Воскресенье 27 мая, 02:05
Ясно + 12°
Екатерина Рощина

- Я объявила своим: если стану старой и беспомощной, пусть не мучаются и сразу сдают меня в специальное учреждение. Это сказала одна моя хорошая знакомая на праздновании семидесятого года рождения. Для нас, подруг, был организован стол. Перед этим "стол" был для родственников, вот подробности этого застолья Наталья Валентиновна и пересказывала.

Глядя спокойно и доброжелательно своими лучистыми карими глазами. Я называю Наталью Валентиновну "зерна мудрости": она рассудительным своим голосом (никогда не слышала, чтобы он был раздраженным или повышенным) расскажет и секрет воздушного теста, и как заставить ребенка прочитать "Войну и мир", и как приучить котенка к лотку, и даже - что в вазу с цветами надо добавить капельку "Фейри", чтобы дольше стояли. У Натальи Валентиновны муж, сын, невестка и двое внуков. Мне кажется, что именно на таких вот мудрых женщинах строится все мироздание. Все у них по уму, путем: мне такая жизнь представляется дневником отличника, где напротив каждого предмета записано аккуратным почерком домашнее задание, а напротив каждой графы нарисована пятерка. Дом, работа, садовые лилии, внуки, домашние ужины, родственники в далеких городах... Есть ведь люди-отличники и есть люди двоечники - вы знаете об этом? У двоечников в дневниках все по-другому... Ну да ладно, сейчас не об этом.

Дело в том, что именно такой вот человек, как Наталья Валентиновна, должен справедливо рассчитывать на пресловутый стакан воды в старости. Кто, если не она? Прошедшая, испытавшая, вырастившая. Поэтому я просто подавилась от изумления вкуснющим домашним "Наполеоном", приготовленным, конечно же, Натальей Валентиновной. Почему она так говорит? Какое еще "специальное учреждение", чужие руки? Когда - по рассказам - я знаю, как Наталья Валентиновна ухаживала и за мамой своей, и за парализованной свекровью - лет восемь, наверное, и тяжело больного  мужа выходила, подняла? Должна же быть какая-то справедливость и преемственность доброты.

Наталья Валентиновна, однако, моей пылкой речи не обрадовалась. Она сказала мне примерно следующее: не хочу я быть никому в тягость. Сколько смогу - буду помогать семье, надо сейчас вот внуков поднять, да и не собираюсь я болеть и умирать. Но если так случится, что окажусь старой, больной, немощной и - что самое страшное - безумной, то пусть сразу меня сдают куда надо, не мучаются сами, не мучают меня. Мне так будет легче - не быть обузой. Хочу для своей семьи быть всегда сильной...Даже своя мать может быть обузой, а уж свекровь... А человеку, впавшему в детство, вообще уже все равно - какие руки за ним ухаживают.

И спокойно стала подкладывать гостям угощения. А главное, никто не стал Наталью разуверять. Наоборот, другие женщины, ее ровесницы, согласно закивали головами. У одной дочка уже много лет живет в другой стране, у другой вообще детей нет, но ведь есть племянницы, которым она отдала много сил, и отношения-то с ними прекрасные! Как же так? Откуда такие мысли? Такие вот неправильные установки и завещания?

Уже много дней я вспоминаю это застолье. Внимательно приглядываюсь к пожилым женщинам - они редко праздно прогуливаются, почти никогда не ходят по магазинам одежды и уж совсем никогда не сидят в кафешках. Зато придирчиво выбирают овощи на рынке, несут тяжелые сумки, едут куда-то в трамвае, ведут внучат из школы. Я так их люблю, этих наших трудолюбивых бабушек, жизнь которых не была наполнена гламуром и радостями. Всегда - буднями. Всегда - заботой о близких.

Я думаю, что даже если и был такой разговор у Натальи Валентиновны с ее невесткой и сыном, не может быть, чтобы они ее сдали "куда надо", когда, не дай Бог, станет она обузой. Нельзя поступать с людьми, как со старыми ненужными вещами. Потому что тогда наш и без того небезупречный мир превратится в ад. И ни одна такая вот замечательная бабушка не должна даже думать о подобных "завещаниях".

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров