Понедельник 23 июля, 16:07
Пасмурно + 22°

Приезжаю домой. Отца не видел полгода. Захожу и не узнаю его. - Ты чего, - говорю, - пап? - Я?.. Разочарован.

Не куксится, не бьет себя в грудь и уж точно не ноет. Устал. Надоело. Пенсионер.

Спустя два дня иду по Сен-Жермен. Пять раз на него выйдешь — пять разных бульваров. Люди только неизменны. Парижане с вином, туристы с фотоаппаратами и те, кому за шестьдесят. Друг с другом.

Первые явно довольны своими буднями. Вторые — снимками. Третьи — всем на свете. То есть у них все как-то хорошо. Ну... Черт возьми, да я не знаю как объяснить. Живут, понимаете. Абсолютно органично, в своей стране, со своими детьми, внуками, пенсией. Младшие их, наверное, так же нечасто навещают, как и мы. Пенсию, вероятно, хотелось бы побольше. Но все вроде бы ничего. Радостей хватает. Тридцать лет профсоюзных событий, как пел один бард, явно не про них.

Эти европейские парочки в возрасте. В обнимку, под ручку, все вместе-вместе. Молодые-то часто стесняются своих привязанностей. А тут ни тебе комплексов, ни косых взглядов. Равные среди равных. Теплота отношений людей, которые не чувствуют себя чужими. Они и понять-то, наверняка, не способны, что это такое, остаться в стороне.

Или голова! Это невозможно передать. Стою на Северном вокзале в очереди к кассам. На меня в прямом смысле слова несется престарелая голова. Ничего нет, только три седых волоса и очки с диоптриями в два пальца. И несется. В коляске. Оказывается я преградил ему проход к телефонной будке (установленной, к слову, на соответствующей высоте). Думаю, если б я осмелился с ним поспорить, он бы точно полез в драку.

А отец — пенсионер. Не самое лучшее слово, правда? И его «разочарован» можно смело проецировать на большую часть наших людей старшего поколения. Все видели, все понимают, самое страшное — все чувствуют. Поэтому, давайте, себе-то не будем придумывать. Они никому не нужны. Они оставлены. Они — одиноки. Я первый спорю с тем, что пишу, но первым же под этими словами и подписываюсь. Пап, прости.

В общем вернулся я с Сен-Жермена. Отец в том же настроении.

- Ну как? - спрашивает.

Я ему рассказываю долго, фотографии, истории, подарок.

- Слушай, - вдруг говорит, - а ты доволен?

- У меня пап сейчас больше возможностей.

Отец помолчал немного и сказал:

- Тогда и мне хорошо. Наверное.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Чат прямого эфира на
главной Вечерки!

Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER