Вторник 19 июня, 18:06
Дождь + 26°
Писатель Виктор Ерофеев.

Писатель Виктор Ерофеев отмечает 65-летие

Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"
Отмечать юбилей автор «Русской красавицы» отправился на Майорку. А перед отъездом дал эксклюзивное интервью «Вечерке».

- Виктор, вы родились в семье советских дипломатов. За что вы больше всего благодарны своим родителям?

- У меня были уникальные родители – папа Владимир Иванович и мама Галина Николаевна – одаренные, честные и красивые люди. Они прожили каждый по 90 лет, а вместе были больше 60 лет. Они передали мне какой-то особый «фермент», который помог мне стать свободным, толерантным и способным человеком. Родители покатали меня по миру, приучили к хорошим книгам и порядочности. Мое детство прошло в Париже, где отец работал советником по культуре. В наш круг общения входили Пикассо, Арагон, Ив Монтан.

- Интересно, а какую эволюцию пережил ваш отец? Вы писали, что он был убежденным коммунистом…

- У него было сложное представление о том, как развивалась наша страна. Он не считал, что капитализм – лучшая форма человеческого общежития. Он ценил такие понятия, как равенство и братство. Его можно назвать человеком «околокоммунистических» убеждений. Но каждодневную жизнь Советского Союза он недолюбливал. Ему не нравились очереди, запреты на выезд за границу, жесткий контроль над человеческой жизнью. В 90-е годы он поддержал демократические преобразования. Здесь мы были единомышленниками.

- Ваша книга «Русская красавица» в 90-е годы стала мировым бестселлером. Как вы объясняете этот успех и почему не удается его повторить?

- Это сложный вопрос. «Русская красавица» – это произведение, которое появилось само собой. Было ощущение, что оно уже где-то придумано, а я взял и просто записал его. Теперь я там боюсь даже запятую поправить. «Русская красавица» стала мировым бестселлером благодаря энергии характера главной героини.

- Среди ваших друзей было много выдающихся людей. Но я заметила, что выше всех вы цените Альфреда Шнитке, с которым дружили. Он написал оперу по мотивам вашей книги – «Жизнь с идиотом». Сейчас имя Альфреда Шнитке чуть-чуть ушло на второй план. Почему?

- Мне кажется, что Альфред Шнитке – один из самых умных и гениальных людей, которых я когда-либо встречал. Спад интереса к его музыке меня не смущает. У Пушкина тоже был спад. В 40-50-е годы XIX века его мало читали, а потом провозгласили национальным гением. Вы знаете, Альфред поразительно чувствовал творчество. Помню такой эпизод, как я пошел к нему за кулисы, чтобы поздравить после удачного концерта. А он мне сказал: «Это я тебя должен поздравить! Я прочитал «Русскую красавицу». Что за светлая книга!» Это был удивительный отзыв. Ведь тогда многие воспринимали «Русскую красавицу» как поклеп на русских женщин.

- Вы ведь дружили и с философом Алексеем Лосевым. Каким вы его запомнили?

- Однажды я пришел к нему, чтобы сделать интервью. Во время беседы он хотел меня выгнать, потому что я затронул тему его посадки и работы на канале «Москва-Волга». Но потом, как ни странно, мы с ним подружились, несмотря на огромную разницу в возрасте. Он много мне рассказывал о Серебряном веке. Он был невысокого роста, носил на голове монашескую шапочку. Помню, как-то мы сидели с ним, пили чай, он обнял меня и сказал: «Мы с тобой мужики хитрые». Из его философских работ мне больше всего нравится «Диалектика мифа». Алексей Лосев и Альфред Шнитке – два человека, которые мне дали больше всего.

- Недавно перечитывала ваше эссе о маркизе де Саде. Вы с такой симпатией описываете этого страшного человека. Почему?

- Маркиз де Сад был очень сомнительной личностью, но при этом очень серьезным философом. Он поставил себя в оппозицию ко всему европейскому просвещению. И он показал, что просветители не правы. Маркиз де Сад научил более пристально смотреть на природу человека, на его слабости, на его криминальные стороны. Французские экзистенциалисты считали, что де Сад изображал порок таким отвратительным, чтобы отбить к нему всякую охоту. Я так не думаю. Он видел порок очень живописным. Он был провокатором. И не надо из него делать гуманистического ангела. Маркиз де Сад был самым подцензурным писателем в истории Франции. Его книги не издавали до 1960-х годов. Слишком много в них было горькой правды о человеке, философских открытий и, конечно, порнографии.

- Вы много лет ведете программу «Апокриф». Удалось родить какие-то идеи во время этих «мозговых штурмов»? Или жанр передачи – «беседа ради беседы»?

- Цель «Апокрифа» я всегда видел в том, чтобы искать национальные и мировые ценности. Сейчас эта программа будет выходить в новом формате на одном из федеральных каналов. Уверен, что вместе со зрителями мы сделаем ее более энергичной.

Такую передачу можно делать всего в нескольких городах мира – в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Берлине и, конечно, в Москве. Главный вывод – у нас, русских людей, огромный потенциал интеллекта, который мы почему- то не умеем использовать.

- Как планируете отметить юбилей?

- Я не люблю торжества, поэтому уезжаю из Москвы на Майорку, где буду с близкими мне людьми купаться в море и пить шампанское на свой день рождения.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2