Пятница 22 июня, 11:06
Ясно + 27°
Марина Гладкова

Вечер, будни. У Савеловского вокзала под мостом столкнулись две иномарки: раскорячившись, перегородили дорогу троллейбусам. Рогатая техника встала унылой вереницей. Водители вышли из кабин и меланхолично дымят. Все, мол, приехали. Когда тронутся, неизвестно. Машины гаишников, вон, проезжают мимо, аварию не оформляют: не их район. Жди теперь!

Эту картину я наблюдаю из окна троллейбуса, и уже нервничаю, что опоздаю на важную встречу.

Троллейбус притормаживает, двери открываются. Но вместо просьбы к пассажирам освободить салон, женщина-водитель кричит своему коллеге на улице: «Убирай рога!».

- Куда прешь-то? Авария там! Не видишь! – пытается вразумить дерзкую бабу мужчина.

- Да проезжала я уже так! Снимай рога, снимай! – не унимается она.

Один троллейбус, другой сдаются под натиском упрямой женщины, нехотя уступают нам провода, а впереди еще и еще машины.

- У меня автономка слабая, один километр в час, – выкрикивает в окно героиня разинувшим рты мужчинам. – Я на ней аварию объехать смогу. А тут – освобождайте дорогу! И не дожидаясь, пока водители спохватятся, как циркачка выскакивает на улицу, карабкается по лестнице впереди стоящего троллейбуса и сама сдергивает рога с электрических проводов. И тут же бегом в кабину. Проехала 30 метров и снова тот же трюк. А фитнес-то неслабый выходит!

А вот и место ДТП. Виртуозно объезжает столкнувшиеся иномарки. Мужчины-водители неодобрительно наблюдают: неужели сможет? А когда операция «объезд» увенчалась успехом, один из них обращается к женщине уже чуть добрее: «Людей с пятачка забери!»

«Героическая женщина!» - разносится по салону.

Уже выходя из троллейбуса, я поинтересовалась: Почему? Проще же на все наплевать, подчиниться обстоятельствам, сидеть спокойно в теплой кабине.

- Так ведь люди же на остановках мерзнут! – просто ответила водитель троллейбуса.

Эта история напомнила мне совсем другой случай. Дело было в начале прошлой зимы. Как водится, неожиданно ударили морозы. Спасаясь от холода, я забежала в крупный торговый центр, чтобы купить что-нибудь из теплой одежды. Забежала за полчаса до закрытия. Конец рабочего дня. Все продавцы столпились у кассы, сплетничали о своем, о девичьем. Одинокие покупатели ходили по залу, предоставленные сами себе. «Девушка, не поможете мне быстро подобрать шерстяные брючки, а то очень холодно. Боюсь, пока до дома доберусь, все себе отморожу, - сказала я и для убедительности продемонстрировала свою короткую юбку, - я здесь, в примерочной буду». Девушка без энтузиазма выполнила просьбу и была такова.

Конечно же, брюки не подошли. «Девушка-а-а, ау? Пожалуйста-а! Где вы?»

Спасение покупателей дело рук самих покупателей. Быстро нашла пуховик и брюки. Примерила, довольна, все подошло. Вышла из примерочной. До закрытия было еще десять минут. И вдруг свет погас. Про меня просто забыли.

«Девушка, вы бы еще позже пришли, кассу-то уже сняли! - поучала меня растерявшуюся строгий кассир. – Мы не можем за каждым покупателем уследить. У нас таких как вы – тысячи».

Складывается впечатление, что для многих работа – это занудное исполнение должностных обязанностей, изо дня в день. Я должен выполнять те или иные функции - возить, продавать, стричь, убирать - и я буду это выполнять. Возможно, скрипя зубами, но буду. А сделать чуть больше, чуть лучше – улыбнуться, пошутить, кому-то помочь – увольте. А мне что, больше всех надо?

И в этом равнодушии к работе куда-то теряется человечность. А людей неравнодушных мы уже воспринимаем исключительно как белых ворон.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2