Пятница 22 июня, 12:06
Ясно + 27°
29 ноября, 18.30 С этих мест Гиляровский начал знакомство со столицей.

От трех вокзалов к Разгуляю

Фото: "Вечерняя Москва", Антон Гердо
29 ноября мы дождались нужной погоды. Она была такой же, как и сто тридцать девять лет назад, когда будущий столичный репортер Владимир Гиляровский, увековечивший столичный люд в книге «Москва и москвичи», «скользя и спотыкаясь, по скрытым снегом неровнос

На какой платформе он мог стоять? Двадцатилетний молодой человек с сундучком за плечами. Все платформы обезличены идеальным покрытием... Аккуратно скользя подошвами, мы двинулись в толпе приезжающих к Ярославскому вокзалу.

Чудо-трактор немецкой фирмы месил снег около очередного московского символа — Георгия со змием. Округлые формы Ярославского вокзала надвинулись на нас из-за снежной пелены. Неповоротливые служители железной дороги споро натягивали пеструю ленту ограждения — опять ремонт... Владимир Алексеевич не спускался в подземный переход, чтобы перебраться к Казанскому вокзалу. Просто торопливо перебежал дорогу, рискуя столкнуться с извозчиком.

139 лет назад вокзал назывался Рязанским, был он длинен и пугающе темен. Только часы на фасаде вокзала подсвечивались. И показывали половину второго ночи. В нашем случае самые красивые вокзальные часы с позолоченными знаками зодиака были наглухо залеплены снегом. И лишь шпиль Казанского вокзала, стилизованный под башню Сююмбике Казанского кремля, таинственно сиял золотистым светом...

Похоже, Гиляровский двигался тем же путем — по нынешней Новорязанской улице. Спотыкаясь на неровностях нечищенного тротуара, пропуская встречный люд, мы шли к Ольховцам — нынешней Ольховской улице. Тогда тут селилась железнодорожная обслуга — стрелочники, машинисты, кочегары. Строились плотно: за сплошными заборами — дома, сараюшки. В маленьких окошках светились желто-красными пятнышками лампадки.

Сонное царство нарушили два удара колокола. На друзей Гиляровского нашло озорство. И они звонко кукарекнули. Окрестные петухи вмиг проснулись и ответили. Наверняка рассерженные жители проявили недовольство... Постоим немного. Послушаем звуки улиц нынешнего времени.

Ну, что слышим? Картавый хруст снега, сосредоточенное тарахтенье множества мини-тракторов да короткие гудки пригородных электричек. И никакой животины! Ну еще бы — такой снег... Проходными дворами, где местные жители еще не успели установить железные решетки, сигнализацию и прочие чудеса запорной техники, выскакиваем на Новую Басманную. Ох, накликала... Всего-то и сделала полшажка, а сигнальная сирена единственной хозяйской машины, перегородившей проход, завыла не хуже полицейской! Кстати, вот он, Полицейский дом.

Где неоднократно бывал Владимир Алексеевич Гиляровский. Лет десять назад тут располагалось отделение милиции Басманного района с мемориальной табличкой на фасаде. А теперь, похоже, бравые полицейские оставили свое жилище. И уж подавно не пустят журналистов в мемориальный домик до завершения реставрационных работ.

Слепящий снег, подслеповатый свет фонарей... Вот и финальная точка нашей ночной прогулки — Разгуляй. Пересечение Новой и Старой Басманных улиц, а слева — дворец колдуна Брюса, он же дворец Мусина-Пушкина. Главная его достопримечательность — «гробовая доска», мистические солнечные часы, расположенные на втором этаже, между вторым и третьим окном от угла здания. Но молодой Владимир Гиляровский ее не заметил. Торопился к горячему самовару.

Читайте в понедельник в ежедневном выпуске «Вечерки» материа л об улицах города, на которых прошло детство маршала Георгия Жукова.

29 ноября, 18.30 С этих мест Гиляровский начал знакомство со столицей.
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Загрузка...

Новости СМИ2