Среда 23 мая, 00:05
Ясно + 14°
Марк Леви

Марк Леви: «Я думаю и надеюсь, что моя главная книга еще не написана»

Фото: Олег Фочкин
В Москву недавно приезжал один из самых интересных на сегодня французских писателей Марк Леви.

Обозревателю «Вечерки» удалось встретиться с писателем в резиденции французского посла, в самом центре Москвы, где Марк Леви и провел несколько коротких дней, которые, может быть, дадут толчок его новому роману о России.

В ваших книгах, за исключением, пожалуй, той, что посвящена отцу, всегда есть элемент мистики или волшебства — с чем это связано?

Просто мне всегда было интересно поместить обычных людей в необычные, волшебные ситуации, когда раскрываются какие-то необычные стороны, характеры персонажей.

В последнем романе вы обратились к теме армянского геноцида в Турции. Тема очень сложная и болезненная. У вас с этим тоже что-то связано?

В первую очередь, потому что у меня есть турецкие корни по отцовской линии. Мои дедушка, бабушка, прадедушка и прабабушка имели тюркские корни. А бабушка и дедушка к тому же погибли в концлагере в Освенциме.

Я очень люблю Турцию и чувствую с ней духовное родство. И для того, чтобы эта часть моей души была полностью ощущаема, мне было очень важно, чтобы она была к тому же и осознанна, чтобы о ней тоже было рассказано.

С одной стороны мои дедушка с бабушкой тоже умерли в результате геноцида, а с другой стороны — Турция была повинна в геноциде.

Франция ведь тоже долгое время потратила на то, чтобы признать свое участие в депортации евреев во время Второй мировой войны. И когда президент страны Жак Ширак это признал, я тоже почувствовал небольшое чувство гордости за Францию, потому что любая великая нация должна признавать свои ошибки и иметь право на рассказ о своей истории.

Как в Турции восприняли эту вашу книгу, ведь там до сих пор не признают геноцида над армянами в 1915 году?

Ее выход был на год задержан.

Не знаю, насколько вы в курсе того, что между Францией и Турцией был напряженный момент, связанный все с той же проблематикой армянского геноцида и его признания, который решался на уровне парламентов этих стран. И когда книга была только написана, отношения едва пришли в норму.

Я не хотел, чтобы выход книги в Турции был связан с политическим аспектом, и даже рад, что она вышла позже. Я бы и сам ее попридержал, если бы это не случилось само собой.

К тому же это маленькая часть книги. Мне не нужен был политический возврат к прошлому.

Это ведь книга о любви к Стамбулу.

Как и все ваши книги о любви.

Конечно! В итоге я написал о тех печальных событиях, но не акцентировал их и не хотел очередной политической бури.

У вас получилось...

Как бы вы сами назвали жанр, в котором пишете, и кто для вас ваш читатель?

Я бы не хотел закрываться в конкретном жанре. Поэтому в каждом романе меняю имена, темы, время происходящего и не закупориваюсь в одном жанре.

В широком плане этот жанр можно назвать гуманистической литературой.

Как вы сами считаете, в чем секрет вашего успеха? В языке, который приятно читать, или в положительном заряде и финале, которого читателям всегда не хватает в жизни?

Не имею понятия и даже никогда об этом не задумывался и никогда не искал причину.

Какую из своих книг вы бы могли назвать главной? Почему вы вообще выбрали такую тему?

Саму главную я еще не написал.

Самая главная тема — любовь.

Это смысл жизни, она везде присутствует и разлита в воздухе.

Если бы вы сейчас писали свои истории, они бы оказались такими же?

Если бы я начал переписывать, то постарался бы исправить все ошибки и недочеты, которые, несомненно, в моих книгах присутствуют. Со временем, когда пишешь, больше узнаешь и понимаешь, учишься и, конечно, хочешь что-то изменить в том, что было сделано ранее.

Я не перечитываю свои книги.

Но если бы переписал сейчас свой первый роман, он, несомненно, стал бы лучше.

Писательство дает пишущему огромную свободу. И чтобы ее сохранить, надо тщательно подходить к этой работе.

Кого вы считаете своим учителем и на кого равняетесь?

Ромен Гари.

Что вам уже понравилось в городе, что бы хотелось увезти с собой?

Прекрасную архитектуру старинных московских зданий.

Они потрясающе красивы.

Прихватил бы с удовольствием Кремль (смеется). Пару-тройку церквей...

И конечно, мне очень понравились москвичи.

 

СПРАВКА

Марк Леви начал заниматься литературой поздно, в сорок лет, но не случайно — он часами рассказывал своему сыну занимательные истории перед сном Марк Леви — популярный французский писатель, публицист и киносценарист, лауреат национальной премии «Гойя». В 1998 году написал роман «Если только это правда», в русском издании «Между небом и землей». Это была история, придуманная им для сына. Роман стал бестселлером и был экранизирован. Его книги переведены на 33 языка, а за право экранизации его первого романа Спилберг заплатил два миллиона долларов. Затем появились книги «Семь дней творения», «Следующий раз», «Каждый хочет любить», «Те слова, что мы не сказали друг другу», «Первый день», «Первая ночь», «Похититель теней».

 

Читаите также: Кризис не отбил интереса к книге

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров