Среда 20 июня, 12:06
Слегка Облачно + 20°
Сергей Самошин

Эту дату – 20 октября 1941 года – не принято вспоминать, а тем более отмечать. Хотя во многом для меня это переломный день в великой битве не только за Москву, но и во всей Великой Отечественной войне. Потому что дрогни тогда столица, и кто знает, на какой поворот обречена была бы история.

За четыре дня до этой даты Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». Город должны были покинуть правительство, Генштаб, наркоматы, посольства и прочие учреждения, следовало заминировать электростанции, мосты и метро (исключая водопровод и канализацию), а рабочим и служащим выдать сверх нормы по пуду муки или зерна и зарплату за месяц вперед.

Почти сразу после этого перестало работать метро, остановились трамваи, закрылись булочные. Столкнувшись с такими реалиями, часть москвичей испугалась и дрогнула. Многих охватил страх. Бросив жилье, толпы бросились с узлами и чемоданами на восток и юг. Какая там оборона, если заводы закрыли, рабочих распустили, если не роют больше траншей, если молчат руководители государства, а бои идут уже на самых подступах к городу?

Вот что рассказывала «Вечерка» – единственная городская газета, ни на один день не прерывавшая выпуск номеров в годы войны - о нападении мародеров на беженцев в заметке «Перед лицом военного трибунала». «Утром 18 октября на окраине города проезжали грузовики с эвакуированными. Дворник Абдрахманов с компанией напал на грузовик, забросав его камнями. Когда машина остановилась, они вытащили из нее пассажиров, избили их и растащили вещи. Милиция с помощью граждан задержала 15 бандитов. Зачинщиков нападения трибунал приговорил к расстрелу».

Этот период «разброда и шатаний» продолжался до 20 октября, когда газета «Правда» публикует постановление ГКО о введении в Москве и прилегающих к городу районах осадного положения. Руководство обороной столицы было поручено генералу армии Георгию Жукову.

Вот только часть заголовков передовицы «Вечерки» в тот день. «Стальной стеной встанем на защиту Родной Москвы», «Все силы на отпор врагу», «Будем соблюдать революционный порядок», «Не пожалеем жизни в борьбе за Москву», «Стальные пути держать в образцовом порядке», «Рабочие место – боевой пост»…

К тому времени было эвакуировано почти два миллиона жителей. Но большинство остались и готовились к защите города. Многие ушли на фронт. По убеждению. В основном, в составе дружин народного ополчения. Их обучали ведению уличных боев быстро и просто: «Вот тебе, товарищ, граната, винтовка и патроны. Твой дом – угловой. Обороняй его стойко, а сигнальщиков сразу пускай в расход».

Москва приобрела облик военного города: улицы пересекли ряды противотанковых «ежей», окна витрин центральных улиц заграждали мешки с песком, появились военные и милицейские патрули. И останавливали немецкую группу армии «Центр» регулярные войска, и в том числе ценой многочисленных мирных жизней защитников города. И не сдали Москву. И не собирались. Только подумайте, какой боевой дух царил в городе, какая была сила духа, если в те грозные дни Москва берет и открывает 29 октября «Мюзик-холл» с джазом, кордебалетом и дуэтом комиков Бим-Бом!

Такой город  не мог быть повержен!

Вечная память всем защитникам города!

И еще. На 1 января 1995 года было 1 028 600 человек – награжденных медалью «За оборону Москвы». Год назад в Москве их осталось 6,5 тысяч, да в России – 6407 человек, и в странах СНГ и Балтии — 2715 ветеранов. Менее одного процента! Как же безжалостно время! И мы с ним, порой. Увы. Просматривая интернет, наткнулся на огромное количество сайтов и ссылок о том, где и сколько стоят награды! Медаль «За оборону Москвы» оценивают в 25-40 евро. Как это больно и обидно! Какое же это кощунство! Как же люди быстро забывают грозные страницы своей истории...

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2