Среда 20 июня, 14:06
Ясно + 22°
Михаил Щербаченко

Шел в стародавние времена французский фильм под названием «Супружеская жизнь». Обычная мелодрама: любовь, брак, измена, развод.

Фишка же в том, что в первой серии история была представлена глазами мужа, а во второй — глазами жены. И выяснялось, что между двумя этими версиями нет ничего общего, кроме имен героев.

Деловые отношения иной раз напоминают супружеские, только там ячейка общества называется семьей, а на службе — командой.

Один большой босс всегда был одержим идеей своей команды.

Собирать ее он начал на заре карьеры, в промышленном главке, дополнил в отраслевом министерстве, укрепил в Совмине и, наконец, привел в краевую администрацию, которую сам и возглавил в качестве губернатора. То бишь капитана.

В команде у него был вековечный заместитель, вице-капитан, они прошли плечом к плечу долгий путь и стали если не друзьями, то неразлучными партнерами. У капитана была стойкая репутация человека, который своих не сдает. Это вызывало уважение. Но случилось событие из ряда вон. Доблестный зам попал в переплет: где-то нахимичил-накосячил, кого-то обидел, и на пороге возникли очертания правоохранителей с томами уголовного дела в руках. Капитану, как водится, доложили. И он сдался. Вернее, сдал. Устроил заму публичный разнос и отстранил от должности.

Разумеется, это только схема.

А теперь давайте попробуем, как во французском фильме, изложить и сопоставить взгляды главных персонажей.

Итак… Вице-капитан, он же зам: «Своих не сдает — тоже мне герой! Нет, с виду так всегда и было: если выгонял с должности, то не на улицу, а на другую руководящую работу в зоне административной досягаемости.

Он прекрасно понимает, что бывших членов команды нельзя совсем отпускать, не стоит превращать человека во врага, каждый ведь о капитане много чего знает. Но почему он со мной, с самым близким, так поступил? Не спорю, согрешил, но не больше других. Да, засветился. Для капитана замять такое дело — не вопрос. Но ему нужен был показательный процесс.

Под самим-то кресло качается, вот и решил показать Москве, что принципиальный: своих холопов порет, не щадит. Там увидят и скажут: «Ладно, раз так, пусть еще поработает».

Ну хорошо, нужна тебе жертва.

Тогда вызови, объясни, я пойму, уйду в отставку, а потом что-нибудь подберем. А так — оба в грязи. И нет больше ни команды, ни капитана».

Капитан: «Команда — это когда личные интересы игроков совпадают с интересом капитана.

Персональные запросы шефа высоки, но он признает и притязания «игроков», если они не превышают его собственных.

Он не требует невозможного — он требует соблюдения законов и ритуалов. У капитана надо просить. Не просишь — значит, в начальнике не нуждаешься.

Не смей брать без спроса, преодолей искушение. Не рискуй; умного шефа, конечно, можно обмануть — но только один раз.

И помни: команда всегда защищает капитана. Понятно, что своя шкура дороже, но — не смей подставлять! Шеф закроет глаза на твои шалости, если по работе дашь нужный ему результат. Если же попал на крючок — капитан может помочь, но только если это безопасно для него самого. Так что лучше не жди защиты, спасайся сам.

А не смог — не обессудь».

Конечно же, монологи автор выдумал. Хотя сюжет реальный. Завершился он, кстати, по-доброму: через полгода капитан дал работу изгнаннику, и все устроилось. Так бывает на службе. Впрочем, как и в супружестве.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2