - Прим.) дарил на восьмое марта или день рождения?

- Игорь всегда старался делать какие-то уникальные подарки. Однажды, в детстве, он отправился на люблинский рынок пешком, с рублем, покупать мне гранаты. Сказал продавцу, что у моей мамы день рождения и что он хочет подарить маме гранаты. Продавец был обезоружен заявлением маленького покупателя, которого едва было видно за прилавком и всучил ему на рубль много маленьких гранатиков. Он принес мне их в карманах. Глаза светились от счастья, что он исполнил мамино желание.

- Поступление в Гнесинку-это ваше пожелание или самостоятельное решение Игоря?

- Он постепенно пришел к этому сам, вообще минуя нас. После школы он пошел в ПТУ, чтобы до армии овладеть хоть какой-то специальностью. А в то время самой модной была-электронщик. Ее-то и пошел осваивать Игорь. При училище был создан вокальный коллектив, куда Игорь незамедлительно записался. Коллектив занял второе место среди профессиональных резервов. Жюри отметило его вокальные данные и пригласила его в клуб профессиональных резервов. Игорь стал заниматься вокалом с педагогом, который привел его в артистическо-богемный мир. Потом знакомые девочки посоветовали ему Гнесинку. Мы отправились знакомиться с Гнесинкой. Когда Игорь увидел в столовой белые скатерти, он ошалел и сказал: «Я здесь буду учиться». Он поступил в театр Ермоловой рабочим сцены, носил мебель и одновременно подал документы на подготовительные курсы в Гнесинку и вскоре неожиданно для себя поступил.

- Как произошло историческое знакомство с Игорем Матвиенко?

- Как-то раз, гуляя с другом Антоном, они прочитали расклеенное на заборе объявление о том, что Варшавский драматический театр набирает труппу для участия в мюзикле. Театр ставил спектакль о жизни молодежи с участием молодых актеров разных стран. На отборочном конкурсе Игорь познакомился с Андреем Апполоновым-Григорьевым. 60 человек уехало в Варшаву на вторичный конкурс. Там происходил окончательный отсев. Игорь прошел как вокалист, а Андрей как танцор. После триумфа в Варшаве, спектакль уехал в Америку, где был заключен контракт на 5 лет. Игорю предложили учиться в нью-йоркской академии вокала. Все складывалось неожиданно прекрасно, все так же неожиданно и оборвалось. Польский режиссер выступил в прессе, что его спектакль - лучший в Америке, чего американцы допустить не могли. Ведь для них все лучшее в мире - американское. Это погубило его. Полтруппы осталось в Америке, остальные вернулись в Варшаву, где продолжали репетиции и гастроли по Германии и другим странам. Наконец-то были возвращены все долги, которые числились за театром. Игорь вернулся в Москву, надо было завершать учебу в Гнесинке. Училище было обижено на Игоря, что он оставил его на несколько лет, но все же приняло радушно. Он был восстановлен на прежний курс. Дипломный спектакль Игоря, на который ходила вся театральная Москва, это «Прекрасный Адонис» - мюзикл с хорошей хореографией и вокалом. Дальше Игорь стал работать с Антоном, сочинял музыку, писал сценарии. Появился «рыжий» из Сочи и предложил Игорю начать карьеру певца. Андрей уже был знаком с Матвиенко по Сочи. Стали искать третьего, нашли Кирилла. Они не предполагали и не были готовы к обрушившемуся внезапно на них успеху.

- Вы, как отец сильно были суровы к единственному сыну?

- Я бы не сказал. Он очень отзывчивый. Он - «скорпион» лишь в том случае, когда нужно защитить себя.

- Вы не применяли рукоприкладство?

- Сгоряча бывало, потом мирились. Когда родители вспыльчивы, они интуитивно анализируют будущее. Думают, что поступок, совершенный в детстве, сможет повториться и во взрослой жизни, хотят, чтоб их ребенок был идеальным, а так не бывает.

- Какое слово он произнес впервые?

- Еги-гоги.

- А что это означает?

- Клич индейцев (смеется отец)

- Что вы видели своего в нем?

- Я видел в нем талант и мы не могли понять, во что это может вылиться. Он играл в духовом оркестре в ДК АЗЛК, пошел плавать - стал быстро наращивать результат. Мы понимали, что это тоже не его. То есть, в нем чувствовался интеллект, но не было четкого проявления специализации. То же произошло и с «Иванушками».

- На что он потратил свои первые кровные?

- Первые деньги у него появились, будучи уже Иванушкой. Все деньги уходили на экипировку. Он не любил стандартные вещи, поэтому всегда отоваривался на Тишинской барахолке, скупал всю старину. Приходил домой порой в таких ботинках или шинели, которые носили лет так 30 назад.

- Обычно родители известных людей, сами того не хотя, становятся объектами повышенного внимания. Вы же ни разу не засветились?

- У нас было некоторое беспокойство. Что-то в любую минуту могло измениться, каждый успех может быть сиюминутным. Мы смотрели на него не как на артиста, а как на ребенка, а на себя-только как на родителей этого ребенка.

- А как же многолетняя популярность Игоря?

- Мы не выпячивали грудь. Кстати, он пригласил на концерт тогда, когда было настолько очевидно, что он популярен. Видимо, он понимал, что на него можно идти тогда, когда он достиг какого-то совершенства в работе. Мать. Он не любил толпу, он не любил славу и был всегда недоволен собой. Ему было сложно после Гнесинки. Он говорил, что ему в Иванушках тесно и слишком легко. Он не пел под фанеру и страшно гневался, когда делали замечание по этому поводу. К творчеству он относился честно и серьезно.

- Как реагировал ваш дом и соседние кварталы, прознав про знаменитого соседа?

- Поначалу были довольны жесткие отношения с соседями из-за фанаток, которые исписали весь дом любовными посланиями Игорю. Все этажи и лифты пестрели обращениями к Игорю. Иначе наверное и нельзя было реагировать соседям, которые устали очищать стены от надписей. Однажды я вынесла фанаткам ведро с порошком и сказала, что если они уважают Игоря, то вымоют все этажи. Вымыли.

- Когда впервые Игорь прикоснулся к поэзии и что это за были стихи?

- Еще в школе. Это были философские стихи. Первые стихи были переживательные. Мы удивились, нам показалось, что может быть это чужие стихи. Он делает то, к чему не готов, но случайно, а потом приходит к этому осознанно и делает это убежденно.

- Вы (Светлана Александровна - Прим.) не чувствовали приближение беды?

- Нет. После того, когда он покинул группу, он чувствовал себя немного одиноким. Я всячески старалась окружить его вниманием, привлекла его друзей по Гнесинке и школе. Он долго искал людей, с кем можно работать. У него рождался проект, он искал людей и они нашлись. Ему нужно было успокоиться. Он отправился с ними в круиз по Средиземному морю. Там Игорь обсуждал свои планы и с Богданом Титомиром.

- Он никогда не жаловался на отсутствие у него брата и сестры?

- Нет, его окружало много друзей.

- Он любил одиночество?

- Редко. Хотя, в последнее время я вдруг заметила в его глазах какую-то тоску и тревогу. Но ничто не предвещало беду. Первой узнала о трагедии его девушка Саша. Врачи не решались оперировать, не видя в этом смысла. Но я настояла на операции, где-то в глубине души таилась маленькая надежда на чудо, но оно не свершилось.

- Он снится вам?

- Нет, не снится. Я каждый день бываю на кладбище и удивлена тем, что ни один цветок не завял, распускаются розы. Я поражена, что ж за мистика такая. Я не могу плакать на его могиле и думаю, что в той жизни он будет более счастлив. Я ему всегда к зиме вязала шарфы и шапки и каждый год он их терял. В этот раз я тоже забеспокоилась. Приближается зима, надо закупить шерсть и связать ему две пары шапок и шарфов, чтоб если снова потеряет, была замена.

- Никто до сих пор не может понять его уход из Иванушек?

- Я думаю, не нужно давать детального объяснения. Каждое объяснение уводит людей от истины. Мы не можем и не хотим ставить точки над «i». Пройдет определенное время и причина и следствие забудутся всеми. Это был разбег, попытка. Это разминка, ни больше, ни меньше, несмотря на достигнутый успех. Это та удача, которая легко далась. Настоящая удача была за ним, будь то в поэзии или в чем-то еще.

- Игорь служил в армии?

- Нет, у него обнаружилось хроническое заболевание язвы, хотя он хотел идти добровольцем в Афганистан. Он был отпрыск той системы и он видел в нас пример для подражания. Мы с мамой отдавали делу всего себя. Может быть, мы были для него примитивны, но мы не были для него людьми, которые пытаются урвать от жизни. На этих дрожжах он и рос.

- У него была машина?

- Да, маленькая такая. Он вообще любил все ретро. Она была всегда идеально чистая, он ее оборудовал внутри так, что все просто дивились.

Бывало так, что будучи проездом в Москве, звонит и орет в трубку: «Мама, это я, домой заехать не могу». Тут я начинала орать на него, да как же так, сыночек, загляни хоть на минуту. И вот он приезжал, все на лету, ел, переодевался, а я в это время собирала ему в дорогу еду, горшочек с кашицей, завернутый в полотенце или в шапку.

Группа «Иванушки International».
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2