Вторник 19 июня, 20:06
Дождь + 21°
Евгения Коробкова

На самом деле Вероничку звали не Вероничка, а как-то по-другому. Может, даже Маша. Или Наташа. Никто даже не помнил, как именно. Но совершенно точно, что имя Вероничка она сама себе придумала.

Вероничка была «жертвой фанатичной любви», - так старые сотрудники газеты, сохранившиеся там еще с коммунистических времен, характеризовали ее новым сотрудникам, которые еще были не в курсе. Всю жизнь – а жила Вероничка уже довольно долго, она просидела в углу редакции, где сортировала по кучкам конвертики.

Когда все темы бывали уже исчерпаны, все косточки перемыты до зеркального блеска, рабочий день учетчицы писем заканчивался, а остальных сотрудников – еще нет, - коллеги осуждали и жалели Вероничку. С формулировками «сорок лет – ни ребенка ни котенка». «Как в шестнадцать лет села в этот угол, так до сих пор и не встала оттуда». И, конечно, «боже, какой ужасный внешний вид». Одевалась она точь-в-точь, как герой повести Уэллса «Человек-Невидимка». Носила огромные очки на пол-лица и огромное драповое в коричневую елочку пальто, из-под которого не было видно ни рук ни ног.

Попытки улучшить личную жизнь Веронички предпринимались старыми редакционными журналистками неоднократно. Накануне Дня святого Валентина ее даже пытались свести с заместителем главного редактора – некрасивым немолодым и неженатым человеком. И даже писали Вероничке какие-то послания и назначали стрелки. Но, вроде бы, она ему отвечала, что занята и у нее есть любимый человек. Кстати, кто имелся в виду под формулировкой «любимый человек» - все поняли. И даже не смеялись. Во-первых, интеллигентные люди собрались. Во-вторых – не смешно. Просто пожалеть.

Все знали. В несчастной ее судьбе повинно не огромное пальто в елочку, а мексиканская теледива Вероника Кастро.

Она влюбилась в Кастро сразу после премьеры «мыла» «Богатые тоже плачут». И с тех пор не расставалась с ней ни на секунду. Даже обзавелась наушниками, в которых крутила без устали записи голоса Кастро, ее песни и ток-шоу, которые впоследствии научилась скачивать с компьютера. Весь угол стены, где она просидела двадцать с лишним лет, был завешан постерами. Вероника Кастро с бокалом и словами «дай бог, не последняя», Вероника Кастро в образе Марианны Вильяреаль, Вероника Кастро в виде Дикой Розы в обнимку с Гильермо Капетильо. И еще какие-то разнообразные фотографии Вероники Кастро. Причем, на многих теледива была уже довольно немолодой, особого интереса для простой публики не представляла. Разве что для ценителей.

Свою стену Вероничка называла не иначе как «иконостас» и так без остатка растворилась в Кастро, что в редакции боялись даже разговаривать с Вероничкой.

Допустим, спрашиваешь: «Как дела», и слышишь в ответ:

- Представляешь, Вероника поссорилась с Кристианом...

И далее – часа на два с половиной – подробнейшая сводка новостей из жизни кумирши. Ибо судьба у актрисы не менее приключенческая, чем перипетии Марианны. И нет никаких приличных путей остановить эту ниагару сведений. Чтобы спастись, остается только невежливо уйти, недослушав, либо дожидаться, когда мимо пройдет кто-то и броситься к нему с криком: Василь Иваныч, ты покурить? И я с тобой.

И вот как-то раз с этой совершенно несчастной, Вероникой Кастро обиженной Вероничкой происходит следующее. Сидит Вероничка в своем углу. И вдруг - звонят по телефону. Она трубку берет. Слушает. Потом кладет. Потом идет к шкафу, надевает свое ужасное пальто в елочку и уходит, никому ни слова не говоря. Правда, одна пожилая и известная журналистка спросить успела: что случилось, Кастро родила, что ли. Но Вероничка ей ничего на эту шутку не ответила.

«Я на нее посмотрела и мне аж неловко стало. Она вся синяя, аж зеленая», - так рассказывала пожилая журналистка, когда все обсуждали, что случилось.

А потом, очень скоро, вся редакция узнала о Вероничке нечто большее, чем биографию Вероники Кастро.

Оказывается, у этой Веронички все это время была тяжелобольная сестра-инвалид. И в тот день, когда Вероничка унеслась из редакции – сестру срочно госпитализировали.

- Все это время перед нами находился потрясающий пример человеколюбия, - так говорила потом пожилая журналистка, когда вся редакция гудела, узнав, что было. – Ведь сестра Вероничкина была неизлечимо больна. Я лично спрашивала, и мне врачи говорили: мы не представляем, как она столько прожила. Это чудо. А знаете почему это чудо произошло? Потому что ей было интересно жить. Пока Вероничка сидела на работе, эта сестра учила испанский язык. Потому что она хотела переписываться с Вероникой Кастро. И когда ответа от нее дождались, - это тоже очень ее поддержало...

- В общем, это был героизм потрясающий, незамеченный нами в этой рутине, - заключила журналистка. И сказала, что обязательно напишет про Вероничку и ее сестру большую и хорошую статью.

Но потом она ушла на пенсию и как-то не собралась и не написала.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2