Понедельник 25 июня, 16:06
Слегка Облачно + 22°
Максим Никулин уверяет, что возглавляемый им Цирк на Цветном работает как швейцарские часы, поэтому проявлять жесткость по отношению к сотрудникам ему приходится крайне редко

Максим Никулин: Манеж — вот бог, которому мы служим

Фото: PHOTOXPRESS
К новому сезону, который откроется 19 октября, Цирк на Цветном бульваре подготовил уникальную программу. В проекте «Снова вместе на Цветном» примут участие артисты из всех бывших союзных республик.

В интервью «Вечерней Москве» директор цирка Максим Никулин объяснил, что эта программа — не ностальгия по старым временам, а искреннее желание артистов сотрудничать.

Максим Юрьевич, чем удивит публику проект «Снова вместе на Цветном»?

В этом году исполняется 90 лет со дня образования СССР.

Большой театр, спорт и цирк — вот то, что всегда представляла на экспорт наша общая родина. Мы решили вспомнить то хорошее, что было в советское время, — дружбу людей разных национальностей. Для нас было важно, чтобы приехали артисты из бывших союзных республик и вышли на арену со своими номерами. Сегодня они работают в своих государствах, все привыкли вариться в своем соку. Собрать их было непросто, потому что есть границы, таможни, прочие «рогатки», но мы это преодолели.

Артисты уже репетируют.

Сегодня так много развлечений! Как вы думаете, почему людей по-прежнему привлекает цирк?

Действительно, сфера досуга сегодня огромна — есть Интернет, спутниковое телевидение. В Москве богатейшая культурная жизнь — концерты, спектакли. И то, что люди все равно вспоминают о цирке, это здорово. Мне кажется, причина интереса к нему в том, что все уже наелись виртуальным. Хочется настоящего. В цирке нет спецэффектов, фотошопов и фонограмм. Здесь все без дураков и никто не халтурит.

Почему сейчас нет великих клоунов уровня Юрия Никулина?

Есть хорошие клоуны! Например, Володя Дерябкин. Он работает на ура, как мы говорим — рвет зал пополам. Есть Алексей Емелин, группа «Микос». Сегодня много выдающихся артистов. Они не хуже, чем те, кто работал в советские времена. Просто тогда имена делали. Этим занималось государство. Это было важно и в политическом, и в экономическом плане. Советский цирк отчислениями с гастролей содержал весь Госконцерт. Сегодня интереса у государства к цирку нет. Когда он появится, появятся и деньги, и люди, которые захотят вложиться и помочь.

Чем вам запомнились годы детства? Знаю, в вашем доме всегда было много интересных гостей…

В детстве я видел родителей не чаще трех месяцев в году, остальное время они проводили на гастролях. Когда они были в Москве, это было счастье для меня. Спектакли в цирке заканчивались в девять часов вечера, а в одиннадцать к нам, в коммуналку на Арбат, приходили гости, все собирались за столом. И мы со старшим двоюродным братом сидели и слушали взрослые разговоры. И молчали, чтобы нас никто не прогнал спать. Люди были уникальные, штучные: Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, Булат Окуджава, Виктор Некрасов. Все были молодые и куражливые. Сегодня это столпы. А для меня они были просто «дяди и тети». Была оттепель, 60-е годы. Все были в какой-то эйфории, говорили об искусстве, о жизни, о любви. Хотя я принадлежу к другому поколению, но тоже ощущаю себя шестидесятником.

Трудно руководить таким знаменитым цирком?

Тут все работает как швейцарские часы. Представьте корабль в открытом море. Рулевой у штурвала, штурман прокладывает курс, матросы драят палубу... А зачем капитан нужен? Только на случай катастрофы. Тогда он за все отвечает. Как руководитель я могу быть достаточно жестким. А отец никогда никем не руководил. От него исходили какая-то особая сила, доброта, любовь к артистам, увлеченность делом, ответственность, честность.

Когда он хотел кого-то отчитать за ошибку, я уходил из кабинета, потому что не мог этого видеть. Я начинал смеяться: отец переживал больше провинившегося, прятал глаза, краснел, терял дар речи и вздыхал: «Ну что же ты! Как же так!» Понимаете, он был над всем. У него были контакты на самом высшем уровне. Отец был стеной, за которой могли укрыться все в случае цунами. У меня калибр поменьше. Но я могу эксплуатировать свою фамилию и делать что-то полезное для цирка. И конечно, самое главное наше достижение — что мы сохранили в цирке особую энергетику. Всех, кто здесь работает, объединяет манеж. Это бог, которому мы служим.

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2