Понедельник 25 июня, 03:06
Ясно + 14°
Создается новый образ Иерусалима - одного из европейских культурных центров

Мой третий Иерусалим – город, говорящий на языке любви

Фото: Константин Исааков
Заметки с площадок Сезона культуры: именно сейчас, на наших глазах создается новый образ Иерусалима – современного европейского города.

Впервые я попал в Иерусалим лет 20 назад. То была деловая поездка, и нам организовали удивившую, конечно, «летучую» экскурсию по, как позже выяснилось, довольно случайно выбранным точкам непременного туристического внимания. Библию я тогда еще не читал.

Уже много позже оказался я в городе городов, по сути, паломником: в храме Гроба Господня просил здоровья для близкого человека. После чего неспешно гулял по местам, где уже знакомые мне ветхозаветные и новозаветные сюжеты отзывались внеисторической реальностью истертых эпохами архитектурных форм, и лик наших духовных предков как бы отражался в каждом втором лице прохожего, причем этой очевидной книжности восприятия совсем не хотелось противиться: в ней было ощущение от уже не туристического, а именно духовного Иерусалима.

И вот в этом году я в городе вновь. И, если честно, не узнаю его. Потому что вижу совсем другим. Очень молодым. Очень современным. И даже в чем-то андеграундно-экстравагантным.

Министерство культуры Израиля и Совет по туризму Иерусалима создали для участников поездки довольно неожиданный сюжет о Иерусалиме. При этом, конечно, нас поводили и по Старому городу с его храмами и харчевнями, пестрыми лавчонками и строгими, сосредоточенными семитскими лицами. Но главным в программе было показать Иерусалим как город искусств – архитектуры, открытой миру,  авангардного декора, чувственного танца, музыки на разные вкусы и театра, выходящего на площади.

Искусство произрастает из всего и связывает всех – впрямую эту мысль мне никто в Иерусалиме не высказывал, но именно так, мне кажется, можно выразить ту идеологию современного развития города, которую исповедуют нынешние его власти во главе с мэром Иерусалима Ниром Баркатом.

С весны по осень, практически полгода, в городе происходит Сезон культуры. Нынешний – уже четвертый. Это, по сути, Фестиваль фестивалей: множество музыкальных программ, художественных экспозиций и творческих отчетов в одном большом, продленном на месяцы событии. Явление это уникальное. Во-первых, потому что приезжают принять в нем участие люди со всего мира, причем очень многие – бесплатно, и эти своего рода волонтеры – истинные Мастера Искусств, да-да, с двух больших букв: даже не по регалиям (хотя есть среди них и именитые), а по степени продвинутости в своем жанре. И это, как вы могли подумать, вовсе не только евреи: Сезон культуры задуман как не просто международный – он ещё и межнациональный. Великолепный тому пример – концерт в рамках Иерусалимского фестиваля духовной музыки. Перец и Марк Элиаху, отец и сын, играют в составе необычного квартета тар-гитара-бас-перкуссия не просто духовную (или, как было обозначено в афише, сакральную) музыку – некое необычайное соединение классических этно-мелодий и современной аранжировки, создающее эффект, простите за сравнение, поистине наркотической медитативности. А в качестве приглашенного исполнителя у этого ансамбля – замечательная молодая певица Севда из Азербайджана, создающая многослойные и эмоциональные вокальные композиции опять-таки на национальной, этнической основе: очень-очень разной - семитской, тюркской, персидской. А если вы еще представите, что происходил этот концерт в странных, непривычных «интерьерах» пещеры под башней Давида у входа в Старый город, то сможете, надеюсь, оценить синтетичность искусства, которое нам продемонстрировали.

Но возможен и иной, абсолютно классический (и исполнявшийся в классическом же концертном зале YMCA) музыкальный «мессидж»: когда русскую классику – от Чайковского, Глинки и Мусоргского до Губайдуллиной - просто мастерски интерпретируют израильские исполнители. И убеждаешься: нет «старого» и «нового» искусства, нет «национального» и «наднационального» - там, где есть Искусство. В этом, мне представляется, и заключена подлинная «европейскость» нового арт-образа, который сейчас примеряет Иерусалим.

Или танец. В нем подчас можно выразить, высказать неизмеримо больше, чем, например, даже в «говорящем» сценическом действе. Мы в танц-классе Vertigo Dance group. Идет разминка, в которую вовлекают и нас, гостей: в произвольно, случайно выбранной паре ты двигаешься с закрытыми глазами по залу  под «теплую», расслабляющую музыку, ощущая пальцы, ладонь партнера/партнерши, и вы доверяете друг другу, вы ведете друг друга – по диктуемому музыкой и вашими телами маршруту танцу… или по жизни? Пластика, располагающая к взаимодоверию – это важная часть идеологии группы, для которой танец – не только самовыражение, но и попытка понять: мне – тебя, тебе – меня. То есть другого. А когда музыка закончится, вы откроете глаза, посмотрите на партнера/партнершу – и с нежностью его обнимете.

Потом молодые артисты покажут вам каждый свое танцевальное послание, расскажут о группе, о ее участии в танцевальном фестивале, и никого не удивит в этом рассказе, например, тот факт, что эти еврейские парни и девушки учат танцу и пластике детей и бедных палестинских семей – бесплатно, конечно. Потому что искусство – это единственный, пожалуй, путь к доверию, а может и (вдруг!) к любви сквозь свалки агрессии и ненависти в нашем несовершенном мире.

Да, пластикой, а особенно музыкально аранжированной, можно выразить то, что не передать словом. Впрочем, с этим моим утверждением наверняка не согласятся ребята из арт-коллектива Nose, с которыми мы познакомились в центре Designers in the City – на бесплатной площадке для молодежного творчества. Они – практически «на коленке» - выпускают небольшие, на ладони умещающиеся, абсолютно некоммерческие иллюстрированные и очень юморные журнальчики, идущие нарасхват в иерусалимских клубах, ресторанчиках и прочих тусовочных молодежных местах. Пишут обо всем, что происходит на планете по имени Искусство – в Израиле и за его пределами, о российских (с международным резонансом) реалиях в том числе. С радостью констатирую: после нашего общения  Nose стал выпускаться не только на иврите и английском, но и на русском языке.

С ними наверняка солидаризируется в этой любви к слову и Muslala group, которая в рамках программы Musrara neighborhood соединяет в своих перфомансах слово и изображение, граффити и традиционный плакат. Причем работы ребят увидеть и ортодоксальных иудейских районах, и в арабских, и в сефардских. Объединяемые искусством, люди ищут пути доверия друг к другу.

Кстати, еще один из путей доверия – совместная трапеза, и в этом кулинария сродни искусству, как бы его «двоюродная сестра». Еврей-гид Рафрам Хадад, ничуть не смущаясь и не чинясь, водил нас по мелким и на вид невзрачно-затрапезным арабским забегаловкам Старого города: вот тут, в «Абу Тахире», самый вкусный хумус, а разные кнафи («замазки») с овечьи сыром сейчас попробуем в «Джафаре». Кухня-то, на самом деле, общая – ближневосточная. Потому и сближает.

А как, оказывается, может работать на открытость и сотрудничество даже такое статичное творчество, как архитектура. Что интересно, в этом процессе поучаствовать способен любой – неважно, ты преуспевающий бизнесмен или скромный студент. В первом случае, ты, например, владеешь построенной еще в 1926-1927 годах виллой «Джаллат» с изысканными интерьерами, собравшими в себе раритеты (мебель и предметы быта) XIX-XX  веков. Но живешь ты тут – месяц-другой в году. И ты объявляешь свой иерусалимский дом открытым для всех: сюда водят экскурсии – причем бесплатные, рассказывая восхищенным посетителям об особенностях планировки, мебели и быте, которые ты любовно, не один год, тут воссоздавал. Потратил, конечно, немало денег. Но ведь совсем не обязательно для того, чтобы на этом заработать! А просто самому порадоваться время от времени, но главное – чтобы люди знали, видели, прониклись! Таких «Открытых домов» (это имя получил проект) в Иерусалиме 110. Их посещают около 70 тысяч человек в год. И это, кстати, не только обычные жилые особняки: есть и резиденция премьер-министра, есть и хостел.

Ежели нет у тебя своей роскошной собственности, а ты, скажем, студент Академии искусств, еще лучше группа студентов или молодых художников из кибуца, то вы находите заброшенное строение или несколько строений - например, бывшую агрошколу для девочек:  ее уже выселили, но снести здание пока руки не доходят. Это же прекрасная площадка для творчества – в самых разных формах! Можно на развалинах создать некий дизайнерский проект, можно устраивать тут концерты, поэтические вечера. Словом, создавать своими руками свой художественный мир – и приглашать в этот  мир гостей.  Проект называется «Пустой дом», но он ведь тоже своего рода открытый дом.

Что говорить, искусство и впрямь рождается из самых неожиданных идей: там, где была когда-то граница с Иорданией, линия огня, летели пули и рвались снаряды, теперь стоит художественный музей, всеми выставленными работами призывающий к добру и состраданию, миру и любви, и его экспозиция постоянно обновляется и умножается. Или бывший лепрозорий  Hensen Hospital (только не пугайтесь – он перестал принимать прокаженных еще в 1948 году) можно переоборудовать в музей медицины прошлого века и окружавшего ее быта. Предметом искусства – «музеем самой себя» - способна стать и старая типография, где до сих пор используются линотип, фотоклише и где стоят талеры с металлическими строчками набора.

И все же сердцем Иерусалимского Сезона культуры мне увиделся именно Музей Израиля, чья гигантская, духовно многослойная, заполненная насколько историей, настолько и современностью территория – ко всему, еще и сама по себе является произведением искусства. Здесь расположен огромный и потрясающий своей детальностью макет Старого города периода 66 года н. э. И, одновременно, здесь построили супер-модернистский круговой павильон из силиконовых волокон, в котором продемонстрировала свои 10 видео-инсталляций мировая звезда Рон Арад. Здесь же собрана великолепная коллекция живописи и других изобразительных искусств – национальных и тех, что принадлежат миру. И замечательные образцы обустройства синагог в разных странах – с общей атрибутикой, но непохожими интерьерами. А всего в Музее Израиля примерно полмиллиона экспонатов! Экспозиция живет, меняется – несколько раз обновлялась она и по ходу Сезона культуры.

Собственно, культура всегда принадлежит миру – даже самая этно-окрашенная, неважно, на каком языке говорящая. И пирамиды майя волнуют нас так же, пожелтевшие свитки Метрового моря в Музее Израиля. Не придумал человек иного языка взаимопонимания и любви.

Создается новый образ Иерусалима - одного из европейских культурных центров
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2