Вторник 19 июня, 13:06
Гроза С Мелким Дождём + 23°
Фильм режиссера Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву» отмечает 30-летие со дня выхода на киноэкраны страны.

Роман Балаян: Высокомерие и тщеславие сделали меня кинорежиссером, но в театре я был бы более интересен

Фото: Агентство «Фото ИТАР-ТАСС»
Фильм режиссера Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву» отмечает 30-летие со дня выхода на киноэкраны страны.

Корреспондент «Вечерки» встретилась и побеседовала с известным режиссером.

– Роман Гургенович, самый, пожалуй, известный ваш фильм, день рождения которого мы сегодня отмечаем, рассказывал о кризисе среднего возраста мужчин, в общем, о правде жизни. А правда, что сейчас вы планируете снимать мистическую ленту об ангелах?

– Планировал. А когда подали заявку, выяснилось, что Люк Бессон опередил — снял фильм «Ангел A», и продюсеры потребовали, чтобы я поменял начало. Я попытался, но быстро почувствовал фальшь и не захотел продолжать работу. Хотя недавно услышал, что Госкино было не прочь поддержать мой замысел.

– Раз уж мы с вами коснулись «ангельской» темы... Недавно один ваш коллега сказал: мол, какой человек, такой у него и ангел-хранитель, ведь он зеркальное отражение хозяина.

– Это невозможно! Ангел-хранитель есть даже у преступника, у самого отвратительного мерзавца. И он пытается оберегать лучшие чувства, но человек есть человек, который не останавливается в своем протесте и упорстве. Но ангел-хранитель никогда не оставляет человека совсем одного, никогда...

– Вы живете в Киеве. Скажите, украинский кинематограф ощущает поддержку государства?

– Беда современного украинского кино в том, что, к сожалению, ни один из президентов — ни прошлый, ни нынешний — до конца не понимает мирового значения кинематографа.

– На ваш взгляд, каков уровень актерского мастерства современного российского кинематографа?

–  У актеров старой школы уровень остался высокий, а у молодых, увы, исчезли замечательные паузы. А пауза — это тайна...

– Вашим любимым актером попрежнему остается Владимир Машков?

– Владимир Машков — блестящий актер, а человек он еще лучше... Очень порядочный, очень сильный, очень верный. Я полюбил Машкова как человека, когда во время съемок фильма «Две луны, три солнца» узнал, что в 22 года он остался без родителей. Володя, что называется, сам себя сделал. А брутальность Машкова — от внутренней ранимости. Ни одно внешнее поведение человека не может соответствовать его внутреннему состоянию, поэтому ни одно интервью не может быть полностью откровенным. Например, я подбираю слова, чтобы выглядеть умнее, чем есть на самом деле.

– Однажды вы скромно заметили: «Скажете обо мне, что я не без способностей, вы меня не обидите»...

– В 1979 году я понял, что не буду тем режиссером, которым себя возомнил. Ведь в 25 лет я думал, что переплюну Эйзенштейна, снявшего свой знаменитый фильм в 26 лет. Потом осознал, что есть масса куда более интересных режиссеров, чем я. Да, у меня есть своя ниша, и когда я осознал это, мгновенно стал добрее относиться к людям. Да, потом я снял картины «Полеты во сне и наяву», «Храни меня, мой талисман», «Ночь светла» и другие, но это ничего не значит...

– Роман Гургенович, у вас слава непревзойденного рассказчика анекдотов...

– Я вообще хороший рассказчик. Так, как я рассказываю о своих замыслах актерам, рассказать никто не сможет. Но воплощаются они, отчасти из-за моей лени, не всегда успешно. Не люблю ожидания погоды, техники... Я был бы более интересен в театре, когда режиссер сидит в четвертом ряду и руководит, но высокомерие и тщеславие привели меня в кино... Ведь во ВГИК раньше поступали те, кто считал себя гениями. Тогда как в театральные институты поступают люди, которые хотят служить театру.

– А как вам эксперименты молодых кинематографистов, в частности режиссера Валерии Гай Германики, работу которой «Все умрут, а я останусь» вы оценивали на фестивале в Выборге?

– Эта девушка мне интересна. А Сергей Шнуров, я его видел в фильме Бориса Хлебникова «Пока ночь не разлучит», любопытен — у него самые грустные на свете глаза и самое непристойное поведение. А в Германике, как ни удивительно, ничего цепляющего нет. Хотя кино и не должно быть похоже на создателя. Так, к примеру, мои фильмы не имеют со мной, режиссером Романом Балаяном, ничего общего. Вы можете мне не поверить, но в жизни я очень увлекающийся, жутко заводной человек.

– Чего не скажешь о героях ваших фильмов...

– Вот именно. Заметили, они у меня все как на подбор — слабаки или натуры рефлексирующие... В отличие от них я себя в обиду никогда и никому не дам.

– А зачем же тогда делаете таких персонажей героями своих картин?

– Все очень просто: по жизни мне близки супермены, тогда как в кино я их терпеть не могу! Ну и что же, скажите, здесь непонятного?

Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2