Среда 20 июня, 02:06
Ясно + 19°
Анатолий Сидоров

Только что меня выгнали со сверхсекретного объекта. Правда, информация о нём вывешена на всеобщее обозрение и называется он – «Строительство третьего пересадочного контура московского метрополитена» у станции метро Савеловская. Но – выгнали. Мол, чего приперся, мы тебя не приглашали.

Честно признаться, я, действительно, «приперся». По закону о СМИ (статья 47 «Права журналиста») мне предоставлено «право получать доступ к документам и материалам». Но – «за исключением их фрагментов, содержащих сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну». Процесс строительства метро, в моем случае, охранял федеральный закон № 16-ФЗ «О транспортной безопасности», ограничивающий распространение сведений, касающихся «системы обеспечения транспортной безопасности». Мне, конечно, было известно, что такие объекты обладают статусом определенной секретности, допуск на них ограничен и требует специального согласования. Но я ведь шел не за секретами, а для встречи с простыми тружениками.

Иду себе по Бутырской улице. Вижу шум, гром, гам – рабочий люд суетится. Значит, что-то доброе для города и горожан делает. Почему не сказать о настоящих тружениках – водителях, бурильщиках, сварщиках, монтажниках – доброе слово? Оно ведь и кошке приятно. Вот и зашел на территорию стройки, чтобы сфотографировать и похвалить передовиков производства на очень важном и полезном объекте.

Вначале встретили меня благожелательно. Девушка-инженер, правда, предупредила, что стройка – объект режимный. Но уточнила, что самая секретная его точка – ствол шахты. Туда мы с ней решили не заглядывать. Да и страшновато – около 60 метров глубины. Остальное осмотрели, сфотографировали. Пришли в конторку поговорить. Тут-то и явился руководитель объекта, и указал мне на ворота: «Мы вас не приглашали! Нам не о чем разговаривать! Идите за разрешением…».

Уже в редакции узнал, что с таким же треском выставили за дверь журналистов «Вечерки» работники санэпидемслужбы продуктового рынка в Лианозово. Корреспонденты приехали туда, чтобы рассказать о проверке продуктов на содержание радиации. Заодно рассказать о коллективе лаборатории, сказать о ее работниках доброе слово. Не получилось. Завернули коллег, даже несмотря на рекомендации торгового отдела управы района и содействие руководителей рынка. Причина – «чужие тут не ходють, а свои и так все знают».

Вспомнил, как мы с Витей Смольяниновым, фотокором «Вечерки», делали репортаж о слесаре-сантехнике Иване Федорович, 80-летнем дедушке необычайной порядочности, аккуратности и исполнительности. Как на него (и на нас тоже) орала рябая баба-бригадирша! «Сколько ты им заплатил за это?! Что вы здесь без разрешения делалаете?! Вон отсюда!». Не про нее, значит, писать приехали... Старик потом неделю переживал за то, что стал «героем не почину». К начальнику управляющей компании ходил, извинялся за то, что журналисты ввергли его в такой скандал.

Такие «повороты от ворот» происходят со мной все чаще. В чести не герои и ударники труда, не мастеровитые люди и знатоки своей профессии, а добытчики звонкой монеты, тупые исполнители приказов, безропотные «работяги». Впечатление такое, что люди ударились в добычу «бабла» и на моральную сторону бытия им сугубо наплевать. «Утром – деньги, вечером – стулья, но деньги – вперед!». Раньше говорили: посмотрел, как рублем одарил. Сейчас надо поступать проще: бабло отсыпал – и вали не глядя. А доброе слово только кошке и приятно.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2