Вторник 19 июня, 13:06
Гроза С Мелким Дождём + 23°
Корреспондент «Вечерки» на один день стал помощником водителя поливальной машины, и внес свою лепту в помывку города.

На улицы Москвы вылили 200 тонн шампуня

Фото: Наталья Феоктистова, "Вечерняя Москва"
«Вечерка» спросила у экспертов, насколько «Чистодор» безопасен для людей и машин.

Свой профессиональный праздник дорожные рабочие отметили ударным трудом. На улицы города выехали сотни поливочных машин, чтобы как следует отмыть улицы от пыли, бензина и масла. К этому времени во всех столичных округах закончились работы, связанные с ремонтом дорожных покрытий.

- Мы моем «чистодором» улицы города два раза в год, осенью и весной, - рассказала пресс-секретарь департамента ЖКХ и благоустройства Москвы Марина Орлова. - Многочисленные исследования показывают, что, к сожалению, промышленная жизнедеятельность города не может не сказываться на экологической ситуации. Количество автомобилей в городе постоянно растет: еще недавно говорили о цифре в 3,5 миллиона машин, на сегодняшний день их уже четыре миллиона. Асфальт – пористая структура. Представьте, сколько вредных вещество она хранит. Если смыть все это улучшается сцепление колес автомобиля с дорогой, а значит – ездить будет безопаснее. Кроме того, реагенты, высыпанные на чистый асфальт, лучше растворяют лед. Да и разметка, нанесенная на чистую дорогу, будет более долговечной.

«Чистодор» - дорого, но нужно

Корреспондент «Вечерки» на один день стал помощником водителя поливальной машины, и внес свою лепту в помывку города.

- На улице Ляпунова вы должны быть не позднее шести часов утра, - проинструктировала меня по телефону Юлия Соболева – начальник дорожной службы компании «Спектр». – Если опоздаете – ждать не будем, работаем строго по графику.

За десять минут до назначенного срока я был в назначенном месте, на юго-западе Москвы. Меня встретил коренастый мужчина в теплой куртке и джинсах.

Черные с легкой проседью волосы, аккуратно подстриженные усы, на смуглом лице почти нет морщин. Владимиру Дубровину 48 лет, но выглядит он значительно моложе.

Оглядев меня снизу доверху, «шеф» спрятал улыбку в уголках губ, деланно нахмурился и выдал спецодежду дорожного рабочего – зеленый жилет.

- Одевай. Сегодня ты дорожник. Кстати, молодец, что не опоздал, у нас это не приветствуется. Я даже в выходные встаю в пять утра – привычка. Ладно, не стой без дела, подай-ка мне из кабины «чистодор», - дал мне указание водитель. – Уже пора выдвигаться.

Я достал с пассажирского сидения канистру со специальным шампунем, и подал Владимиру. Большими мозолистыми руками он открутил специальную крышку на цистерне поливомоечной машины и дал очередное указание.

- Заливай сюда. В цистерне машины 12 тонн воды, значит, лей эти две шестилитровые канистры. И смотри, аккуратнее, не проливай мимо! Знаешь, сколько стоит один литр «чистюли»? Больше 180 рублей!

Я аккуратно заливаю «чистодор», и интересуюсь у водителя, были ли случаи воровства такого дорогого шампуня?

- Теоретически «чистодор» конечно стянуть можно, но не больше канистры. И кому она нужна, скажи? Никто не станет покупать у тебя пять литров, это вещество нужно в гораздо больших количествах, - объяснил мне дорожник. – Да и к тому же, кому у нас воровать? Мы честные люди, работяги. Нам ничего чужого не надо.

Поговорив со мной, Владимир дает напутствие напарнику, который поедет первым.

- Терентьич, ты, главное, особо не гони, - инструктирует Дубровин. – Промоем хорошенько, и назад. Да и вон, видишь,  «помощник» у меня, так что, несколько раз будем делать остановки.

Владимир проверяет, не спущены ли колеса, с тревогой смотрит на часы.

«Шеф» приглашает меня в надраенную до блеска кабину, вставляет в магнитолу диск Высоцкого, и под хриплый голос барда, мы выезжаем на утренний Ленинский проспект.

Субботний город спит. Небо только-только начинает светлеть, но сразу понятно, что день будет пасмурным. Проезжая часть хорошо освещена фонарями, сверкают витрины пока еще закрытых магазинов. Первый утренний троллейбус тормозит на остановке, но там пока нет ни одного пассажира.

Я интересуюсь у дорожника, проходят ли водители перед рейсом медицинский осмотр.

- А как же, - удивляется мужчина. – И медики смотрят, и в «трубку» дышим. Но последнее, кстати, совсем необязательно. Пьющие люди на такой работе не задерживаются.

По словам Дубровина, он работает в «Спектре» уже более 10 лет.

- Я сам из Рязани, жена там сейчас, - рассказывает Владимир. – Раньше работал в колхозе, но его в начале 90-х закрыли. А в других местах водители не требовались, вот я и уехал в Москву. Так и тружусь. Летом – мою улицы, зимой убираю снег. Я люблю свою работу, и привык к ней.

Перед тем, как начать мыть улицы, мы останавливаемся, и мужчина проверяет оборудование поливальной машины.

- Ну-ка, зажми здесь. Идет жидкость? Нет? А сейчас? Отлично. - «Чистодор» попадает мне на руки, о чем я встревожено сообщаю своему «начальнику».– Ну и что? Не трусь! В нем даже мыться можно – безвредный, абсолютно. Знаешь, сколько испытаний прошел? Ээээ, брат… Ни с людьми, ни с животными, ни с автомобилями от него ничего не произойдет. А вот дороге польза – шампунь отлично отмывает масло, бензин, остатки резины… Даже пыль отталкивает. Как? Да он с антистатиком. 

«КамАЗ» выезжает на проспект 60-летия Октября. Именно отсюда мы и начнем мыть асфальт. На часах уже четверть седьмого, но пока автомобилей практически нет – улицы пустынны. Изредка нас обгоняют такси. На остановках стоят сонные люди, которые, при виде поливочной машины, быстро отскакивают от дороги. Выруливаем в среднюю полосу.

- Смотри, Терентьич будет мыть правую сторону, а мы левую, - объясняет Владимир. – В итоге, вся дорога будет чисто вымыта. Да и движению не помешаем – нас всегда можно будет без проблем обогнать.

Дубровин просит меня нажать кнопку, а сам в это время опускает специальный рычаг. После этого из форсунок с шипением вырывается струя жидкости. Напор очень сильный – лежащие на обочинах листья разлетаются в разные стороны, струи воды с «чистодором» попадают на редкие машины проезжающие мимо. Интересуюсь, не возмущаются ли такой принудительной помывке автолюбители.

- А как же, ругаются, и не раз. В основном, дорогущие иномарки, водители которых думают, что они «короли мира», - на лице мужчины появляется грустная усмешка. – «Зачем ты меня облил?! Я только что из мойки!». А улицы что, мыть не надо?! Странный народ. Да и пешеходы попадаются нервные. Я одному, случайно, облил ботинки, так он мне в боковое стекло бутылку кинул! Хорошо не попал! Ведь машина-то новая, жалко. Чуть больше года назад их купили, ездить – одно удовольствие, да и поломок еще не было. Только вот пассажирская дверь плохо закрывается. Но это не проблема – будет свободная минутка, я починю.

На несколько минут в машине

Мы доезжаем до станции метро «Калужская», останавливаемся и выходим из кабины. К нам подходит молодой человек, спрашивает время и просит у Владимира зажигалку. Мы вновь проверяем оборудование, разворачиваемся и едем обратно – к улице Ляпунова по другой полосе, обильно поливая ее «чистодором».

- Мы работаем вахтами – по 15 суток, - рассказывает Владимир. – Потом разъезжаемся по домам, а через полмесяца снова в Москву, на работу. Знаешь, условия очень даже приличные, работать можно. Деньги платят нормальные – в месяц 30 – 40 тысяч выходит. Семье помогаю – у меня сын и дочь, да и на себя остается. «Приору» вот недавно новую купил. А москвичей среди нас почти нет. Я не понимаю почему, может быть, наша профессия считается непрестижной? Я слышал, что сейчас вся столичная молодежь идет в адвокаты и экономисты. Но мне кажется лучше работать дорожником, чем целый день сидеть в душном офисе, уставившись в экран компьютера. Впрочем, это на любителя.

Я  спрашиваю разрешения порулить, но получаю категорический отказ – для езды на поливомоечной машине нужно сдать на права категории «С». Иначе будет грубейшее нарушение правил дорожного движения.

- Иди учись, а потом к нам, я тебе дам протекцию, - улыбается Владимир. – Сдалась тебе эта журналистика, тоже мне. Ослепнешь же от компьютера к 30 годам! Побереги здоровье!

Я интересуюсь, планирует ли Владимир отмечать свой профессиональный праздник.

- Конечно буду. Затоплю дома, в Рязани баньку, друзей позову. Может, даже сделаю исключение, и выпью сто грамм, ради такого случая. Мы – дорожники, и гордимся тем, что делаем город чище и удобнее людям. Закончив промывку улиц «чистодором» Дубровин сообщает мне, что хочет перекусить и часок полежать. Я интересуюсь, где он планирует это сделать.

Через четыре часа мы снова встретились, заправили машину обычной чистой водой и проследовали по привычному маршруту, смывая «чистодор» с дороги.

После окончания рабочего дня я поблагодарил своего «начальника», вернул ему красивый зеленый жилет и пожелал хорошо отпраздновать день дорожника. На прощание Владимир рассказывает мне анекдот.

Сидит водитель поливочной машины в баре, заказал бифштекс и картошку. Тут вваливается банда байкеров, забирают бифштекс, а картошку смахивают на пол. Водила молча расплачивается и выходит.

Один байкер:

-Это ж не мужик, а тряпка!

Официант:

- Он еще и водитель паршивый: сейчас со стоянки выезжал – все ваши мотоциклы раздавил.

Я смеюсь, мы обмениваемся крепким рукопожатием, и расстаемся.

КОММЕНТАРИИ

Алексей Чуяшев, заместитель генерального директора ЗАО «Спектр»:

- Наша компания занимается, в частности, строительством и ремонтом автомобильных дорог. В советское время в асфальт добавляли песок, что, конечно, плохо сказывалось на качестве – почти сразу появлялась колея, асфальт крошился, и срок его службы был низким. Сейчас дороги покрывают «щма» - щебеночно-мастичным асфальтобетоном. В асфальт добавляют гранитный щебень, с мастичной составляющей. Конечно, качество таких дорог на порядок выше – износостойкость увеличивается. Это достаточно важно в зимний период – меньше шансов, что на дороге образуется гололед. Также сейчас в асфальт добавляются дополнительные присадки, такие как «битрэк» и «унирем». Смысл этой технологии в следующем: в битум добавляется каучук, благодаря чему повышается износостойкость, а также улучшается сцепление колес с дорогой. Но это – одна сторона медали, никакой ремонт не может происходить без очень серьезного и грамотного контроля со стороны властей. За последние два года контроль был усилен, поэтому брака почти нет. Это подстегивает нас – подрядные организации к серьезному улучшению работ.

Алексей Яблоков, эколог, советник Российской академии наук:

- Я не химик, но как эколог могу сказать, что  абсолютно безвредных шампуней для дорожного покрытия просто не бывает. Надо взвешивать пользу, которую они приносят, и вред. Московские дороги обязательно надо мыть: они загрязнены маслами, автомобильными выхлопами, остатками покрышек...И для того, чтобы зимой посыпать их реагентами, асфальт обязательно надо очистить. А без специальных средств это невозможно.

Марина Орлова, пресс-секретарь Департамента ЖКХ и благоустройства города Москвы:

- Для коммунальных служб города зима никогда, просто никогда не приходит неожиданно. Весной мы читаем доклад, отчитываемся о прошедшей зиме, и сразу же начинаем готовиться к следующему зимнему периоду. Потому что объем работы колоссальный. Одна из основных задач – избежать гололеда на дорогах. И у нас это получается – мы мониторим прогнозы погоды, и если узнаем о том, что будет снегопад, очень быстро приводим всю снегоуборочную технику в состояние «боевой» готовности. Но, к сожалению, обычно сами водители забывают подготовиться к зиме – сменить покрышки, залить омыватель… И именно из-за этого и происходят пробки. Но винить в этом коммунальщиков нельзя. 

СТАТИСТИКА

В 2012 году на содержание московских автомобильных дорог общего пользования и искусственных сооружений было выделено 23 908,8 миллионов рублей, на обеспечение безопасности объектов автомобильного транспорта и дорожного хозяйства 808, 1 миллион рублей. Для того, чтобы помыть весь город необходимо 200 тысяч тонн шампуня.

Источники: Бюджет Москвы на 2012 год, Департамент ЖКХ и благоустройства

Корреспондент «Вечерки» на один день стал помощником водителя поливальной машины, и внес свою лепту в помывку города.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2