Воскресенье 22 апреля, 02:04
Пасмурно + 5°
Большой Волжский маяк.

Зеркальный путь товарища Сталина

Фото: "Вечерняя Москва"
К началу 30-х годов в Москве возник дефицит питьевой воды.

Москва-река обмелела, и Рублевский водопровод больше не мог обеспечить растущие потребности столицы в воде. Население города к тому времени возросло до трех миллионов человек.

В 1931 году руководство партии принимает решение о строительстве Канала Москва– Волга. Уже в 1932-м ответственная комиссия получает три проекта строительства канала.

Самый выгодный из них — проект народный: самотечный канал за авторством инженера Авдеева. Он предлагал построить плотину в районе города Старицы, откуда вода самотеком пошла бы в сторону Москвы.

Талантливое предложение разбилось о железное постановление Глеба Кржижановского, тогдашнего руководителя горкома партии. «Я, — заявил с трибуны Кржижановский, — враг любого самотека. Как в технической, так и в партийной жизни». Так не подошел самотечный проект. Утвердили дмитровский вариант.

Трасса канала должна была пройти по кратчайшему пути между реками Волгой и Москвой: расстояние от старинного села Тушина до устья реки Дубны, впадающей в Волгу, было 130 км.

Высокий гребень холмов с истоками и долинами мелких рек планировалось превратить в непрерывный многокилометровый водяной мост. К нему с двух сторон — от Волги и от Москвыреки — нужно было поднять водяные лестницы, чтобы по этому пути направить воду и корабли из Волги в Москву-реку. Проект был плох в одном — трасса проходила через множество деревенских дворов. Пришлось их затопить. Согласно отчетам НКВД, переносу подлежал 6261 двор — другими словами, 200 сел. Канал начинал строиться малой кровью.

Дмитровлаг

Обеспечивать трудовую подпитку будущего Канала имени Москвы было поручено заключенным Дмитровлага, и в 1932 году приказом 889 у ГУЛАГА появилось новое ответвление — Дмитровлаг. Уже в сентябре 1933 года в Дмитровлаг начали прибывать по этапу заключенные из-под Ленинграда и из Средней Азии, Темниковских и Вишерских лагерей, Саровского ИТЛ и из Сибири — в общем, порядка 200 тысяч человек. Как и любое советское учреждение, Дмитровлаг сразу превращается в государство в миниатюре со своей номенклатурой, рабочим классом и даже бюрократией. Появляется даже свой язык.

Лагерников, занятых на строительстве канала, прозвали канальцами; охранников — пренебрежительно попками. Тачку для перевозки грунта — Марусей, тяжелый физический труд (или ТФТ, как обычно прописывали главное средство исправления в документации) — туфтой.

Инженер Шапошников

В 1932 году должность заместителя главного инженера и начальника строительства Канала Москва–Волга получает Николай Шапошников, в 1934-м он становится начальником строительства Волжского участка. Выпускник Петроградского института путей сообщения (с дипломом по-советски красного цвета) с немалым к тому моменту опытом работы сразу принимается за дело. Под его руководством каналоармейцы получают какую-никакую инфраструктуру: детский сад, клуб, столовая, школа и два гранитных монумента — естественно, Ленину и Сталину. Строятся магазин, почта, пожарное депо, медпункт, первые жилые дома, и — роскошь для советского рабочего — киноклуб «Мир».

Сын Николая Шапошникова, сейчас известный в Дубне историк и краевед, Владимир Шапошников, о своем отце готов рассказывать часами. Написал даже несколько книг.

— Отец практически не появлялся дома, — рассказал «Вечерке» сын Николая Федотовича Владимир Шапошников. — Все время пропадал на строительном участке. Бесконечные проверки, инспекции, новые объекты. Человек отдавался работе целиком и полностью. Отец постоянно уставал, худел, быстро старел.

На износ работали все — от руководства до последнего каналоармейца. Тем, кому доводилось побывать на еще не законченном канале, удивлялись масштабам стройки и энтузиазму рабочих. Сновали вверх и вниз как муравьи — самая распространенная метафора в описании. Только представьте: тысячи грязных, измученных тяжелой работой лагерников барахтаются по пояс в грязи — готовится очередной котлован. Начинают работать на рассвете, заканчивают с последними лучами солнца. Иначе нельзя — у руководства стройки план, от которого не стоит отклоняться.

«Здорово работаете, товарищи!»

Людей хоронили ежедневно и почти ежечасно. Не выдерживали нервы, рвались мышцы, ломались кости.

Ночами по стройкам караванами ходили целые процессии тележек — «грабарок». Похоронная бригада скидывала погибших в братские могилы — их готовили заранее. Следующей ночью все повторялось.

Могилой одного из заключенных стал третий шлюз (он находится около Яхромы). Во время бетонирования котлована один из рабочих — немолодой уголовник — не удержался на краю и упал внутрь. Прораб не стал останавливать подачу материала — запрещала техника безопасности. Бедолагу так и не подняли. Бывалого уголовника заживо похоронил бетонный раствор. Тело до сих пор находится в одном из перекрытий.

Приезд на канал правительственной делегации считался событием эпохальным.

Многочисленные номенклатурные комиссии, которые, учитывая важность объекта, нередко приезжали на стройки, встречались с почетом, который граничил с абсурдом. Успехи руководителей стройки озвучивались в многостраничных докладах, рабочие неудачи скрывались. Среди каналармейцев сохранилось воспоминание, как в мае 1934 года стройку посетил сам Сталин. Вождя водили по всем объектам стройки. Рассказывали о многократном перевыполнении планов, сулили невиданное опережение сроков. А тот, осмотрев котлован, заметил: некоторые заключенные работают босиком.

— Почему люди без обуви?— с характерным выговором грузинского аксакала поинтересовался Сталин.

В разговор пришлось вмешаться начальнику Дмитровлага: — На стройку разом было направлено слишком много народу, сапог на всех не хватило. Пока не привезут остальную форму, нескольким отрядам придется поработать так.

Вождь народов не стал церемониться.

— Чтобы через два часа все рабочие были обуты! — распорядился Сталин и, указав на начальников участка и отдела снабжения, добавил чуть более миролюбиво: — А этих расстрелять! Мужчин казнили прямо у котлована.

В сентябре 1935-го об успехах в производстве инженер Шапошников лично отчитывался перед Л. М.

Кагановичем, Н. С. Хрущевым и Н. А. Булганиным.

Комиссию работа каналоармейцев удовлетворила, руководителями стройки партийная верхушка осталась довольна. «Здорово работаете, товарищи!» — прощался с Шапошниковым Каганович, уезжая.

Канал открыт

Череда репрессий пронеслась по стройкам в 37-м.

Генриха Ягоду признают врагом народа, и под прицел попадает руководство канала, которым довелось отчитываться перед бывшим чекистом. Так был расстрелян Семен Фирин — один из популярнейших среди, как это ни странно, зэков начальник Дмитровлага. О его дружбе с зэками — черта нетипичная для чекиста — ходили легенды. Расстреляли и фиринское окружение. Всего 218 человек лагерного руководства. Вчерашних ударников обвинили в подготовке нападения на Кремль и объявили «врагами народа». Те, кто терял на стройках здоровье, объявлялись «изменниками Родины».

Отцу Владимира Шапошникова повезло — в 1935-м его отстраняют от работы на участке.

— Советскому руководству требовались забитые и насмерть перепуганные кадры, — рассказал сын инженера Владимир Шапошников. — Успешное, инициативное и популярное руководство вызывало опасение. Талантливые — ужас. Самодеятельность в планы Кремля не входила. Но, с другой стороны, увольнение спасло ему жизнь.

Канал открывался с невыразимой помпой — сообщения об окончании очередной стройки века дали все газеты. Недоделки просто скрыли — о недостроенных зданиях и неоконченных работах просто умолчали. Зато сквозь все шлюзы в качестве демонстрации провели пароход с советским руководством. А Дмитровлаг расформировали спустя несколько месяцев. Строители зеркального пути товарища Сталина отправились покорять другие объекты.

Шлюз № 1

У его ворот заканчивается Канал имени Москвы и начинается Московское море.

Раньше здесь стояли огромные статуи Ленина и Сталина. Фигуру Сталина взорвали во время хрущевской оттепели, и Ленин работы скульптора Меркурова остался один.

Шлюз № 2

Расстояние от шлюза № 3 до шлюза № 2 составляет 43 км и носит название «Длинный бьеф». Раньше на этом участке работало пять паромных переправ.

Шлюз № 3

Башни шлюза украшают изображения каравеллы Колумба «Санта-Мария» из красной меди. Скульптуры символизируют выход Москвы в моря Мирового океана.

Шлюз № 4

Почему-то считается самым незапоминающимся шлюзом канала. Единственная достопримечательность окрестностей — железнодорожный мост.

Шлюз № 5

Башни этого шлюза имеют округлые формы. На стрелке между шлюзом и насосной станцией установлена скульптура девушки, держащей в вытянутых руках яхту. Это работа скульптора Ю.Куна, копия которой установлена в парке у Северного речного вокзала в Москве.

Шлюз № 6

Суда в шлюзе № 6 опускаются к Волге на 2 метра. На башнях верхних ворот установлены 4 скульптуры, по две на каждой башне.

Шлюз № 7

В отличие от остальных седьмой и восьмой шлюзы — двухкамерные. Верхние ворота шлюзов — одностворчатые откидные, а средние и нижние — двухстворчатые.

Шлюз № 8

На крышах башен шлюзов № 7 и 8 установлены якоря. Оба эти шлюза мало чем различаются, разве что перед воротами восьмого установлены скульптуры.

СПРАВКА

Канал имени Москвы — огромный водный путь длиной в 128 километров. Начинается он у Иваньковского водохранилища (близ города Дубны), где находятся шлюз и Иваньковская ГЭС, проходит сквозь ряд водохранилищ (при следовании к Москве — Икшинское, Пестовское, Пяловское, Клязьминское и, наконец, Химкинское) и соединяется с Москвой-рекой в районе Тушино.

Большой Волжский маяк.

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров

Читайте нас в Яндекс.Новостях
Добавьте ленту «Вечерней Москвы» в свою личную и получайте актуальные новости столицы ежедневно