Портал городских новостей

Умный художник проиллюстрирует и телефонную книгу

20:00 14 мая 2013 1105
Сегодня в нашем литературном кафе собрались те, кто пишет для детей.

Ну а на десерт, с позволения сказать, в кафе «подадут» надежду современной литературы — представителей молодого племени поэтов, жаждущих писать для юных любителей книги. Основная тема разговора выбрана не случайно: о проблемах прозы и поэзии для самых маленьких и подростков сейчас много говорят, спорят; копья ломаются и по поводу качества написанного, и по поводу способности и потребности молодых в чтении. Взрослые проблемы детской литературы стоят во главе угла и перед книгоиздателями, и перед писателями. И перед посетителями нашего кафе, разумеется. Мы рады, что вы в их числе.

Известный детский писатель и поэт Андрей Усачев вскоре опубликует сразу несколько книг, в том числе «Неправильные сказки» и «Малуся и Рогопед».

А 11 апреля в отечественный кинопрокат вышел мультфильм «Ку! Кин-дза-дза», над сценарием которого писатель Усачев работал в соавторстве с режиссерами Георгием Данелией и Александром Адабашьяном.

«Бездарность часто завистлива»

— Андрей, как вы относитесь к разговорам об эмбарго на детскую литературу, которое якобы наложили несколько детских писателей, и не пускают в свой плотный круг новых авторов?

— Я таких разговоров не слышал. Либо стал стареть и глохнуть, либо при мне такие глупости стесняются говорить. А если серьезно, я мало тусуюсь, редко вижусь с коллегами и не образовываю никаких кругов. То же самое думаю и о других. Бездарность часто завистлива. Хотя иногда замечал это качество и у талантливых людей.

Однако существует некий порочный круг, зависящий не столько от писателей, сколько от экономической политики издательств: тебя не печатают, пока у тебя нет имени — у тебя нет имени, пока тебя не печатают. Но этот круг в природе вещей. И не надо искать заговор там, где его нет. Надо просто много и честно работать.

Одна милая, средне талантливая и очень нетерпеливая поэтесса несколько лет назад задала мне вопрос: «Трудно ли стать знаменитым в детской литературе?» Я ей ответил: «Первая книжка вышла через семь лет после того, как я стал писать детские стихи. Одна из моих самых известных книг «Умная собачка Соня» восемь лет пролежала в издательствах. Прошло два десятка лет, прежде чем издательства сами стали просить у меня книги».

Девушка, стоявшая на распутье между детской и взрослой модернистской поэзией, сделала выбор и ушла в модернизм — там быстрее становятся модными и известными в узких кругах!

— Тогда назовите имена людей, разорвавших этот круг?

— Из последних — Артур Гиваргизов, Стас Востоков. Они стали хорошо издаваться. Еще об эмбарго. Четверть века назад Эдуард Успенский предложил мне, тогда еще начинающему и бескнижному поэту, вместе с ним поработать над книгой «Жуткий фольклор советских детей». Причем на паритетных условиях: 50 на 50. Это был поступок большого человека и писателя. В детской литературе вообще принято помогать друг другу. Два года назад мы с неизвестной широкому читателю прекрасной поэтессой Галиной Дядиной вместе написали «Звездную книгу», а затем — «Уроки музыки». Первая уже вышла в «Детгизе», вторая готовится к выходу в питерской «Азбуке». Надеюсь, скоро выйдет и «Русский музей для детей», написанный вместе с Михаилом Ясновым, Сергеем Махотиным, мной и молодыми авторами Галей Дядиной и Анной Игнатовой. Так что разговоры о лобби старших писателей — полная ерунда.

Об иллюстраторах и мышлении

— Сегодня многие художники жалуются, что работать с современными писателями им неинтересно. Потому что не появляется новых героев, но в то же время и рисовать бесконечных Пеппи Длинныйчулок и Карлсонов они устали. А у вас, как у писателя, есть к современным художникам вопросы, претензии?

— Опять-таки я таких жалоб не слышал. Да и сетования эти пустые: хороший, умный художник может проиллюстрировать и жалобную, и телефонную книги. Правда, для этого нужно не только уметь рисовать, но и думать. Недостаток новых героев — не причина для уныния. Для художника в детской книге не менее важно создание атмосферы, детализация, дизайнерское решение.

— А как вы вообще оцениваете состояние современной детской иллюстрации? Может быть, назовете какие-то имена, на ваш взгляд, заслуживающие внимания? 

—  У нас много прекрасных художников, но практически нет хороших дизайнеров. Совершенно не развито дизайнерское мышление. Макеты однотипные, скучные и неконкурентоспособные по отношению к западным изданиям. От Запада мы в области дизайна и макетирования отстаем как минимум лет на тридцать… А художники отличные. Я очень люблю Виктора Чижикова и Николая Устинова, Игоря Олейникова и Евгения Антоненкова, Дмитрия Трубина и Екатерину Силину. Очень неожиданными получились три книги, проиллюстрированные Николаем Воронцовым. Если же начну перечислять хороших известных художников, то места в газете не хватит. Из менее известных мне нравятся Алексей Капнинский и Лариса Рябинина, прекрасно работающие в лубочном стиле. Сейчас две мои новые книги: «Неправильные сказки» и «Дед Мазай и другие» иллюстрирует замечательный и пока не очень известный Сергей Гаврилов. Надеюсь, еще одну согласится рисовать его жена Ирина Гаврилова, у которой пока тоже не очень много книг, но рисунки прекрасные.

— Все хорошо знают вашу собачку Соню, а остальные мультфильмы, снятые по вашим книгам, широкому маленькому зрителю (большой-то еще в курсе) малоизвестны. И подобное касается не только писателя Усачева, но и других авторов. Например, Станислав Востоков как-то сказал, что подобное сродни катастрофе: писатели пишут книги, мультипликаторы делают мультики, а до детей доходят лишь крохи. Как вы думаете, почему так происходит?

— Катастрофа не в том, что до детей плохо доходят плоды нашей анимации. А в том, что последние наши анимационные фильмы в большинстве своем плохие или очень плохие. Тут не виноват ни прокат, ни западная конкуренция. Просто за годы перестройки и постперестройки наша анимация потеряла класс и школу… Как, впрочем, и весь кинематограф. Есть отдельные удачные проекты, как, например, «Маша и медведь». Но в целом картина грустная.

О премиях и духовности

— Недавно Владимир Путин учредил три новые премии, которые будут вручаться авторам, пишущим для детей и юношества. Вроде как дело хорошее. Но не появится ли у нас новой идеологической литературы? Во что, вы полагаете, это все выльется?

— Начну с конца. Новой идеологической литературы у нас не появится хотя бы потому, что у нас нет никакой идеологии — ни новой, ни старой. Точнее, есть некое количество книг, в основном с псевдопатриотическим и православным уклоном, но это обычная конъюнктура — бездарная, как всякая конъюнктура. Бояться ее не стоит: все-таки какой-никакой капитализм.

У нас не два издательства на всю страну (как в советские годы — «Детская литература» и «Малыш»), а тысячи — и себе в ущерб эту дрянь никто, кроме государственных и пригосударственных издательств, выпускать не будет.

Что премии учредят и вручат, не сомневаюсь. Правда, кто, кому и за что будет вручать — это другой вопрос. А что касается повышения таким образом духовности, то, как говорил Станиславский:«Не верю!» Уровень чего бы то ни было повышается за счет умной, последовательной, терпеливой политики, а не красивыми жестами и большими субсидиями. Оттого что трех писателей осчастливят несколькими миллионами, они лучше писать не будут. Так же как и те, кто не получит их, но будет надеяться. Будем поднимать духовность на 7,5 миллиона рублей в год?! Знаете анекдот про генерала на рыбалке, который не понимает, почему рыба не клюет? Ответ до смешного простой: рыбе не прикажешь! Я часто слышу сетования на то, что детская литература не слишком хорошо оплачиваемое и престижное занятие.

И про себя думаю: «А может быть, это и хорошо?! Представьте, если будет наоборот: престижно, модно, денежно.

И президент призывает... Ведь детские книги бросятся писать депутаты, партийные функционеры, их жены, тещи, любовницы… И все — люди со связями и общественным весом! Это ж сколько всякой дряни насыплется!» Конечно, хочется быть оптимистом, и за достойных коллег по цеху, если им выпадут большие деньги, я буду искренне рад...

Но серьезной пользы для детской литературы от этих премий не жду.

В ТЕМУ

«Малуся и Рогопед» Андрея Усачева, выходящая в «Росмене» — книга для тех, кто учится правильно произносить слова и называть вещи своими именами, что порой не просто: ведь достаточно изменить всего одну букву, и корова превратится в колову, а королю придется носить на голове золотую колонну. В волшебной стране, созданной Рогопедом, по которой путешествует Малуся, и не такое случалось!

«Сталинский нос»: детская книга на взрослую тему

Серия рассказов для детей, объединенная в единый сборник, повествует о сталинизме и его восприятии детьми в 40-е годы. Книга вышла в Москве, и отрывок из нее мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

«... Мой папа герой и настоящий коммунист, и больше всего на свете я хочу быть как он. Стать таким, как товарищ Сталин, у меня, конечно, не получится. Все-таки он наш великий Вождь и Учитель. По радио сказали: «Граждане Советского Союза, вслед за нашим великим Вождем и Учителем вперед, к победе коммунизма! Сталин — наше знамя! Сталин — наше будущее! Сталин — наше счастье! Да здравствует дорогой товарищ Сталин!» И песню запели: «Эх, хорошо в Стране Советской жить! Эх, хорошо Страной любимым быть!» Я слова этой песни назубок знаю, начинаю подпевать.

Беру карандаш и листок бумаги, сажусь писать письмо.

«Дорогой товарищ Сталин! Хочу Вас лично поблагодарить за мое счастливое детство. Мне так повезло — я живу в Советском Союзе, самой справедливой и передовой стране в мире. Я читал о тяжелой жизни детей в капиталистических странах, и мне так жалко всех, кто не может жить в СССР. Их заветные мечты никогда не сбудутся. А моя заветная мечта — быть юным пионером. Без этого ведь не станешь настоящим коммунистом, как мой папа.

Мне не было и года, когда папа научил меня отдавать пионерский салют. Он говорил: «Юный пионер! К борьбе за дело Коммунистической партии, за дело Сталина будь готов!» А я в ответ рукой — пионерский салют, да только «Всегда готов!» как настоящий пионер не мог ответить, потому что говорить еще не умел. Но теперь я уже большой, и скоро исполнится моя заветная мечта. Завтра в школе на торжественной линейке меня наконец примут в пионеры.

Я понимаю, что нельзя стать пионером, если не будешь воспитывать себя в сталинском духе. Я торжественно обещаю заниматься физкультурой, чтобы быть здоровым и сильным. Клянусь выковать из себя истинного борца за коммунизм и никогда не терять бдительности — враги-капиталисты не дремлют.

Я всегда буду без устали трудиться для родной Страны Советов и лично для Вас, дорогой товарищ Сталин. Большое спасибо Вам, что дали мне такую возможность.

С коммунистическим приветом, Саша Зайчик, московская средняя школа № 37.

... Когда я представил себе, как товарищ Сталин читает мое письмо, я так разволновался, ну просто не мог усидеть на стуле. Вскочил и промаршировал сначала по комнате, а потом по коридору до кухни. Может быть, папа уже скоро придет...»

СПРАВКА

Евгений Ельчин родился в 1956 году в Ленинграде. Занимался театром, после эмиграции в США стал иллюстратором и аниматором. «Сталинский нос» — его писательский дебют.

КСТАТИ

Повесть «Сталинский нос» рассчитана на детей старшего школьного возраста и рассказывает о мальчике Саше Зайчике. Накануне вступления в пионеры у Саши арестовали отца-чекиста. И честная жизнь отличника, полная детской любви к товарищу Сталину, враз изменилась. Наполнилась страхом... Повесть заканчивается длинной очередью близ Лубянки, в которой Саша ждет свидания с наверняка уже расстрелянным отцом. Повесть перекликается с гоголевским «Носом».

Знакомьтесь: молодые авторы

Это только кажется, что для детей сейчас пишут меньше и хуже, чем раньше. «ВМ» предлагает вам познакомиться с молодыми авторами. Надеемся, с нашей легкой руки их ждет слава Барто и Маршака.

Татьяна Фролова, поэт и критик из Санкт-Петербурга

В Петербурге
          все твердят
                    о пропаже:
Папа
          сына потерял

                   в Эрмитаже!
Пятый год
          по эрмитажным
                    палатам
Бродит папа
          и седым
                    и лохматым...
Он печален
          и сурово
                    нахмурен –
Но зато
         невероятно
                    культурен!

Дмитрий Сиротин, поэт и актер из Воркуты

Полярная сова

Живет полярная сова
на тумбочке у нас.
Большая в перьях голова
и пара круглых глаз.
Молчит… А были времена —
грозой мышей слыла она!
Кружила тундрою ночной
и ухала сердито!
Теперь же — рядышком со мной,
опилками набита.


Ее Марусею зову…
И очень жалко мне сову.

Давление

«Ой, давление упало!» –
тихо бабушка сказала.
Помогу, пока не поздно!
По квартире ползал, ползал…
Но, к большому сожаленью,
не нашел ее давленья!
«Наигрался, детка?
Дай-ка мне таблетку…»

Мудрый папа

Любовь — это сложная штука, сынок…
К примеру, ты любишь вишневый пирог.
Смирись — и живи, безнадежно любя:
пирог никогда не полюбит тебя!

Анастасия Орлова, поэт из Ярославля

Надеваю колготки

Я свою родную ногу
Отправляю в путь-дорогу.
А туннель длиннющий — жуть! —
Вправо-влево не свернуть.
Темноты я не боюсь,
Да и ты, нога, не трусь!

27 Апр 20:51

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров