Портал городских новостей

Два огурца и милосердье Божье

16:43 18 марта 2013 301
Поэт и переводчик Марина Бородицкая.

Поэт и переводчик Марина Бородицкая.

Фото: Архив фотослужбы

* * *

Вы, гоголевских два солёных огурца,
Милей мне трех сестёр и всех плодов из сада:
Архангел Добчинский с обрывком письмеца,
Улыбка, тайный знак, забытая услада.

Здесь, в книге жалобной, где пробуют перо
(Оно же ножичек), где правит страх сердцами,
Поблекли рожицы, повыцвело шевро,
И только вы одни глядите молодцами.

Вы сами след пера, чернильная строка,
Суть бестелесная, что свет исколесила
На сотне языков, но всё еще крепка
Засола местного таинственная сила.

В эвакуации жевала мама жмых,
Но в горло жмых не лез, а было ей лет десять.
Солёный огурец (он был один у них)
На нитке бабушка придумала подвесить.

И тотчас детский рот наполнился слюной,
И жмых питательный был радостно проглочен,
И в битве бабушки с проклятою войной
Противник оттеснён и приговор отсрочен.

Слова не вывезут, и не спасут слова.
Но спросят вновь и вновь на гулком бездорожье:
На что, мол, уповать? И я скажу: на два
Солёных огурца и милосердье Божье.

* * *

За ткацкий стан, за виноградный пресс,
За прялку, мялку и иные штуки,
По мелочи, какими камнерез
И плотник, позабывшись, ранят руки,

За молоток сапожника, за круг
Гончарный, за кадушку и опару,
За кисть, за ножницы для кройки брюк,
За скрипку, Господи! и за гитару,

За мех кузнечный, дышащий как грудь,
За почерневший тигель лаборантский, -
Простишь ли, Боже, нам когда-нибудь
Щипцы, и дыбу, и сапог испанский?

СОН

Перед небесной медкомиссией
                 стоит мой жалкий дух:
Зренье дрянь, неважно с мышцами,
                 на троечку слух.
Голый, взвешенный, измеренный - 
                 дурак дураком,
На него глядит сощуренный
                 архангел-военком.

Сам воинственный, таинственный
                 святой Михаил
Задает вопрос единственный:
                 - Усердно ль служил?
- Я старался...всеми силами...
                 дудел...пробуждал...
Гавриила вон спросили бы -
                 награды не ждал...

- Ты слонялся, ты повесничал,
                 валял дурака,
Дрых на травке, лоботрясничал,
                 глазел в облака,
Высоты не взял завещанной,
                 не отнял у тьмы, -
Ты опять проснешься женщиной
                 в начале зимы.

* * *

Три англичанки, потому что класс
делился на три ради углубленья
в чужой язык, – три грации: Елена
Кирилловна, затем Ирина Львовна,
ещё Руфина… Дмитриевна, верно? –
придумали отличную игру.
Они крепили кнопками к доске
большие фотографии: Парламент,
Биг-Бен и Темза, площадь Трафальгар
с колонной Нельсона и голубями…
Мы были экскурсанты. Наш автобус,
составленный из стульев, объезжал
красоты Лондона. Один из нас
преображался в гида, брал указку
и излагал как мог, в тетрадь не глядя,
пространный topic. Тексты диктовались
заранее – или брались из книжки
с гвардейцем на обложке: «This Is London».
Но это было весело, клянусь!
Конечно, наши добрые училки
не думали, что мы когда-нибудь
увидеть сможем площадь Пикадилли.
И кто, скажите, видел эту площадь?
Артисты, музыканты, циркачи
да их конвой, искусствоведы в штатском.

Теперь мы знаем, Лондон вправду есть.
Париж на свете тоже существует,
мы были там: всё на своих местах.
Всё есть на этом свете, кроме нас –
тех, настоящих, для кого Вестминстер
звучал как «мутабор». И лишь автобус,
невидимый, бесшумный, сквозь туман
плывёт, как хлеб, отпущенный по водам.

27 Апр 20:51

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров