Среда 20 июня, 01:06
Ясно + 19°
Уборка картошки - это что-то вроде учебной практики.

Полевой эксперимент: картофельный опыт

Фото: Анна Иванцова, "Вечерняя Москва"
13 сентября Куприянов день. По преданиям, в этот день крестьяне начинали дергать репу, морковь и свеклу, копать картофель. Корреспонденты «Вечерки» поехали со студентами Тимирязевки, чтобы посмотреть как они трудятся на своих экспериментальных полях.

Петровско-Разумовская — не самая приятная станция московского метро. Чебуреки, разнородные палатки стиля начала 90-х, грязный рынок, постоянно заплеванные узкие полоски асфальта. Рядом в режиме белого шума гудит Дмитровское шоссе.

А в 10 минутах ходьбы — внезапно — располагается типичное деревенское поле. Тихо, припекает солнце, за несколько метров слышно, как жужжат насекомые. Мы идем по пыльной дороге, отпинывая ногами камни. Это полевая опытная станция Тимирязевки.

Надежда Королева, начальник учебного полигона, щурясь от солнца, рассказывает, почему в 17 лет люди вдруг берут и поступают в аграрный вуз. Что их сюда толкает: любовь к родительскому огороду? Воспоминания о первом кустике зеленого горошка, самостоятельно выращенного на подоконнике? Желание жить и работать в деревне?

По словам Надежды, на самом деле все гораздо проще. Проходной балл в агроуниверситеты традиционно низкий, а значит, поступить на бюджет можно, даже если экзамены сданы не очень хорошо. Во-вторых, Тимирязевка — все-таки один из лучших (а может, и лучший) университетов такого профиля в стране. В-третьих, он располагается в Москве и дает комнаты в общаге своим иногородним и иностранным студентам.

«У нас здесь многие учатся, кто из деревни приехал», — рассказывает второкурсник Алексей Кривов, агроном в третьем или четвертом поколении. «У меня дед еще кулаком был. Отец фермер», — объясняет он выбор профессии. Рядом с Алексеем стоит другой типичный студент Тимирязевки, приехавший из Гвинеи-Бисау Сильва Барай Амиду. Африканцев здесь действительно довольно много. Вообще-то Сильва начинал учиться на экономиста в родной стране, но потом бросил и решил стать агрономом. Повторяя стандартные обороты мотивационного эссе, он объясняет, что с его новой профессией он сможет «лучше помогать родной стране». Неудивительно, ведь Гвинея-Бисау — это аграрное государство, где количество грамотного взрослого населения едва превышает 40 процентов. «В Африке очень ценится образование, которое ребята получают в Тимирязевке. Там они потом занимают приличные посты, вплоть до министерских», — рассказывает Надежда Королева. В этот момент мимо нас проходит белозубая студентка из Ганы.

Ребята сегодня занимаются тем, что выкапывают на поле картошку. Это что-то вроде учебной практики. Они ездят по короткому полю на комбайне, который тащит вперед новый трактор. На крыше трактора белеет сканер за 2 миллиона рублей, который способен просчитать количество биомассы в земле. Это нужно, чтобы определить, куда сыпать больше удобрений.

«Почему у вас такая чистая и светлая картошка?» — спрашиваю Надежду. Она объясняет, что, во-первых, корнеплоды абсолютно здоровы и собраны точно вовремя, пока шкурка еще не успела огрубеть. А во-вторых, почва не глинистая, следовательно, не налипает на картофель. Эту картошку потом продадут на семена обычным дачникам.

Скорее всего, не многие студенты поедут после Тимирязевки работать в деревни агрономами. Но, как рассказал заведующий опытной станцией Егор Березовский, будущих выпускников академии ждут не только в полях. Они могут работать, например, криминалистами. Или даже заниматься космическими исследованиями. «В космосе же людей тоже кормить надо», — улыбается он.

Личный опыт

Сергей Вахнеев, заместитель декана факультета «Прикладная механика» МАИ:

- Я сам лично больше десяти лет занимался тем, что организовывал поездки студентов на картошку! У отрядов был руководящий состав — молодые аспиранты, которые только закончили МАИ. Сельхозотряды выезжали в сентябре на месяц. Организация поездки начиналась еще в феврале. Каждый студент, который должен был поехать, проходил обучение технике безопасности, организации общежития. Отряды жили в пионерских лагерях. Мы от института ежегодно отсылали 2,5 тысячи студентов. Выезжали вторые, третьи курсы, реже — первые.

Да, сначала студенты ехали с большим удовольствием. Еще бы, целый месяц не учиться. Через пару дней эта эйфория проходила, наступало довольно удрученное состояние. Уставали, да. Выходные были только по погоде. Если две недели не было дождей, то на работу выходили каждый день. Со временем студенты привыкали и работали хорошо, нормы выполняли. А вечером были КВНы, танцы. Но был жесткий порядок: никакого спиртного, в половине восьмого подъем, до шести работа, в одиннадцать отбой. После поездок на картошку группа сплачивалась, формировался коллектив. И учились лучше... Те, кто не мог поехать, потом жалели.

Уборка картошки - это что-то вроде учебной практики.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2