Портал городских новостей
Суббота, 1 октября 2016 06:10
Погода на завтра: 15..17 (день) 8..10 (ночь)
Валюта:   USD 63,39 EURO 70,93

Сергей Кузнецов: 75 000 замечаний москвичей внесены в новый Генплан

20:53 6 апреля 2014 2617
Как будет развиваться столица в ближайшие годы? Застроят ли Тушинское аэрополе элитным жильем? Появятся ли в Москве подземные улицы?

Обозреватель «Вечерней Москвы» Никита Миронов взял эксклюзивное интервью у главного архитектора столицы Сергея Кузнецова.

ГЕНПЛАН БУДЕТ ПЕРЕРАБОТАН

Сергей Олегович, есть ли сейчас у Москвы Генплан? В 2010-м его приняли, но вскоре были присоединены новые территории. Говорят, что нужно срочно готовить новый.

— На самом деле Генеральный план в Москве есть. Город сейчас по нему живет. Этот документ готовили серьезные специалисты, он довольно взвешенный. Другой вопрос, что часть территорий Москвы Генплан не покрывает. На Новые округа сейчас делается территориальная схема, т.е. схема планирования присоединенной территории. До конца года, я думаю, она будет утверждена. Что касается нового Генплана, то сейчас НИиПИ Генплана Москвы готовит его. В 2015 году документ должен быть принят, и это значит, что действующий Генплан будет актуализирован с учетом новых территорий.

Когда принимали нынешний Генплан, у многих было ощущение, что его делали не для москвичей, а для инвесторов.

— Отчасти согласен. В Генплане, на мой взгляд, есть некоторые вещи, которые необходимо скорректировать. Но утверждать, что это документ нерабочий и целиком игнорирует интересы жителей, я бы не стал. В него внесли большую часть из 75 тысяч замечаний жителей! Больше того, там есть вещи, которые очень правильно прописаны, но сегодня вызывают критику.

Например, строительство моста в Тушине. Этот проект не рассчитан на инвестора.

Он просто нужен для города! И тем не менее в проекте планировки Тушинского поля от моста отказались именно из-за протестов жителей.

ТУШИНСКОЕ ПОЛЕ ЭЛИТНЫМ РАЙОНОМ НЕ СТАНЕТ

Правда ли, что Тушинское аэрополе будут застраивать?

— Так его уже застраивают! Ведь там не только стадион «Спартак» будет. Тушинское аэрополе — это гигантский кусок земли, который город решил развивать. Да, он будет застраиваться, но какими темпами, пока окончательно не ясно. Уже совершенно точно, что здесь создается серьезный транспортно-пересадочный узел, новая станция метро, спортивные объекты. Все эти вещи нужны в масштабах города. А объемы прочего строительства сейчас обсуждаются.

Но в Генплане 2010 года, по крайней мере, все тушинское аэрополе закрашено в цвет застройки.

Ну да — появится такой новый элитный район Москвы. С видом на реку…

— Мы не хотим здесь создавать ничего элитного или, напротив, ущербного. Нет, там планируется нормальная комфортная застройка, которая одинаково удобна для всех.

В этот район сможет приехать любой горожанин и комфортно провести там время. Скажем, на берегу Москвы-реки или на стадионе.

ДВОР - ОТДЕЛЬНО, ШКОЛА - ОТДЕЛЬНО

Хорошо, а будет ли на Тушинском аэрополе или в других новых районах реализовываться концепция квартальной застройки?

— Обязательно. Все проекты новой застройки предусматривают более плотную сетку улиц, кварталы с дворами внутри и улицами снаружи. Это значит, объекты социальной инфраструктуры будут не внутри микрорайона, а вынесены.

И что тут хорошего? Вот у меня детсад — прямо под окнами. Удобно.

—  Весь мир отказался от микрорайонной застройки еще в 1970-х. И соцопросы, и данные риелторов подтверждают: квартальная застройка предпочтительнее.

Люди хотят четко зонированного пространства. Вот двор, ограниченный домами, вот уличное общественное пространство, находящееся в шаговой доступности. Здесь есть кафе, магазины, здесь можно гулять. Что очень важно, квартальная застройка по стоимости ничуть не дороже районной, а качество городской среды намного выше.

Как же качество городской среды станет выше, если ребенка в школу теперь придется переводить через улицу!

— Зато появляется огромный плюс — социальный контроль. Вот наш двор, он закрыт для сквозного транзитного прохода, мы четко понимаем, кто здесь свой, кто чужой, мы видим из окна, где играют дети. То есть получаем более безопасную среду. Что касается улицы, то и она становится безопаснее! Здесь допоздна гуляют люди, много фонарей, работают магазины и кафе на первых этажах домов… Я сам вырос в «спальном» районе и прекрасно понимаю, насколько он небезопасен. Сама застройка способствует тому, что на улице мало света, мало людей, много неконтролируемой территории — пустырь, помойка, заросли кустарника, хаотичная парковка… То есть формально территория считается придомовой, а фактически она ничья. И этот вакуум быстро заполняется: бомжи, бездомные животные, хулиганы.

Лучше бы такой территории вообще не было! Что касается квартальной системы, то площадки тех же детсадов, например, мы пытаемся сделать частью двора. Если ребенок взрослый, он идет в соседний квартал в школу. А если маленький — играет на площадке в собственном дворе. При этом детсад расположен на первом этаже дома. Это очень удобно.

ПЕШЕХОДНЫЕ ЗОНЫ ПРИДУТ И НА ОКРАИНЫ

Сергей Олегович, сейчас пешеходные зоны расположены в основном в центре. Понятно, там красиво, есть на что посмотреть. Но не всегда есть время, чтобы в центр ехать. Будут ли свои прогулочные зоны на окраинах?

— Мы постараемся сделать все, чтобы они появились. Проблема в том, что существующая застройка, как правило, просто не предусматривает общественного пространства! Вот взять пешеходную зону на улице Кузнецкий Мост. Все первые этажи домов — кафе и магазинчики. А попробуйте в спальных районах такую улицу найти. Дома стоят кое-как, на первых этажах в основном квартиры. Поэтому при развитии общественных пространств упор будет делаться на создание народных парков, площадей, общественных центров рядом с метро.

Изменится ли облик спальных районов?

— Со временем — обязательно. Ведь дома там ветшают, постепенно сама застройка будет меняться.

Неужели дома несносимых серий пойдут под снос?

— Есть инвесторы, потенциально готовые сносить не только пяти-, но и девятиэтажные дома, предоставлять жителям лучшую жилплощадь и строить на освободившемся месте новые дома. Но это перспектива не ближайших лет. Скорее — десятилетий, но работа в этом направлении ведется.

Что касается сегодняшнего облика районов, то, я думаю, в некоторых из них имеет смысл добавить побольше киосков — ведь здесь первые этажи домов, в отличие от центра, магазинами не заняты. На свободных местах будут строить небольшие кафе шаговой доступности. К сожалению, спальные районы Москвы сейчас очень «интровертные». У их жителей просто нет повода выйти на улицу. Почему возникла эта странная привычка посиделок кухне? Потому что просто некуда выйти. Так вот: нынешняя идеология развития Москвы направлена на то, чтобы было куда выйти! Мы пытаемся создать не просто общественные пространства, а новый образ жизни. Ведь сейчас большинство москвичей постоянно находятся в капсуле — квартира, машина, офис, супермаркет. А города в этой жизни просто нет.

Наша цель — привнести город в жизнь москвичей, вынуть их из капсулы.

КРЫМСКУЮ НАБЕРЕЖНУЮ КЛОНИРОВАТЬ НЕ БУДЕМ

Огромными общественными пространствами могут стать набережные Москвы-реки.

Крымскую сделали просто великолепно, будет ли продолжение?

— В любом учебнике по урбанистике сказано — обратите особое внимание на воду в городе. Вода — наивысшая ценность, относитесь к ней трепетно. Поэтому в нынешнем году мы объявляем международный конкурс на лучшую концепцию обустройства набережных. Самые интересные идеи обязательно используем — включим их в план развития территории, который интегрируем в Генплан города, и согласно Генплану будем набережные развивать.

Не проще ли «клонировать» Крымскую набережную?

— Ни в коем случае. Далеко не везде набережные могут быть пешеходными, часть их можно отдать автомобилям.

Часть под парки. Хотя общая идея такова — поменьше машин, побольше прогулочных зон. Ведь автомобилям все равно где ехать. А людям хочется гулять и смотреть на воду. Проблема в том, что последние десятилетия города в России не планировались с учетом интересов человека.

Такие «мелочи», как вид из окна, близость природной среды, даже не брались во внимание. Дали тебе малогабаритную квартиру — и будь счастлив. А река использовалась, чтобы возить баржу с углем. Но сейчас ХХI век! Мы боремся, конкурируем с другими мегаполисами за качество населения и среды. Поэтому реку нужно органично вплетать в ткань городского пространства, избавляя ее от функции транспортной артерии. Например, выводить из Москвы предприятия вдоль реки, а освободившиеся площади отдать под нормальную многофункциональную застройку. Вот пример: из Нагатина выводим за город завод по ремонту судов. Вместо него будет красивая прогулочная набережная с жилой застройкой и «активными» первыми этажами. То есть с набережной, например, будет можно зайти в кафе.

В Москве несколько речных портов. Может, и их убрать из города?

— Сначала мы будем смотреть, какие грузы и в каком объеме они обрабатывают. Уже очевидно, что грузопоток все больше ориентируется на автомобильные и железнодорожные перевозки — как более дешевые. Сегодня порты, как правило, работают с контейнерами. А они занимают меньше места. Возможно, территория портов будет сокращаться. Разберемся и с территорией, прилегающей к портам. Смотришь на карту — это зелень. А фактически — помойка и наркоманский притон… Их надо благоустраивать и развивать — как, например, Нагатинскую пойму, где появится парк развлечений.

Как Диснейленд?

— Это центр развлечений, настоящий, с аттракционами. Только тематика — не диснеевская, а компании DreamWorks. Одноименное название будет иметь и сам парк.

Очень удобно, что рядом вотвот откроется станция метро «Технопарк». Выйдя из нее, жители и гости столицы тут же попадают в парк.

УЙДУТ ЛИ УЛИЦЫ ПОД ЗЕМЛЮ

Многие мегаполисы мира, улучшая городское пространство, строят целые подземные улицы, где есть магазины, кафе и даже музеи. Появятся ли такие улицы в Москве?

— Подобных планов нет. Больше того, лично я убежден, что подземные улицы не нужны.

Я недавно был в городе Хьюстоне в Техасе, где такой проект реализован. Это чудовищно. Люди загнаны под землю, а вверху — пустынно: только бездомные, которых вниз не пускают. Когда я там, на поверхности, рисовал — я во всех городах рисую, — ко мне постоянно подходили какие-то плохо одетые люди, очень похожие на бродяг. То время спрашивали, то пытались завязать беседу, то «стреляли» мелочь. Потом подъезжали полицейские и с этими попрошайками разбирались. Вот такая сегрегация. Все приличные люди — под землей. Но там тесно, ты не видишь неба и фасадов домов. Зачем нам перенимать этот опыт?

В городах Европы нередко накрывают улицы крышами. Наш ГУМ, задуманный как торговая улица, — яркий тому пример.

— По улице стоит ходить, чтобы любоваться архитектурой. А крыша ее закрывает. Много комфорта — это тоже плохо.

Вот гуляет человек по пешеходной зоне. Замерз — зашел в кафе, попил кофе, пообедал, согрелся. В этом есть свое удовольствие, зачем себя его лишать? К тому же центральные улицы Москвы и так достаточно узкие и защищены от ветра. На них не так мерзнешь, как на окраинах, где огромные пространства и ветер.

Центров станет несколько Станет ли Москва полицентричным городом?

— Вся наша работа нацелена как раз на то, чтобы сделать столицу городом с несколькими центрами. В перспективе административно-деловой центр будет в Коммунарке.

Сколково — центр научный. Николо-Архангельское — финансовый. А вообще, каждая крупная территория должна иметь свой подцентр.

Какой вы видите Москву через 20 лет? На какой мегаполис нам стоит равняться в своем развитии? Куда расти?

— Москва — уникальный город, она не похожа на другие, ее просто не с чем сравнить. Что касается развития, то нужно изучать, анализировать и применять опыт городов, которые активно строятся сейчас, — Токио, Пекин, Шанхай, Сеул, Сингапур. Нет, мы не должны перенимать их внешний вид.

Токио, например, с точки зрения архитектуры красивым не выглядит — это город стеклянно-металлических коробок. Мы можем и интереснее, и разнообразнее наши культурные традиции в застройке реализовать. Наша задача, я думаю, перенять принципы развития самых современных городов: полицентричность, плотность и хорошее развитие транспортной системы. У Берлина и Барселоны можно перенять принцип зонирования городского пространства. Нужно отделить зерна от плевел и взять все лучшее.  

СПРАВКА

Сергей Кузнецов — 36 лет, главный архитектор столицы. Родился в Москве, учился в школе № 329, на юго-востоке Москвы. Родители — советские служащие. Мама — инженер-технолог общественного питания. Отец служил в органах госбезопасности.

В 2001 году окончил Московский архитектурный институт (МАрхИ).

С 2003 года — партнер и генеральный директор мастерской «С.П.Проект» — одной из первых в Москве мастерских, которая специализировалась на разработке трехмерной архитектурной компьютерной графики.

В 2006 году архитектурная мастерская «С.П.Проект» вошла в объединение «SPEECH Чобан/ Кузнецов», в котором Сергей Кузнецов являлся руководящим партнером.

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

РИА Новости

Новости Финам

Агрегатор 24СМИ