Воскресенье 24 июня, 19:06
Пасмурно + 22°
Альтистка из Южной Кореи Гюён Хван.

Почему иностранные студенты едут к нам учиться музыке

Фото: Ирина Сапрыкина, "Вечерняя Москва"
Как и зачем учатся ребята из Греции, Китая, Японии, Литвы и Украины, узнала юнкор «Вечерки».

Юнкоры «Вечерки». Встречаем! Проект «Московский подрост'ОК!» запущен!

Инициативные и юные корреспонденты «Вечерней Москвы» пока учатся в школе, но уже делают первые шаги к тому, чтобы стать настоящими акулами пера. Юнкоры «Вечерки» пишут для своих сверстников. В возрасте 13-14 лет слова взрослых воспринимаются с трудом, а донести свою точку зрения, наоборот, кажется очень важным.

Наши юнкоры ежедневно будут рассказывать своим сверстникам о самых интересных городских событиях и развлечениях для подростков, писать на близкие для них темы. Бригаду начинающих журналистов набрали из самых активных слушателей школы юного репортера «Новый фейерверк», которую недавно открыл главный редактор «Вечерней Москвы» Александр Куприянов.

В Московской Консерватории имени П.И. Чайковского студенты из самых разных уголков мира становятся настоящими виртуозами. Их не пугают ни московские пробки, ни холод, ни непростой русский язык.

Наша столица в XIX-XX веке была одним из музыкальных центров планеты. Сегодня Москва продолжает нести это гордое звание. Подтверждением этому является востребованность у студентов учебных учреждений, в том числе и Консерватории имени П.И. Чайковского. Шесть молодых музыкантов-виртуозов: пианистка из Украины Елена Дмитриева, вокалистка из Китая Янь Мяо, альтистка из Южной Кореи Гюен Хван, греческая скрипачка Элли Папагригориу, еще одна пианистка Кеко Соэдзима из Японии и виолончелист из Литвы Робертас Грод приехали учиться исполнительскому мастерству.

Почему приехали учиться в Москву?

Елена: Это мировой центр классической музыки! Здесь учатся и работают одни из самых лучших музыкантов. Наверное, все со мной согласны. (Все синхронно кивают). Ради этого можно пережить расставание с родными.

Гюен: В Корее нет университетов для музыкантов. Музыкальных школ очень мало.

Русский – тяжелый язык. Трудно было его выучить?

Кеко: Это просто ужас. В первый год я не понимала ничего. Сейчас проще. Но все равно на 100 процентов язык не знаю.

Робертас: Да ладно вам. Язык не очень-то и важен. (Все смеются) Ну а что? Это музыка, можно и спеть профессору, например. Все можно объяснить.

Элли: Наверное, тем, кто из Азии трудновато, а европейцам легко. (Ребята согласно кивают)

Сложно было поступать? Что сдавали?

Гюен: Специальность, кто прошел, тому гармония и сольфеджио. Финальный экзамен – по русскому. И наконец, кто и это сдал, тот студент.

Элли: Для того, чтобы, как следует подготовиться, для иностранцев существует подготовительное отделение. Только после этого поступить в Консерваторию реально.

Елена: У меня другая ситуация. Я учусь вместе с российскими студентами. Пришлось проходить отборочный этап на Украине за право получить бесплатное место здесь. Потом приехала сюда и наравне с русскими сдавала все экзамены кроме русского и литературы.

Янь: А нам приходится платить 10 тысяч долларов в семестр. Все расходы – на семье.

Элли: Поэтому мы нигде не подрабатываем. В этом разница между российскими студентами и иностранными. Как только русский поступает, он сразу ищет себе работу. Мы же платим такие деньги, что приходится задумываться о том, что получишь в итоге. Даже не хочется тратить время попусту.

Во сколько лет вы начали играть и почему?

Робертас: В шесть. Мама отправила.

Элли: В пять. Вообще я хотела играть на скрипке с трех. Но в Греции не было таких маленьких инструментов. Подходящий нашли лишь через два года.

Янь: В пять. Занималась танцами, там был рояль. Я попробовала на нем играть, а потом сказала родителям: «Надо покупать!». В 14 начала заниматься вокалом.

Сколько часов в день занимаетесь?

Кеко: Перед концертом можно взять отгул и весь день провести за роялем. А обычно, как выходит. В среднем пять часов.

Приобщаете российских друзей к своей культуре?

Кеко: Единственное, что интересует моих друзей – это японская кухня (все смеются). Только и делаю, что показываю им, как готовить суши, мисо суп. А они варят мне борщ.

Элли: Я только греческие блюда готовлю.

А какие?

Робертас: Греческий салат. Это очень сложно (все смеются).

Элли: И его тоже. Еще учу подругу говорить по-гречески.

Гюен: Я тоже готовлю друзьям корейские блюда. Они уже на них подсели. Один мой друг даже просил привезти ему пасту, которая продается только у нас. Фирменный рецепт – кембаба. Это как японский ролл только без рыбы. Русские всегда путают. На водоросли кладем рис без уксуса, сверху порезанные морковку, яйцо, кимчи, огурец. Заворачиваем и едим без соевого соуса.

Что нравится в Москве, а что – нет?

Элли: Это большой город, много возможностей. Каждый день – концерт. В Греции такого нет.

Гюен: Еще круто, что мы можем проходить на многие мероприятия бесплатно или с большой скидкой – по студенческому билету. Еще нравится ваше метро. В Корее схема местного метро такая сложная. Легко запутаться. Из одного в другой конец ветки ехать целую вечность. А в московском метро - каких-то полчаса. Корейские поезда приходится долго ждать. Одна морока.

Кеко: Вот только московские пробки – это ужас.

Элли: Все москвичи какие-то серьезные. Не улыбаются, все время спешат.

Есть любимые места в Москве?

Робертас: Общага.

Гюен: Китай-город (смеется).

Янь: Красная площадь.

Кеко: Патриаршие пруды, там очень красиво.

Элли: Парк Горького.

После окончания учебы вы уедете или останетесь?

Элли: В России у музыкантов низкие зарплаты. А нам нужно компенсировать наши расходы на учебу в России. Может, поеду в Европу или в Штаты.

Кеко: В любом случае после учебы в Московской Консерватории нам не придется искать работу. Оторвут с руками.

Прямая речь

Декан историко-теоретического факультета, профессор кафедры истории зарубежной музыки Московской Государственной Консерватории имени П.И. Чайковского Ирина Коженова уверена, что главное в работе с иностранными студентами – научиться понимать друг друга.

- Популярна ли в мире Московская Консерватория?

- Диплом Московской Консерватории ценится во всем мире. Мы выпускаем профессионалов высокого уровня. У нас в стране давно сложилась оптимальная система музыкального образования школа-колледж-вуз, система выстроенная и эффективная. В мире не принято работать с учениками так много, как у нас.

- Из каких стран приезжают студенты?

- Сейчас преобладают студенты с Востока. Учатся и испанцы, и французы, и латиноамериканцы, и африканцы. Они очень одарены музыкально. После окончания большинство преподают, некоторые становятся министрами культуры в своих странах.

- Как за последние годы изменился студент консерватории?

- Принципиальных перемен нет. Но интеллектуальный уровень падает, сужается кругозор. Это происходит и с россиянами и с иностранцами. В исполнительской сфере проблем нет, к нам приходят подготовленные люди. Общего образования же не достает, многих вещей они не знают. Выход из положения есть всегда, нельзя терять надежду! Надо заниматься, читать, узнавать новое. Всем всегда интересоваться, не быть равнодушным. Это бесконечный процесс, но за этим молодые люди сюда и поступают.

Альтистка из Южной Кореи Гюён Хван.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2