Пятница 22 июня, 10:06
Ясно + 25°
Кормя птиц, «Ганс» планировал операции.

Судьба нелегала «Ганса»

Фото: РИА «Новости»
В начале 1990 года в редакцию «Правды», где я тогда работал, позвонили из Первого главного управления КГБ СССР, так тогда именовалась служба внешней разведки.

«Вы не могли бы как-нибудь заглянуть к нам в Ясенево?» «А что, собственно, случилось?» — я был заинтригован, поскольку знал, что посторонним лицам вход на территорию этого секретного объекта был категорически воспрещен.

«Хотим познакомить вас с одним очень важным материалом. Возможно, он заинтересует газету».

Время тогда наступало новое, гласность набирала силу, вот и разведка решила приоткрыть занавес над своими тайнами. За мной из «леса» (так на жаргоне разведчики именовали свою штаб-квартиру) прислали машину, и в тот же день я оказался на территории, где прежде не ступала нога журналиста — если только он не совмещал свои обязанности с секретной службой.

Меня усадили в комнате, в которой был лишь письменный стол, стул и настольная лампа. Вежливый человек средних лет положил передо мной две пожелтевшие от времени казенные папки, на обложках крупно отпечатано: «Дело-формуляр №…» Чуть ниже от руки, но тоже крупно: «Кличка «Ганс».

Вверху гриф: «Совершенно секретно».

— Вот, почитайте.

И я стал читать. Признаюсь — ни до, ни после — никогда не читал ничего подобного. Папки оказались агентурным делом сотрудника нелегальной разведки Дмитрия Быстролетова.

Сотни аккуратно пронумерованных листов разного формата — от стандартных страниц с машинописным текстом до невзрачных клочков бумаги с еле различимыми карандашными буквами. Автобиография, разведдонесения, переписка с Центром, прошение о выдаче со склада новых сапог, протоколы допросов, служебные аттестации… Целая жизнь.

Даже впоследствии, когда на книжный рынок хлынули потоки литературы о шпионах, агентах, нелегалах, ветераны написали мемуары, а наши издательства напечатали откровения перебежчиков, те две невзрачные папки все равно остались для меня самым увлекательным, самым невероятным чтением.

И до сих пор я задаюсь вопросом: уж не мистификацией ли было все это? С одной стороны, Быстролетов — фигура явно не вымышленная, сегодня он фигурирует во всех справочниках, во всех энциклопедиях спецслужб. С другой… Слишком фантастическими кажутся содержавшиеся в его досье эпизоды жизни.

Мифами окружено само появление на свет будущего разведчика-нелегала. В автобиографии он утверждает, что является внебрачным сыном графа Алексея Толстого. А мама — деревенская учительница из крымской деревни Акчора.

Учился в морском кадетском корпусе и служил в армии Деникина. Потом якобы дезертировал, бежал в Турцию, затем в Прагу. Опять учился — в колледже, затем на юридическом, а позже на медицинском факультетах.

Мог говорить на двадцати иностранных языках. В Праге был замечен резидентом ИНО ОГПУ и стал выполнять его отдельные поручения.

Приехав в 1925 году в Москву на съезд пролетарского студенчества, познакомился с начальником внешней разведки Артузовым и стал штатным сотрудником ИНО. Сначала работал под «крышей» торгпредства в Чехословакии, а с 1930 года перешел на нелегальное положение в Европе. И вот тут-то и начинается цепь невероятных превращений недавнего студента.

В Берлине он жил по греческому паспорту. Затем был венгерским графом. Работал с чешским и австрийским паспортами, выдавал себя за бразильца, как-то умудрился выхлопотать документ на имя сына английского лорда, живущего в Канаде. В Амстердаме основал фирму по оптовой торговле текстильным сырьем, а свою первую жену Лидию определил на жительство в Швейцарию, где она создала базу хранения «липовых» паспортов и денег. Кстати, часть этих паспортов хранилась в тех папках, которые мне дали на ознакомление.

И вежливый человек из Ясенева с явной гордостью подтвердил: «Все они были изготовлены нашими умельцами здесь, в Москве». Правда, в аккуратно подшитых бумагах я нашел возмущенное письмо Быстролетова, адресованное Центру. Агент-нелегал писал, что его недавно присланный связник по фамилии Басов получил из Москвы свежий паспорт, а там в графе «Особые приметы» значилось: «Левая нога отсутствует». Работал связник под прикрытием должности учителя физкультуры, и, естественно, все конечности были у него на месте.

Как такая «липа» могла появиться на свет — этого никто объяснить не смог. Возможно, кто-то в Центре пытался таким образом подставить агента и его сеть… Ясно, что вся эта маскировка требовалась ему исключительно для того, чтобы успешно выполнять задания Лубянки. А они были всякие. Однажды Быстролетова вызвали в Москву, и новый начальник разведки Слуцкий дал ему в руки книгу бежавшего на Запад высокопоставленного советского чиновника по фамилии Беседовский, который в числе прочего упоминал в мемуарах о промахе нашего полпредства в Париже. В конце 20-х годов в полпредство явился посетитель невысокого роста с желтым портфелем в руках и предложил купить у него за 200 тысяч франков коды и шифры итальянской разведки.

Наш сотрудник, убедившись в подлинности предлагаемого товара, решил одурачить продавца. Сфотографировав материал, он вернул его посетителю со словами: «Это фальшивка. Убирайтесь, иначе я вызову полицию».

Теперь Слуцкий показал Быстролетову книгу, на полях которой стояла карандашная надпись: «Возобновить».

Дмитрий Александрович пожал плечами: — А при чем здесь я? Слуцкий опять ткнул пальцем в надпись: — Пометка сделана рукой товарища Сталина. А значит, это приказ. Сегодня ночью отправляйтесь обратно, найдите этого заявителя и возобновите получение от него новых кодов и шифров.

Дмитрий потерял дар речи.

— Где же я его найду? О нем ведь известно лишь, что он невысок и с красным носом.

Таких миллионы! — Приказ понят? Выполняйте. Денег получите без ограничений. Время — полгода.

Желаю удачи, — Слуцкий встал, показывая, что аудиенция окончена.

Через несколько дней, оказавшись на берегу Женевского озера, Дмитрий Быстролетов сел на скамейку, стал кормить лебедей и размышлять. Среди двух с половиной миллиардов человек ему предстояло обнаружить одного, о котором было известно, что он коротышка, у него красный нос и что три года назад его надули в советском полпредстве.

Самым простым было послать своих людей с фотокамерами ко всем итальянским посольствам с заданием снимать всех чиновников небольшого роста.Через два месяца, проанализировав сотни снимков, он нашел «красноносого» и, выдав себя за американца, работавшего на японскую разведку, пригласил к сотрудничеству.

Этот человек оказался лишь посредником в торговле шифрами, организованной министром иностранных дел Италии графом Чиано.

Вскоре Быстролетов получил первую партию секретных документов.

Еще одна поистине эпическая история связана с тем, как Дмитрий, выдав себя за венгерского аристократа, успешно дурачил чиновника британского Форин-офиса, имевшего доступ к самым секретным материалам.

А чего стоит операция по доставке в Берлин из Рима образцов новейшего оружия! Тогда разведчик блестяще сыграл роль сумасшедшего лорда-миллионера, якобы способного укусить любого постороннего. В багаже этого «психа» среди клюшек от гольфа спрятали ручной пулемет новой конструкции и прорезиненный комбинезон. Когда на границах в купе заглядывали пограничные офицеры, то все их внимание было сосредоточено на диковинном безумце.

А на багаж уже не обращали внимания.

Когда в 1937 году Сталин приступил к новому витку репрессий, перед Быстролетовым встал вопрос: возвращаться на родину или стать перебежчиком? Он вернулся. Написал две главы в первый учебник для разведчиков. Стал членом Союза художников. Его стали готовить к новой длительной зарубежной командировке.

Нарком Ежов обнял и расцеловал Дмитрия Быстролетова на прощание...

А дальше… Через некоторое время прямо в своем кабинете был уничтожен начальник разведки Слуцкий. Потом с 10-го этажа выбросился видный чекист Гурский.

Сменивший Слуцкого Пассов вскоре был расстрелян.

Пришедший ему на смену Шпигельглас — тоже. Затем пришла очередь Быстролетова. Однажды на его допросе присутствовал Ежов — тот, который еще недавно тискал его в объятиях.

Узнав, что Дмитрия обвиняют в том, что он был агентом четырех держав, нарком произнес лишь: «Мало».

И вышел из камеры, где костоломы пытали Быстролетова.

Даже реабилитация не помогла ему восстановиться в правах: ни пенсии, ни жилья, ни документов о высшем образовании. Недавний блистательный нелегал, а теперь инвалид первой группы с трудом устроился редактором в медицинский журнал, где и проработал двадцать лет. Лишь незадолго до его кончины руководство КГБ выделило старику двухкомнатную квартиру и оказало помощь. Но ни наград, ни званий Быстролетов не получил.

2 мая 1975 года Дмитрий Александрович скончался.

Одиннадцать лет его считали одним из лучших агентов. Шестнадцать лет он провел в тюрьмах и лагерях. Он мог стать писателем (оставил великолепную прозу). Художником.

Врачом. Актером.

Все у него получалось — за что бы ни брался этот удивительный человек.

Стал разведчиком.

Такая судьба…

АВТОБИОГРАФИЯ

Пытка одиночеством

«Я получил 20 лет заключения и пять лет ссылки (25 лет тогда еще не давали). Через 10 лет меня вызвали в Москву якобы для подтверждения моих показаний… Был посажен на три года в Сухановскую тюрьму для пытки одиночеством. Там у меня начался психоз, я ослеп. Лечился в больнице при Бутырке. Был отправлен в спецлагеря. Перенес два паралича. Как больной, был в 1954 году досрочно освобожден, а в 1955 году реабилитирован».

ОСОБЫЙ ОТДЕЛ

Из приказа ОГПУ от 17 ноября 1932 года

За успешное проведение ряда разработок крупного оперативного значения и проявленную при этом исключительную настойчивость наградить Быстролетова Д. А., сотрудника ИНО ОГПУ, боевым оружием с надписью «За беспощадную борьбу с контрреволюцией».

В ЦЕНТРЕ

Из письма резидента от 6 июля 1933 года

«Не исключено, что «Андрей» (один из псевдонимов Быстролетова. — В.С.) может быть ликвидирован противником. Тем не менее директивы об отъезде я ему не дал. Уехать сейчас — значит, потерять источника, что равно ослаблению нашей обороны. Возможная потеря сегодня «Андрея», завтра других — неизбежность, предрешенная характером поставленных задач».

Кормя птиц, «Ганс» планировал операции.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2