Портал городских новостей
Пятница, 26 августа 2016 14:53
Погода на завтра: 25..27 (день) 12..14 (ночь)
Валюта:   USD 64,73 EURO 73,08

Розенталь на спиритическом сеансе

19:51 28 июля 2014 1

Ровно 20 лет назад, 29 июля 1994 года, скончался Дитмар Эльяшевич Розенталь, признанный всеми авторитет в культуре речи, в орфографии и пунктуации, грамматике и стилистике русского языка. Имя «Розенталь» стало для обывателей синонимом грамотности, а для специалистов — образцом научной строгости и выверенности. Но личная судьба крупного лингвиста состояла из парадоксов. Первый и главный из них в том, что известнейший ученый в конце жизни был человеком одиноким и непубличным и дал всего одно интервью за пару месяцев до смерти.

«ВМ» решила исправить это и поговорить с Дитмаром Эльяшевичем, словно он сейчас все еще жив.

КАК НАДО И КАК ЛУЧШЕ

— Дитмар Эльяшевич, что на самом деле значит это расплывчатое понятие, которое часто употребляют, когда хотят показать свою озабоченность чистотой русского языка — «культура речи»?

— Культурной можно считать такую речь, которая отличается смысловой точностью, богатством и разносторонностью словаря, грамматической правильностью, логической стройностью, выразительностью. Культурная речь — это речь нормированная. В своей устной форме она должна отвечать существующим в настоящее время нормам произношения, в письменной форме — нормам орфографии и пунктуации.

— Норма, как мы знаем, постоянно меняется; что бы вы могли ответить многочисленным «борцам за чистоту», который свой личный пуризм выдают за внимательное отношение к языку и протестуют против этого естественного явления — смены норм?

— Нормы бывают двоякого рода. Одни из них строго обязательны и не допускают никакого нарушения, как, например, нормы грамматические или орфографические. Такие нормы применяются, когда решается вопрос: как надо сказать или написать? (Здесь и далее — курсив Д. Э. Розенталя — «ВМ».) Другие нормы представляют собой наиболее распространенные, предпочтительные языковые (речевые) варианты, закрепившиеся в практике использования, наилучшим образом выполняющие свою функцию. Именно с вариантами норм мы сталкиваемся в стилистике, когда решается вопрос: как лучше сказать?

Напрасно пытаться ответить на этот вопрос однозначно, дать своего рода рецепты на все случаи речевой практики. Дело в том, что, несмотря на известную свою устойчивость (иначе перед нами будет что-то преходящее в языке, а не «прижившийся» образец употребления), норма изменяется в ходе развития самого языка. Эта подвижность нормы нередко приводит к тому, что в данный период для одного и того же языкового явления существует несколько способов выражения: прежняя форма еще не утрачена, но наряду с ней уже возникла новая. <…>

Сравните формы именительного падежа множественного числа догово́ры — договора́, сле́сари — слесаря́, из которых одни (с окончанием -ы/-и) являются книжными, а другие (с окончанием -а́/-я́) — разговорными. <…> Таким образом, наряду со старыми и новыми вариантами нормы сосуществуют варианты, обязанные своим появлением выделению в языке различных стилей — книжные и разговорные. И надо заметить, что, как правило, старые варианты совпадают с книжными, а новые — с разговорными.

Наличие вариантов нормы, то есть двояких форм для выражения одного и того же языкового явления, обогащает язык, позволяет нам более точно передать мысль, оформить высказывание. Но при этом выбор варианта в каждом конкретном случае должен быть обоснован, стилистически оправдан. Уместно вспомнить слова А. С. Пушкина: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

КАНЦЕЛЯРИТ НА ГРАНИ АБСУРДА

— Да, Пушкин реально сек фишку; Дитмар Эльяшевич, я заранее дико извиняюсь за следующий вопрос…

(Перебивая.) Совсем исключите из вашего лексикона вульгарно-просторечные слова, или вульгаризмы! «Модные» словечки и выражения, бытующие в ученическом и студенческом жаргоне: блеск! сила! порядок! железно! законно! колоссально! потрясно! клево! прикольно! круто! (все эти слова образуют синонимический ряд со значением «весьма положительная оценка»); дико интересно — «очень интересно». <…> Используя подобные «изобразительно-выразительные средства», М. Розовский создал такую пародию на сюжет сказки про Красную Шапочку:

«Всю дорогу, со страшной силой хиляя по лесу, Серый Волк подклеивался к колоссальной чувихе в потрясной Красной Шапочке. Та сразу усекла, что Серый Волк — слабак и задохлик, и стала толкать ему про больную бабушку. «Слушай, детка, прими таблетку, — сказал Серый Волк. — Это все не фонтан, пшено и не в жилу». «Отпад, — сказала Красная Шапочка. — Будь здоровчик».

— Спасибо, Дитмар Эльяшевич; почувствовал себя Эллочкой-людоедкой… Я хотел спросить о хронической «болезни» русской речи — канцелярите; в чем главная опасность этого заболевания?

— «Умерщвление произошло по причине утонутия» — этот заголовок придуман не нами. Это А. П. Чехов в одном из рассказов спародировал канцелярский стиль с его пристрастием к использованию отглагольных существительных, нередко искусственно образуемых. <…> Особенно часто отглагольные существительные встречаются в текстах различных инструкций, распоряжений, объявлений. В абсолютном большинстве случаев «увлечение» такими канцеляризмами неоправданно.

Например, в обращении к жильцам без них явно можно обойтись: «Жильцам запрещается содержание в квартире домашних птиц и животных, за исключением собак и кошек, содержание которых разрешается с общего согласия жильцов квартиры, при условии недопущения владельцами загрязнения собаками и кошками квартиры и лестничной клетки и невхождения их в места общего пользования».

— Если речь федеральных и столичных чиновников стала более-менее правильной, то в провинции продолжают говорить на причудливой смеси канцелярита и поэтизмов: «Та душевная теплота, с которой вы реализуете положения законов и подзаконных нормативно-правовых актов», «Помощь в оказании квартир»…

— Писатели, особенно в XIX в., часто использовали подобные конструкции для стилизации или пародии: ...без какового соглашения оная свинья никоим бы образом не могла быть допущенною к утащению бумаги (Н. Гоголь); Равным образом воспрещается выколотие глаза, откушение носа... отнятие головы (М. Салтыков-Щедрин).

Сравните также отрывки из пародии на неудачную литературоведческую статью, в которой приемы и средства канцелярского стиля были использованы применительно к чуждому этому стилю материалу (пример приведен К. Чуковским):

«Показ Пушкиным поимки рыбаком золотой рыбки, обещавшей при условии ее отпуска в море значительный откуп, не использованный вначале стариком, имеет важное значение. Не менее важна реакция старухи на сообщение ей старика о неиспользовании им откупа рыбки, употребление старухой ряда вульгаризмов, направленных в адрес старика и понудивших его к повторной встрече с рыбкой, посвященной вопросу о старом корыте».

— Получается, что канцелярит действительно «живее всех живых» — так современно звучит этот давний пример.
Позвольте напоследок несколько конкретных практических вопросов, короткий блиц…

(Снова перебивая.) Нередко встречаются сочетания слов, настолько близких по выражаемому ими понятию, что некоторые из данных слов становятся совершенно лишними. Например, «впервые знакомиться» (знакомиться «во второй раз» уже нельзя; оборот возник, вероятно, под влиянием словосочетания впервые встретиться); «мы дорожим каждой минутой времени» (лишнее слово времени; допустимы сочетания каждая минута рабочего времени, каждая минута учебного времени и т. п.); «вернуться в апреле месяце» (лишнее слово месяце); «десять рублей денег» (лишнее слово денег); «написал свою автобиографию» (в слове автобиография уже заключено понятие своя); «отступить назад на два шага» (лишнее слово назад, так как вперед не отступают) и т. п. Языковеды называют такое явление плеоназмом (излишеством).

Следует различать плеоназм и тавтологию. Тавтология — неоправданная избыточность выражения. Более лучшее положение (в форме лучшее уже заключено значение сравнительной степени).

КОФЕ ИЗ ТУФЛИ

— Прошу прощения за плеоназм «короткий блиц»! Так вот, значит, в чем ошибка уже ставшей своеобразной легендой «Светы из Иванова». А теперь мы стали «более лучше говорить» в качестве цитатной игры, шутливого эксперимента…

— К сожалению, сочетания «более лучший» и «более худший» часто встречаются в разговорной речи: Я думаю, что детскую библиотеку переселили в гораздо более худшее помещение (из письма А. А. Фадеева). <…>

А теперь попробуем разобраться в стилистических различиях между простыми и составными формами степеней сравнения прилагательных. Сопоставляя предложения Этот дом выше соседнего и Показатели успеваемости по русскому языку в нашем классе в этом году более высокие, чем в прошлом, мы можем отметить, что простая форма имеет нейтральный характер (употребляется в разных языковых стилях), тогда как составная форма в основном свойственна книжной речи.

Иначе обстоит дело с формами превосходной степени прилагательных: простая форма носит книжный характер: Глубочайшие мысли, строжайшая диета, а составная является нейтральной (т. е. не связана с определенным стилем): самые глубокие колодцы в этой местности, самая строгая учительница в школе. И вряд ли следует «создавать» не существующие в литературном языке формы (типа «явнейшая глупость» в смысле «очень явная»).

— Итак, вернемся к нашему блицу: Дитмар Эльяшевич, «чей туфля»?

— Если нескольким людям предложить образовать форму единственного числа слова туфли, то, по всей вероятности, мы получим два ответа: туфель и туфля. И хотя в обувном магазине чаще можно услышать «Разрешите примерить правый туфель», нормативной все же считается форма женского рода тýфля. <…> А форма мужского рода туфель — разговорная, причем весьма активная. Один остряк предложил решить вопрос таким образом: если это мужская обувь — то туфель, если женская — то тýфля. Ему возразили, указав, что тогда мозоль у мужчины — мужского рода, а у женщины — женского рода.

— Сейчас сезон отпусков. Как все же будет правильно — «в отпуске» или «в отпуску»?

— В обоих случаях перед нами предложный падеж единственного числа одного и того же существительного отпуск. Различие это носит стилистический характер: первая форма книжная, вторая разговорная. Каждая из них имеет право на существование в условиях определенной речевой ситуации. Так, в приказе по учреждению мы встречаем: «Полагать П. И. Сергеева в отпуске с… по…». А сам Сергеев о себе, вероятно, скажет: «Я сейчас в отпуску».

— И о наболевшем: в прошлую пятницу в нашей газете вышла полоса, посвященная «юбилею» растворимого кофе. Если бы вы были живы сейчас, приняли бы вы разговорную форму «черное кофе»?

— Есть влияние мужского рода у этого слова во французском языке, из которого оно было заимствовано, а также прежних форм кофей, кофий.

«Так какого же рода слово кофе?» — спросит нас нетерпеливый читатель. Ответим: мужского, но кто говорит черное кофе, молотое кофе, тот не делает ошибки.

ПРИМЕЧАНИЕ

Все «ответы» Дитмара Розенталя на вопросы корреспондента «ВМ» взяты из следующих работ:

Розенталь Д. Э. Говорите и пишите по-русски правильно. — М.: Айрис-пресс, 2007
Розенталь Д. Э. Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. — М.: Просвещение, 1985
Розенталь Д. Э. А как лучше сказать? — М.: Просвещение, 1979
Розенталь Д. Э. Иванова В. А., Потиха З. А. Занимательно о русском языке. Пособие для учителя. — М., Л.: Просвещение, 1990
Розенталь Д. Э. Джанджакова Е. В., Кабанова Н. П. Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию. М.: ЧеРо, 1999

СПРАВКА «ВМ»

Дитмар Эльяшевич Розенталь родился 31 декабря 1899 года в Лодзи, городе в Царстве Польском, бывшем тогда частью Российской империи, в еврейской семье. Юность провел в Берлине. С 1914 года жил в Москве. Учился в Варшавской гимназии, окончил историко-филологический факультет Московского государственного университета по специальности «итальянский язык». Одновременно с филологическим образованием обучался экономике в Институте народного хозяйства имени К. Маркса (ныне Российский экономический университет имени Плеханова). Кандидатскую степень получил за учебник итальянского языка, переводил на русский итальянскую художественную литературу.

Преподавать начал, еще будучи студентом — с 1923 года читал лекции по полонистике в высшей школе на рабфаке им. Артема. Вскоре он становится членом Предметной комиссии Министерства просвещения РСФСР по русскому языку, Орфографической комиссии Института русского языка АН СССР по усовершенствованию русской орфографии, руководителем группы дикторов телевидения и радио СССР.

В 50-х годах Розенталь разрабатывает принципы практической стилистики, правила орфографии и пунктуации, участвует в подготовке Орфографической реформы 1956 года. В 1962 году создает на журфаке МГУ кафедру практической стилистики и возглавляет ее до 1987 года, затем становится консультантом. Основные труды Розенталя — «Справочник по русскому языку. Пунктуация», «Справочник по русскому языку. Практическая стилистика», «Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию», «Справочник по правописанию и литературной правке», «Словарь трудностей русского языка», «Прописная или строчная? Словарь-справочник», « Говорите и пишите по-русски правильно», «А как лучше сказать» — переиздаются до сих при участии современных лингвистов.

За два месяца до смерти Розенталь дал, по-видимому, единственное не научное интервью в своей жизни — 94-летний ученый, живший один и с трудом передвигавшийся по квартире, но с прежним упорством отмечавший все ошибки в газетах, сказал корреспонденту «Московского комсомольца» Елене Егоровой, что русский язык не является для него родным.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Елена Егорова, обозреватель «МК»

— В 1994 году у нас еще не было интернета, и поэтому я не могла проверить, есть ли другие интервью с Дитмаром Эльяшевичем. Он сам мне тогда сказал, что с ним беседовали для специальных научных журналов, но в массовой прессе интервью с ним еще не было.
Трудно представить, что в советское время корреспондент «Московского комсомольца» или «Комсомольской правды» ни с того ни с сего пришел бы к Розенталю брать у него интервью. А в 1994 году как раз только начиналась новая российская пресса. Так что вполне может быть, что я единственная взяла у него интервью в современном понимании. А через два месяца Дитмар Эльяшевич умер.

Никакого информповода не было; просто я училась на журфаке по его книгам и однажды задумалась, что это за человек. Розенталь произвел на меня огромное впечатление, и я до сих пор считаю, что встреча с ним была одной из удач в моей карьере. В 94 года у него было абсолютно ясное сознание, потрясающая эрудиция; чувствовался масштаб этой личности, несмотря на то, что он был уже глубоко болен, и это было видно.

Розенталь жил у метро «Смоленская». Он очень удивился тому, что «МК» хочет с ним поговорить; я в ответ сказала ему, что половина сотрудников «Московского комсомольца» училась по его учебникам. Другого человека, который бы так понимал и чувствовал русский язык, не было, нет, и я не знаю, будет ли он. Тогда он сказал мне, что для него эталоном является Пушкин, и всегда, когда он в чем-то сомневается, то представляет, как бы это выглядело у Пушкина.

(Перепечатка этого интервью, озаглавленного «Самый главный грамотей. Профессор Розенталь: "Русский язык мне не родной"», есть в Сети. Бумажный экземпляр «МК» от 21 мая 1994 года с текстом интервью в архиве газеты найти не удалось — «ВМ».)

Игорь Кириллов, диктор Центрального телевидения Гостелерадио СССР, народный артист СССР

— Я только один раз имел счастье побеседовать с Дитмаром Эльяшевичем Розенталем, он проводил с нами что-то вроде мастер-класса. Одна из его учениц, Флоренция Леонидовна Агеенко, автор многих учебников и словарей для работников радио и телевидения, пригласила Розенталя к нам в аппаратно-студийный комплекс 3, который был построен к Олимпиаде 1980 года. Так мы поближе познакомились с высокими требованиями, которые — подчеркиваю — в то время предъявлялись к работникам радио и телевидения. Все словари, в том числе Флоры Леонидовны, выпускались под редакцией Дитмара Эльяшевича.

К сожалению, не могу вспомнить конкретные вопросы, которые мы тогда задавали Розенталю. Флоренция Леонидовна же была не просто автором словарей, она сама работала на радио и телевидении, следила за всеми эфирами и помогала дикторам, спортивным комментаторам, политобозревателям с правильным произношением и ударением. Она развешивала в дикторских комнатах, где мы готовились к эфирам, списки, с с указанием правильного произношения сложных имен руководителей азиатских и африканских стран, которые приезжали в СССР. Мы в шутку называли эти списки «дадзе-бао» по аналогии с листовками, развешиваемыми в Китае времен Мао Цзедуна, с помощью которых его изречения становились достоянием народа.

Тогда уделялось огромное внимание тому, чтобы разговорная речь на радио и телевидении была литературной.

Дитмар Эльяшевич, как мне кажется, иногда был излишне демократичен. Он говорил: можно так, а можно и так… Мы же считали, что требования к произношению и ударения русских слов и вообще к устной литературной речи должны быть жестче. Но вклад Розенталя в подготовку хороших филологов, прекрасных литераторов, журналистов, редакторов бесспорен — он сделал свое большое и важное дело. Он был очень общителен, внимателен, всегда точно отвечал на вопросы.

Розенталь принадлежал к целой плеяде блестящих ученых и преподавателей, которые продолжали дело наших величайших писателей, в первую очередь прозаика Пушкина, и очень ответственно, серьезно, скрупулезно относились к тому, чтобы молодые выпускники гуманитарных факультетов вузов в совершенстве владели русским языком. Я подчеркиваю значимость этого дела в телевидении и радио потому, что должны они должны быть некими ориентирами для людей, не всегда хорошо владеющих русским языком — и не только для жителей Средней Азии. Телевидение было настоящей школой для всех, кто хотел познать настоящую русскую литературную речь.

Светлана Курицына, ведущая программы «Ты не поверишь» на канале НТВ, в интернете ставшая известной как «Света из Иванова» после ролика, где была произнесена фраза «Мы стали более лучше одеваться»

— После той истории с роликом я стала внимательнее относиться к речи, но я не пользуюсь словарями и справочниками, а стараюсь учиться во время общения с новыми коллегами и друзьями. Все это накопилось, и я уже, наверное, поумнела. Могу честно сказать, что я не знаю, кто такой Дитмар Розенталь. Я не знаю, есть ли у нас на телеканале какие-то занятия по произношению и культуре речи; думаю, что есть, но у меня нет времени их посещать. Мне очень помогает общение в социальных сетях: ведь сейчас стало модно и круто быть грамотным и знать русский язык. Там обязательно кто-то тебя поправит — так и учишься. Мне кажется, сейчас уже мало кто обращается к каким-то справочникам — все уже давно пользуются Википедией.

Наталья Сапегина, руководитель бюро проверки газеты «Вечерняя Москва»

— Из работ Розенталя мы в первую очередь пользуемся справочником «Прописная или строчная?» Безусловно, он гуру русский грамматики, мы воспитаны на его учебниках и всегда обращаемся к ним в трудных случаях написания имен, географических названий. У Розенталя ко всему прочему еще и очень доступная и приятная манера изложения — она простая и в то же время узнаваемая.

КСТАТИ

В фильме Сергея Герасимова «Журналист», вышедшем в 1967 году, есть сцена, где редактор уральской газеты Александр Реутов (Сергей Никоненков) листает рукопись местного автора и бормочет при этом: «Более лучше, более веселее…»

Эта цитатная игра основывается на известных словах И. Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее». Ставшая крылатой фраза — сокращенный вариант сталинского выражения, полностью оно звучит так: «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится… Если бы у нас жилось плохо, неприглядно, невесело, то никакого стахановского движения не было бы у нас».

(Цитируется по: энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». Вадим Серов. 2003.)

Фраза была произнесена 17 ноября 1935 года на Первом всесоюзном совещании рабочих и работниц — так называемых стахановцев, незадолго до начала массовых репрессий. Вскоре она закрепилась в припеве «Песни о партии» А. Александрова на стихи В. Лебедева-Кумача. В ней содержится «прообраз» мелодии «Гимна партии большевиков» — по совету Сталина походный марш «Песни» авторы переработали в торжественный гимн. На его основе в 1943 году и был создан гимн Советского Союза, до сих пор являющийся государственным гимном нашей страны.

Новости партнеров

Загрузка формы комментариев

Новости партнеров