Понедельник 18 июня, 10:06
Дождь + 7°
Заместитель мэра Москвы в правительстве Москвы по средствам массовой информации, межрегиональному сотрудничеству, спорту и туризму Александр Горбенко поздравляет лауреатов премии города.

Лыжник, ставший капитаном мушкетеров

Фото: Петр Болховитиниов, "Вечерняя Москва"
1 октября в Белом зале столичной мэрии вручали премии города за достижение в области физкультуры и спорта. Героями торжества были тренеры спортшкол.

Одним из тех, кто получил Почетный знак и денежную премию из рук заместителя мэра Москвы Александра Горбенко, стал тренер по фехтованию Александр Кислюнин, преподающий в Московском среднем специальном училище олимпийского резерва № 3. У этого человека удивительным образом получается совмещать работу детского тренера и наставника олимпийских чемпионов. Причем ведет он их от начала и до конца. Обычно из училищ юные спортсмены уходят к другим наставникам, а здесь все, как принято сейчас говорить, в одном флаконе.

- Наверное, «Мушкетеров» в детстве обчитались и с деревянной самодельной шпагой по двору бегали, Александр Сергеевич?

- Это вы к тому, что я с детства бредил фехтованием? Отнюдь. Конечно, и книги читал, и фильмы тогда показывали «Парижские тайны», «Фанфан-тюльпан», где много фехтуют, дерутся. Конечно, это заводило. Хотите, с вами эксперимент проведу?

- Интересно. Давайте.

- Возьмите в руки ручку или карандаш. Закройте глаза. Наверняка вы машинально захотели покрутить им в воздухе, сделать выпад вперед. Я прав?

- Ну, в целом, да.

- Вот видите! Считаю, что для любого молодого человека желание попробовать себя в дуэли, развить реакцию, почувствовать твердость руки должно быть в крови. Жаль, что сейчас те старые фильмы, о которых я упоминал, практически не показывают.

- Вы рассказываете о фехтовании с таким азартом и фанатизмом. Непонятно тогда, почему говорите, что попали туда случайно?

- Я учился в Смоленском институте физкультуры, на специализации «лыжи». Получил тяжелую травму и не мог уже продолжать карьеру. И передо мной встала дилемма: либо уходить из вуза и искать себя в другой жизни, либо менять специализацию. Я жил на базе и в общежитии в одной комнате с ребятами-фехтовальщиками. Они и посоветовали. Так и вошла шпага в мою жизнь. «Дослужился» в ней до мастера спорта и стал тренером. Детским.

- Но вы же и тренером сборной были, и на Олимпиады ездили.

- Правильно. Потому что я очень люблю брать детей и вести их до конца.  Мне как-то всегда удавалось совмещать преподавание в школе и спорт высших достижений. Но лет шесть назад стал тренировать только девушек-шпажисток. Поскольку мужские и женские команды тренируются совершенно в разных местах и в одно и то же время. А методика подготовки, кстати, совсем не отличается.

- Самая знаменитая ваша воспитанница Карина Азнавурян — двукратная олимпийская чем­пионка...

- Я даже ее воспитанницей назвать не могу. Она — один из самых близких мне людей. Карина приехала в Москву в 16 лет в 1990 году из Баку. Вернее сказать, еле оттуда выбралась... У нее отец — армянин, мама — азербайджанка. Помните, что тогда там творилось? И я ее не только тренировать начал, но мы с женой ее удочерить хотели. Но родственники ее не позволили. Ей стали, кроме меня, и соотечественники помогать. Они молодцы. После землетрясения в Спитаке тоже всех детей разобрали. Никому и никуда не отдали.  А  с Кариной мы связаны всю жизнь. Когда у нее родился первый ребенок, моя жена с ним очень много нянчилась. Банально прозвучит, но она мне как дочь.

- Теперь Карина — ваш непосредственный начальник, она возглавляет то самое училище олимпийского резерва, где вы преподаете. Руководитель строгий?

- Нормальный. Если ругает, то по делу.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Новости партнеров