Воскресенье 20 мая, 16:05
Пасмурно + 11°
День рождения Эдуарда Хиля впервые отмечают без самого Хиля

День рождения Эдуарда Хиля впервые отмечают без самого Хиля

Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
4 сентября народному артисту России Эдуарду Хилю исполнилось бы 78. Этот первый день рождения Эдуарда Хиля без самого Хиля пройдет в кругу его друзей.

Этот первый день рождения Эдуарда Хиля без самого Хиля пройдет в кругу его друзей. 

Эдуард Анатольевич дал сотни концертов в Санкт-Петербургском Театре Эстрады имени Райкина, а когда случилась трагедия, то гражданская панихида состоялась именно здесь, и тогда пришлось даже перегородить Невский проспект. И вот, в 78-й день рождения, на сцену его любимого театра выйдут друзья и коллеги: Эдита Пьеха, Александр Розенбаум, Юрий Гальцев, Людмила Сенчина, Таисия Калинченко, Татьяна Буланова, Альберт Асадуллин, Сергей Селин и многие другие. Поднимется на сцену и сын артиста Дмитрий Хиль, сам достойный композитор и вокалист.

Накануне дня рождения отца Хиль-младший ответил на вопросы «Вечёрки».

- Знаете, меня не покидает ощущение, что папа находится где-то рядом. Может быть, уехал на гастроли или задержался на даче, где цветет сад, посаженным им. 4 сентября для всей нашей семьи всегда был праздничным днем. Хотелось бы и сейчас сохранить такое же солнечное настроение.

- Правда, что ваш отец не очень любил отмечать свой день рождения, потому что в начале осени многие его друзья и коллеги, а также зрители еще не успевали возвращаться из отпусков?

- Не только поэтому. Как раз в начале сентября почти все друзья возвращались с дачи, из отпусков и с удовольствием встречались, обменивались летними впечатлениями. Просто он не был таким человеком, который приглашает сто друзей в ресторан, хотя, конечно, имел такую возможность. Несколько лет подряд в начале сентября мы всей семьей – папа, я и мой сын Эдик-младший - выступали в Гавани, на ярмарке «Российский фермере». Там и отмечали день рождения. Ели плов, рыбу. На свежем воздухе, на берегу Финского залива. Когда зрители узнавали, что сегодня у Эдуарда Анатольевича день рождения, то бросались делать подарки. Незатейливые, но от всей души: смотришь, кто-то цветок в горшке несет, поделку, картину. Он все принимал с благодарностью, ему был интересен каждый человек.

А сам он был человеком домашним, хозяйственным, и в день рождения мы обычно собирались дома, на улице Рубинштейна. Интересная деталь. Когда вечер подходит к концу, гости сидят, пьют чай, папа ненавязчиво берет чашки, посуды и моет их. Продолжает разговор, но сам уже моет. Разумеется, тем самым не торопит дорогих гостей, а просто он так хотел маме помочь. Уже после 70-ти лет он начал приглашать друзей в кафе, чтобы дома не готовить – жалел маму. У нас в доме на первом этаже есть замечательное кафе под названием «Счастье» - уютное, с отличной кухней. Мы собирались там или в кафе «КЭТ», на Караванной улице, любимом месте многих артистов. Я часто снимал эти дни рождения на видеокамеру.

- Дмитрий, когда случилась трагедия, то телеграммы с соболезнованиями прислали лидеры нашего государства, власти Петербурга, друзья и поклонники… А сейчас вашей семье помогают государство, друзья?

- Концерт памяти – это и есть помощь. Говорят, что именем папы собираются назвать улицу в Петербурге, это было бы очень хорошо. Но больше всего мне хотелось бы, чтобы папины песни не забывались, потому что они совершенно особенные. В них столько душевного тепла, солнца. Сейчас так уже никто не споет. Люди раньше были другие. Его ранние записи 60-70-х сделаны человеком, который не знал, что такое компьютер, употреблял натуральные продукты, жил в городе без пробок, а главное в мире, где ценились совсем иные идеалы. А нынешние артисты вкладывают уже совершенно другие эмоции даже в понятия добра и зла. Папа же пел совсем в другое, светлое время, советское. Были красивые идеалы, мы шли к великой цели, а сейчас все растеряли, хотя и многие скопили доллары. Все меняется, и в музыке это отражается.  И сегодня выясняется: то, что вложил папа в старые записи, это очень важно для людей, причем не только старшего поколения. Поэтому его песни, диски записи собирают, коллекционируют, слушают до сих пор.

- После того как в 2010 году видеоролик «Вокализ» с записью 1974 года стал необычайно популярен во всем мире, собрал пять миллионов просмотров, имя Хиля узнала вся планета, а после его смерти его имя вышло в мировые тренды Твиттера… Скажите, а Запад как-то отреагировал на его внезапную кончину?

- Были письма из разных стран. Но, честно говоря, не так много. Основной поток писем пришелся на 2010-2011 годы, после успеха «Вокализа», когда папа неожиданно даже для самого себя стал Мистером Трололо. Я тогда открыл в Интернете специально ящик, куда посыпались письмо со всей планеты. Присылали не только слова благодарности, но и какие-то договоры, предложения выпускать игрушки «Мистер Трололо», шоколадки. Это все было похоже на безумие. В ютьюбе появилось множество роликов-пародий на «Вокализ» и другие папины шлягеры, причем как профессиональных музыкантов, так и домашнее видео. Помню, два типичных немца, ни слова по-русски не понимающих, прислали свой ролик, где они голосят: «Потолок ледяной, дверь скрипучая», и с восторгом прыгают, радуются жизни. Один человек из Бразилии прислал видео своего сына, подростка, который нарядился в тот же костюм, что у папы в 1974-м, и идет по каким-то джунглям под папину фонограмму, напевает, подражая папиным движениям и улыбке. Посыпались приглашения на концерты и съемки в Бразилию, Австралию, Испанию, на фестиваль в Лондон. Позвали в Германию, где даже петь не надо – только приезжайте. Про Россию вообще не говорю – отовсюду приглашали. Предложений море, но мы от большинства отказывались – уже был не тот возраст, чтобы все бросать и лететь на край света на самолетах. Иногда я шутил: «Папа, а давай рванем на выходные в Бразилию! Или в Австралию!» - «Нет, Дима, лучше поехали на дачу».

- Каковы успехи у Эдуарда Хиля-младшего?

 - Он пошел в девятый класс. Серьезный, молодой человек, учится с Санкт-Петербургской капелле, играет на фортепиано серьезные программы, а что дальше – не знаю. У него сейчас ломается голос. Подождем, что из него получится дальше.

- После того как папы не стало вы, наверное, создали фонд Хиля?

- Как только это произошло, откуда ни возьмись, появились люди с предложением открыть фонд. Даже раньше, когда папа только заболел! Почуяли, что тут можно поживиться.  Мы живем в такое время, когда жулики повсюду. А всевозможные фонды для них – как приманка. Нагреть руки на больных детям, на пенсионерах – ничем не гнушаются. Потом оказывается, что все это туфта. Связываться с ними опасно, так что никаких фондов мы не открываем, ни с нашими, ни с иностранцами. Пока отказались от концертов памяти на больших сценах. Театр эстрады – небольшой, любимый, так что соберемся в тесном семейном кругу. А большой концерт памяти обязательно сделаем – может быть, к годовщине смерти.

К нам и международные аферисты обращались, утверждая, что, якобы какие-то родственники нашлись за границей, тоже с фамилией Хиль, настойчиво просили прислать пакет документов и так далее. Было немало писем и от людей действительно несчастных, больных, с просьбами о материальной помощи. Такие письма все артисты получают…

- Эдуарда Хиля охотно приглашали во всевозможные официальные концерты – в честь Дня снятие блокады, в День Победы, в День города… Но Хиль так и ушел из жизни, не успев стать почетным гражданином Санкт-Петербурга. По неизвестно кем заведенной жесткой традиции в городе на Неве принято давать звание почетного гражданина только двум жителям в год. Двоим на пять миллионов! Мало – не то слово! Можно сходу назвать десятки имен уже ушедших из жизни горожан, которые составляли славу и историю Петербурга, но при этом не дождались почетного звания.

 

- Папа ведь родился не в Петербурге, приехал сюда, когда ему было 14 лет. Но действительно сумел стать достойным звания почетного гражданина Петербурга. Жалко, конечно, что не получил это звание, и остается только надеяться, что в будущем поменяется отношение великого города к своим гражданам. Может быть, и памятник поставят, и улицу назовут. В Смоленске уже присвоили имя Хиля той школе, где он учился. Была идея сделать в нашем городе Всероссийский конкурс эстрадных вокалистов имени Хиля. Было бы здорово! Я бы хотел, чтобы и конкурс такой возник, и школа его имени, и стипендия имени Эдуарда Хиля. Он этого достоин.

Хотя я не могу заниматься всеми проектами сразу. Мой долг – написать и выпустить книгу про папу. Я взялся за нее еще в январе, когда папа был жив. Составил план, но на многие мои вопросы папа он не успел ответить. Однако когда летом я начал разбирать его документы, то среди творческого беспорядка обнаружил множество интереснейших записей. Я был просто поражен, когда нашел его дневники, его записи, которые он сам вел с 15-ти лет. Писал в нынче пожелтевшие тетрадки про свои жизненные впечатления, первые концерты, зарубежные гастроли. Это поразительные, уникальные вещи. Есть и диктофонные записи, где папа сам наговаривает какие-то свои воспоминания. Я не имею права не донести их для людей.

Я считаю, что можно было бы выпустить и какие-то тематические диски: «Эдуард Хиль и песни о войне», «Эдуард Хиль и песни о море», «О любви», «Эдуард Хиль и ленинградские композиторы», «Эдуард Хиль и московские композиторы». Можно было бы сделать альбом дуэтов, папа ведь пел со многими артистами, есть даже песня с Аллой Пугачевой. Его наследие огромно и до сих пор не слишком изучено. Да что там говорить, если даже самая первая записанная им песня до сих пор не выпущена на аудиодиске!

Я не задираю нос ни в коем случае, но я очень хорошо понимаю, кто такое папа, потому что он из поколения Юрия Гагарина. И Эдуард Хиль - это высокий бренд, понимаете. Этим все сказано. Это образ, определенные песни, свой стиль, когда песня ассоциируется не с композитором, не с поэтом, а именно с артистом, со временем.  

 

 

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров

Читайте нас в Яндекс.Новостях
Добавьте ленту «Вечерней Москвы» в свою личную и получайте актуальные новости столицы ежедневно