Created with Sketch. Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER Created with Sketch.
Четверг 19 июля, 01:07
Пасмурно + 21°
Ноябрь 2012-го. Премьера года — балет «Иван Грозный» в Большом театре. В этой постановке царь показан сентиментальным и страдающим

Грозный в Большом. Музыка Прокофьева круче футбола

Фото: РИА "Новости"
Заместитель редактора отдела спецпроектов «Вечерней Москвы» Олег Говоров ведет спортивную тему. И пишет заметки именно об этом. Но выяснилось, что и классическое искусство ему не чуждо. Ведь он окончил музыкальную школу.

Старая поговорка гласит: «Было у отца три сына.

Двое — умных. Третий — футболист». Такой же стереотип иной раз присутствует и в журналистской среде. Спортивных обозревателей порой считают людьми ограниченными и живущими исключительно «голами — очками — секундами».

Разминка

Когда автор этих строк собрался в Большой театр на премьеру года — балет «Иван Грозный», — то услышал в свой адрес множество ехидных советов. Сводились они к тому, что файеры брать туда не следует, что шарфы с надписью «Большой театр» продавать не будут и что скандировать скабрезные кричалки в адрес игроков, пардон, актеров тоже не нужно.

Но поскольку музыку Сергея Прокофьева я любил еще с детских времен, когда посещал музыкальную школу, а «Иван Грозный» не ставился на сцене Большого театра аж с 1990 года, то такой случай упустить было грех. Тем более что побывать именно в обновленном (после ремонта) главном театре страны пока не получалось. Кстати, многие из тех, кто давал «полезные советы», с удивлением внимали информации о том, что автор музыки — Прокофьев. А если бы еще услышали от спортивного обозревателя информацию о том, что сама музыка в «Иване Грозном» — своеобразный микс из «Русской увертюры», кантаты «Александр Невский» и 3-й симфонии, то думаю, что и дар речи потеряли бы…

Перед выходом на поле

Прямо у выхода со станции метро «Театральная» стоят с десяток прилично одетых мужчин и женщин, среднего и не очень возраста.

— Билеты в Большой театр на любой спектакль в любой день! — негромко, но внятно говорит мужчина, лет 65 на вид, в кашемировом пальто.

— Сколько? — интересуюсь я.

— Три тысячи рублей. Первый ярус.

Покрутил билет в руках, успел приметить ценник (1400 рублей) и, не скрывая злорадства, вернул квиток обратно.

— Не нужно. Супруга должна подвезти.

Кстати, чистая правда. Билеты у нас были. По цене 6300 рублей. За один. Но партер, 13-й ряд. Далее у театральных касс также стояла группа людей, торгующая билетами. Они сумели «зацепить» какую-то иностранку и втолковывали ей о том, что «Иван Грозный» — «феймос энд интерестин перфоменс».

Беглый опрос и экспресс-анализ показали, что билеты имеются большей частью на галерочные места (с 1-го по 4-й ярус). Ни в партер, ни в амфитеатр, ни в бенуар, ни тем более в ложу заветных квитков найти не удалось. То есть продажа и соответственная накрутка в 1,5–3,5 раза идут на самые дешевые (по меркам Большого театра) билеты.

Перед третьим свистком. Пардон, звонком

Смутные воспоминания молодости рисовали строгую камерную, но немного обветшавшую атмосферу. Теперь же яркие люстры, позолоченные лампы в виде подсвечников и прозрачные лифты, которые отвозят тебя с этажа «минус три» до четвертого, впечатляют. А вот публика осталась практически такой же, как 25– 30 лет назад. Среди иностранцев преобладают представители Азии (японцы, китайцы, индусы). Совсем немного, на первый взгляд, постоянных посетителей, которые знакомы между собой и в курилке или буфете спорят о той или иной постановке.

Кстати, о буфете. Здесь всегда, даже во времена тотальнейшего дефицита было несколько сортов шампанского. От нашего до элитного. То же самое и сейчас. Основная точка осталась там же, в самом низу. Так и видишь картину, как Жеглов, потягивая лимонад, говорит Шарапову: «Смотри, а вот и Ручечник появился».

Шампанское предлагается трех сортов.

Наше, российское, вернее «Советское» и французское. Увы, не разобрался в марке. Бокал отечественного (150 граммов) стоил 400 рублей, французское — 1500 рублей. Из закуски — известные бутерброды с осетриной (тут они называются брускеты) — 320 рублей, с красной рыбой — 230 рублей.

Одиннадцать фуэте круче, чем пенальти

О самой постановке подробно неспециалисту в области балета говорить просто неприлично. Не следует казаться умнее, чем есть. Конечно, испытал огромное наслаждение от музыки Прокофьева с преобладанием тромбона и трубы.

На зрительских эмоциях отмечу отличные декорации. Ну и Артем Овчаренко, исполнитель партии князя Андрея Курбского, на мой дилетантский взгляд, понравился больше, нежели Александр Волчков, игравший самого Ивана Грозного. Как-то танцевал легче. Во время исполнения па приземлялся без шума, а фуэте сделал из 11 поворотов, тогда как главный герой — только из шести.

Помнится, в одном из интервью композитор Родион Щедрин рассказывал, что его супруга, легендарная Майя Плисецкая, сделала фуэте из 28 поворотов! А еще, как у ценителя традиционной истории, улыбку вызвала трактовка образа Ивана Грозного — человека сентиментального, влюбчивого, тонкого, оставляя за кадром те дела, за которые он и получил прозвище…

Финальный свисток, то есть эпилог

Понятно, часто в Большой театр ходить не будешь. Балет и опера — весьма специфические виды искусства. И, конечно, имидж соответствующий.

В разговоре при случае блеснуть. Так что раза два-три в год каждому культурному человеку посещать Мекку искусства, наверное, необходимо. Надо ходить на культурные мероприятия. Как говорил небезызвестный герой из «Мимино» «Я так думаю».

Ноябрь 2012-го. Премьера года — балет «Иван Грозный» в Большом театре. В этой постановке царь показан сентиментальным и страдающим
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2