Воскресенье 24 июня, 03:06
Ясно + 21°

И этот дуралей мне, значит, говорит: - Диплом бакалавра менеджмента у меня уже есть, через год я магистрант. И по вузовскому набору отправляюсь трудится в ООО «Платят, сволочи, копейки» или в ЗАО «Набери себе кредитов». Хотя мечтаю об ОАО «Побегаешь полгодика курьером, авось, и своего и добьешься, у нас зарплаты шестизначные». Но туда попасть трудно, практически невозможно. Только со связями.

А я слышу:

- Хочу быть воротничком белее снега! Хочу ехать на работу в дорогом автомобиле, воротить миллионами из удобного кресла и носить костюм, стоимость которого запросто покроет внешний долг маленького африканского государства. Хочу, чтобы женщины сами прыгали мне на колени, а те, что не допрыгнули, подходили ближе и прыгали оттуда!

Дело было на вечере встреч одноклассников. Школьная атмосфера, скомпонованная в три часа, пока открыта столовая. Сильно похорошевшие девушки, неожиданно возмужавшие молодые люди. Обмен репликами на тему: как устроился. Перезвон бокалов в кулуарах лучших школьных друзей. А этот продолжает:

- Лишь бы на хороший проект попасть. Лишь бы руководство заметило. У меня товарищ, Серега Ябудуцеловатьпесокнаобувиначальников, сразу пробился. Годик на выездной работе – и теперь в шоколаде.

Перевожу:

- Серега - подхалим, хам и лизоблюд. Серега в работе ничего не смыслит. У Сереги кроме лицемерия единственный талант – вовремя подливать начальству.

И прочие колкости, так хорошо знакомые любому, кто хоть раз бывал в коллективе...

И тут как снег на голову. Или гром среди ясного неба. Николай Петрушов, наш незаметный друг. Он еще в детстве казался человеком странным. Худой и задумчивый, он производил впечатление кукушонка, которого рассеянная мать подбросила в шумный 7Б. В школе Петрушов не испытывал пристрастий ни к точным, ни к гуманитарным наукам. Он в принципе ко всему относился с одинаковым равнодушием. В итоге, в 9 классе он незаметно от нас ушел. Поступил в колледж, затем в ПТУ. Потом устроился по специальности: и уже с год работал то ли наладчиком, то ли штамповал какие-то детали на трубопрокатном. До этого вечера встреч я его не видел. А тут появился.

И сразу потерялся в компании будущих интеллектуалов и бизнес-воротил. Погорел, что ли, на своем пренебрежении к общим ценностям. Проиграл с точки зрения престижа. Хотя зарабатывал он, кстати говоря, неплохо: сам платил за жилье, приобрел неплохой автомобиль, помогал родителям. По крайней мере, из всех моих знакомых он один не добавлял себе лишние десять тысяч, когда разговор заходил о зарплате.

Ну нельзя, думали его тщеславные друзья, предложить человеку икру, если он в институте не был, пусть ест свои дурацкие консервы. Он и на том вечере стоял где-то в стороне, обсуждая с рано ставшей мамой Настенькой цены на крупу и пеленки. Вот так и остался незамеченным наш молчаливый одноклассник Николай. Пропал на фоне юных дарований своего класса. Ушел под острые взгляды однокашников, не сказав ни слова.

Вечер кончился, закуски были съедены, а гости разошлись к конспектам и расчетам. А я остался.

Стою и думаю: зря они так его, наверное. Ведь тихоня Петрушов, в какой-то мере, честнее нас всех. Всех тех, кто погнался за престижем, хватая с неба неведомую звезду за звездой. Он, в отличие от всех нас, делал, пока остальные мечтали. Работал, пока другие отсиживались в кабинетах. Оказался честнее будущего гения аудита Захарова, неугомонного физика Быстрицкого и подающего большие надежды, но пока живущего помощью родителей юриста Остапчука. И меня в том числе, журналиста. Ну нельзя вечно оценивать человека лишь по цвету диплома, качеству костюма и высоты должности. Ведь в конце концов, не место красит человека.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2