Понедельник 18 июня, 04:06
Дождь + 7°
Михаил Щербаченко

В далеком моем детстве водились конфеты, где на фантике была изображена девочка, дразнящая точно такой же конфетой собачку. Называлось это шоколадное лакомство «А ну-ка, отними!»

А вспомнилось мне оно, вы не поверите, в связи с принятием Государственной думой во втором чтении закона о контроле за соответствием расходов чиновников их доходам.

За неделю, прошедшую с момента думского голосования, народная молва активизировалась чрезвычайно. Народ радостно воспринял тот факт, что госслужащих федеральных, региональных и муниципальных ведомств обяжут разъяснять, откуда они взяли средства на покупку, если ее стоимость превышает доход семьи за три года.

Особое одобрение публики вызвала карательная мера: при выявлении несоответствия прокуратура через суд потребует обратить в доход государства незаконно приобретенную собственность.

В социальных сетях, телевизионных и радийных ток-шоу, газетных откликах и досужих разговорах граждане затеяли увлекательную игру «А ну-ка, отними!» (теперь вы уяснили конфетный след?). И с воодушевлением принялись придумывать ситуации, когда собачка так и не сможет урвать вожделенную конфету.

Хорошо, говорят одни, закон предписывает в придачу к покупкам чиновника учесть приобретения дражайшей половины и несовершеннолетних детей. Но вот отпрыски постарше, состоящие не на подконтрольной госслужбе, а, наоборот, в бизнесе, подарят папе с мамой трехсотметровую квартиру — где тут нарушение? Кто видел, что перед входом в банк папа передал сыну портфель? Да поймите, перебивают другие, суть не в размере расходов, а в объяснении доходов. Вот покойная бабушка продала перед кончиной семейную реликвию — бриллиантовый гарнитур времен Екатерины Великой.

Чек из ломбарда старушка потеряла, а деньги в тумбочку сложила, на них пять гектаров и куплены. Где тут криминал? А вот еще вариант, добавляют третьи: состоятельный приятель с безупречной налоговой декларацией предоставляет чиновнику крупный беспроцентный кредит. Скрепленный договором физлица с физлицом. На сорок, а лучше на семьдесят лет (правнуки разочтутся). На эти средства и приобретен пакет акций «Газпрома». Вопросы есть? Резвится народ, фантазирует.

Все-то ему интересно: и что решение о проверке госслужащего будет принимать его прямой руководитель (а вдруг они в доле или, напротив, шеф своего подчиненного сдать хочет?), и что при сборе материала анонимки рассматриваться не будут, зато основанием для проверки может послужить некая «достаточная информация» (батюшки, неужто старые времена возвращаются?)… А теперь я вам на полном серьезе так скажу: если уж широкие массы, не поместившиеся или не пожелавшие пополнить чиновный аппарат, столь щедры на выдумку ситуационных моделей, то у тех, кого напрямую коснется чрезвычайно важный, но, конечно же, пока не всеохватный новый закон, коллективный разум наверняка работает кратно интенсивнее.

И можно не сомневаться в его комбинационных способностях. Создают закон сотни людей, а придумывают, как его обойти, сотни тысяч. Разный, как ни крути, интеллектуальный потенциал.

А народ — его иной раз не поймешь. Ведь всей душой не любит он коррупцию, зло смеется над декларациями министров и губернаторов, где записаны садовые домики на шести сотках и однокомнатные квартиры на паях с женой. Но порой в виртуальной игре люди куда охотнее ставят себя на место не требовательного правоохранителя, а хитрого подозреваемого.

И, войдя в образ, радуются: нас голыми руками не возьмешь, не на тех напали. А ну-ка, отними! Как сказал бы незабвенный автор «Ревизора», над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости СМИ2

Новости партнеров