Четверг 24 мая, 01:05
Ясно + 15°
Венчать победоносную эпоху призван был Дворец Советов архитектора-конструктивиста Бориса Иофана и его огромного архитектурного бюро.

Даешь новую Москву!

Фото: "Вечерняя Москва"
Конструктивизм — это, наверное, одно из тех редких направлений, которые были именно нашим российским изобретением. До этого все культурные направления экспортировались из Европы.

Юнкоры «Вечерки». Встречаем!

Проект «Московский подрост’ОК!» запущен! Инициативные и юные корреспонденты «Вечерней Москвы» пока учатся в школе, но уже делают первые шаги к тому, чтобы стать настоящими акулами пера. Юнкоры «Вечерки» пишут для своих сверстников. В возрасте 13-14 лет слова взрослых воспринимаются с трудом, а донести свою точку зрения, наоборот, кажется очень важным.

Наши юнкоры ежедневно будут рассказывать своим сверстникам о самых интересных городскихсобытиях и развлечениях для подростков, писать на близкие для них темы.

Бригаду начинающих журналистов набрали из самых активных слушателей школы юного репортера «Новый фейерверк», которую недавно открыл главный редактор «Вечерней Москвы» Александр Куприянов.

Все материалы юнкоров будут выставляться в специальном разделе сайта vm.ru «Московский подрост’ОК!».

Романтизм, ампир, барокко – иностранные идеи, усвоенные нами. Что мы сегодня знаем о конструктивизме? Почти ничего. Ликбез по архитектуре провела экскурсовод музейно-выставочного центра «Рабочий и колхозница» Людмила Полей.

Что такое конструктивизм? Кто такие конструктивисты?  

—  В 20-е годы в стране была невероятно талантливая молодежь, которая решила начать все с чистого листа, создать новый мир, совершенно не похожий на прежний. В первом коммунистическом государстве мира, которое они строили, должно было быть свое самобытное искусство: новые дома, мебель, предметы, одежда. Гинзбург, теоретик нового движения, доказал нам в своем трактате «Стиль и эпоха», что механизированная жизнь привела к особой архитектуре. Когда находишься внутри такого здания, ощущаешь новое время.

А представляете, что чувствовали люди в 20-е годы? Они привыкли к пыльным фасадам, громоздкой и абсолютно нефункциональной мебели. А тут конструктивизм — что-то необыкновенное. Стиль, не привязанный ко времени и уж тем более — к месту, он абсолютно универсален. Здание не просто стоит, оно работает. Это был прорыв в будущее. Удивительное понимание новых задач отличало братьев Весниных.

Леонид, Виктор и Александр работали совершенно синхронно. Есть фотография: один вырезает, другой клеит, третий чертит… Скорее увидеть воплощенной свою дерзкую мечту! ДК ЗИЛ, Дом общества политкаторжан (театр «Киноактера»), Клуб текстильщиков в Ростокине спроектированы ими. Есть и промышленные здания, и бытовые в разных городах, они несут в себе стиль эпохи. Мельников, Голосов, Ладовский, Гольц, Колли и другие талантливые зодчие — все они достойны отдельного музея или, как сейчас говорят, выставочного пространства. Их необычные здания скорее напоминали производственные цеха с лентами окон, массами цилиндров, кубов, высотных пластин. Плакаты, антенны, реклама — все участвовало в создании нового образа города — «Даешь новую Москву!»  

Какие проекты, на ваш взгляд, самые выдающиеся?

— В первую очередь Дворец труда. Это гигантское здание должно было стоять на месте гостиницы «Москва», которая мне напоминает гипертрофированное чудовище. Как хорошо на этом месте вписались бы несколько небольших зданий со скверами и внутренними дворами. Уж лучше б стоял здесь Дворец труда. Такое грандиозное строительство молодая республика тогда не могла осуществить. И все 20-е годы — это в основном бумажное проектирование, но какие потрясающие результаты. Еще один потрясающий проект — «Горизонтальные небоскребы», или «Небесные утюги» Эль Лисицкого. Восемь 10-этажных зданий с горизонтальными пластинами в два этажа должны были стоять на пересечении Бульварного кольца с радиальными улицами и показывать направление движения к центру. Представьте, если бы их построили! Москва выглядела бы совсем иначе. А «Красный стадион» на Воробьевых горах, предназначавшийся для Всесоюзных, а впоследствии и для Всемирных игр, а также для массовых зрелищ. А Библиотека Ленина, которую Иван Леонидов представил в виде огромного шара и гигантского здания-хранилища. Этот проект даже сейчас, почти через 100 лет, ошарашивает. Венчать победоносную эпоху призван был Дворец Советов Бориса Иофана и его огромного архитектурного бюро. Знаете ли вы, что вместо ГУМа должен был стоять громадный Наркомтяжпром? Это, конечно, не 420 метров, как у Дворца Советов, но все равно мы бы на его фоне выглядели лилипутами. Его так и не удалось увязать с Кремлем, еще бы! На месте ЦДХ стоял бы сейчас необычный Дворец техники, а в нем были бы представлены все 17 отраслей народного хозяйства. Посетители имели бы возможность проследить производство от начального этапа до выпуска продукции. И все это в первой половине XX века!  

Возможно, за день москвичи проходят десятки замечательных построек конструктивистов, даже их не замечая. Есть ли в Москве музеи или выставки, где представлены архитектурные проекты 20–30-х годов?

— В Музее имени Щусева, где хранятся все подлинники и уникальные рукописи наших архитекторов, периодически проходят разные выставки. Город-сад — это утопия или реальность? Обилие воздуха, света, воды, зелени, и среди всего этого — гигантские дома на достаточном отдалении друг от друга. Москва могла превратиться и в параболу. Идею предложил Ладовский. Он решил, что производственную часть нужно отделить от жилой. За параболой производства лежала агропромышленность, а внутри фигуры — спальные районы. Тогда же начался спор между урбанистами и дезурбанистами. Первые вдохновлялись небоскребами Америки. Их противники были за небольшие города-оазисы, раскиданные по стране. До работы можно дойти пешком за 10 минут. Видите, какие интересные идеи! Но единого музея конструктивистов у нас так и нет. А ведь своих героев надо знать!

Где в Москве найти их работы?

— В любом районе города. На Русаковской улице дома 1925 года — по проекту Бориса Иофана. Трехэтажные здания с уютным двориком. Рядом, на Стромынке, — Дом культуры имени Русакова. Это уже Мельников. Его же знаменитый Дом-Цилиндр в Кривоарбатском переулке, а еще Бахметьевский гараж на улице Образцова. На Сельскохозяйственной улице находится ДК имени Луначарского, 1927 год, проект братьев Весниных. Нам оно покажется неказистым, а в те времена оно появилось на месте полуразвалившихся деревянных бараков на окраине Москвы, и это было чудом. На Лесной улице есть Дом культуры имени Зуева, построил его архитектор Илья Голосов. На Новинском бульваре разрушается работа Гинзбурга — Дом Наркомфина. Конструктивизм стал историей? И да, и нет. Им вдохновляются до сих пор! В Москве построено много авангардных зданий, только вот плохо они увязаны с местностью, их силуэты чаще раздражают, а нависшие над нами формы — подавляют. И все-таки есть здания, которые не могут не восхищать. Наконец-то техника может то, о чем мечтали наши соотечественники, покорители небывалых высот зодчества.

КСТАТИ

Конструктивизм — советский авангардистский метод (направление) в изобразительном искусстве, архитектуре, фотографии и декоративно-прикладном искусстве, получивший развитие в 1920-х — первой половине 1930-х годов. Характеризуется строгостью, геометризмом, лаконичностью форм и монолитностью внешнего облика. Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны. В указанный период в Советском Союзе существовало также литературное движение конструктивистов.

Венчать победоносную эпоху призван был Дворец Советов архитектора-конструктивиста Бориса Иофана и его огромного архитектурного бюро.

Новости СМИ2

Новости партнеров