Пятница 25 мая, 11:05
Ясно + 16°
Марина Загидуллина, профессор, доктор филологических наук

28 марта исполняется 145 лет со дня рождения Максима Горького, но всенародных торжеств, как на столетие, конечно, не будет. Горького сейчас очень просто осуждать. Все-таки главный пролетарский писатель, «буревестник», призывал к революции, а сам – как только дошло до диктатуры пролетариата – дал деру на остров Капри, где и просидел все тяжелые годы, чтобы потом вернуться в тихий мещанский рай новой Страны Советов.

Взять хотя бы его поездку в детскую колонию на Соловки – поехал смотреть, как там малолетние преступники перевоспитываются, сделал вывод – перевоспитываются очень хорошо.

В «Архипелаге ГУЛАГ» Солженицын Горького просто размазывает за это путешествие – пересказывает историю про 14-летнего мальчика, который два часа рассказывал Горькому обо всех ужасах колонии. Писатель ушел весь в слезах – но не забрал ребенка с собой. И мальчика на следующий день расстреляли.

Сама эта история не более чем легенда. Но попробуем быть справедливыми. А вот что Солженицын сделал бы на месте Горького?

Кинулся бы к вождю – смотрите, Иосиф Виссарионович, там беспредел, спасите детей? Ну что ты, что ты, Саша, не волнуйся так… – сказал бы вождь Солженицыну. – Нервы твои ни к черту, надо бы поберечь пролетарского писателя, надо бы тебе подлечиться… (дальше читай «Повесть непогашенной луны» Бориса Пильняка или ничего не читай – финал понятен).

Горький после той поездки на Соловки написал очередной очерк из цикла «По Союзу Советов» – там все на месте, все у нас хорошо, а Соловки и вовсе курорт.

Но так ли уж двуличен главный пролетарский писатель?

Несомненно, вернувшись на родину в 1927 году после «Несвоевременных мыслей» (резкие статьи Горького против большевиков, печатавшиеся в течение 1917–1918 года вплоть до фактической ссоры с Лениным – писатель в этих статьях переживал террор пролетариата как личную трагедию), Горький оказался в невыносимой для него ситуации – некоего «свадебного генерала», «величайшего гения литературы» и т. п. От одного митинга до другого и от одной «пламенной» речи до другой летели его дни на родине.

Сам себе он больше принадлежать не мог.

Я думаю, что единственное, что поразило его воображение по возвращении в Союз, был порядок. Потому что именно беспредел казался ему главным врагом России вообще.

Он еще до революции 1917 года говорил, что русские слишком ленивы, и только «внешний рычаг» (вроде Петра Первого) может сподвигнуть их к каким-то свершениям. Высвобождение народной энергии (революция 1905 года, последующие волнения) казалось Горькому чем-то страшным, неуправляемым, а главное – несозидательным.

В новой стране («Союзе») Горький как раз и увидел возможность организации этой энергии, когда даже заключенные трудятся на благо родины, когда все кругом патриоты: «совершается процесс коренного изменения психики людей, анархизированных своим прошлым; социально опасные превращаются в социально полезных, профессиональные «правонарушители» – в квалифицированных рабочих и сознательных революционеров». Это не «красное словцо», это уверенность Горького в том, что страна пошла единственно правильным путем.

Со Сталиным он никогда не ссорился (хотя и не особенно дружил). Он просто Сталину не мешал делать этот самый порядок. Будучи человеком мудрым, Горький понимал, что Россия все равно пережила бы свою революцию – по тому или иному сценарию. 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Павел Басинский: Время Горького еще не пришло

28 марта страна тихо и незаметно отметила 145-летие "буревестника русской революции" Максима Горького.

Накануне памятной даты "Вечерка" встретилась с известным писателем и исследователем творчества Горького Павлом Басинским.

- Павел, почему на Западе обижают Горького. Слабо им снять не «Анну Каренину», а, допустим, «Мать» с Мерил Стрип в главной роли?

- «Анна Каренина» идеально подходит для экранизации. Толстой, не думая об этом, бросил под поезд женщину, и с тех пор по этому поводу сходят с ума все кинематографисты, все актрисы. Если актриса не упала под поезд – ее драматическая карьера не удалась. Как у актера, если он не сыграл Гамлета и не постоял с черепом в руке. На Западе «Мать» вряд ли экранизируют. Да и вообще, успех Горького на Западе невозможно сравнить с тем, что было раньше.

- Горький - плохой писатель?

- Очень хороший! Но он сложный писатель. После Толстого Горький – самый сложный писатель. Еще подите, разберитесь в его отношении к человеку, к Богу. Над Горьким нужно ломать мозги. А современная публика ищет более простого чтения (далее…).

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров