Портал городских новостей

Легендарное училище Гнесиных: 120 лет музыки

17:13 11 февраля 2015 655
В музее-квартире основательницы знаменитого музыкального училища Елены Гнесиной все остается так, как было при ее жизни: раритеты здесь находятся в самом близком доступе

В музее-квартире основательницы знаменитого музыкального училища Елены Гнесиной все остается так, как было при ее жизни: раритеты здесь находятся в самом близком доступе
Фото: Дмитрий Рухлецкий

У российского музыкального образования женское имя и лицо, которое оно получило 120 лет назад, когда на деревянном домике в Гагаринском переулке появилась металлическая табличка «Музыкальное училище Е. и М. Гнесиныхъ».

Вообще-то сестер Гнесиных было пять. Но можно считать, что под литерой «Е» экономно объединились первые буквы имен Елизаветы, Елены и Евгении, «М» принадлежала сестре Марии, а пятой сестре Ольге на момент открытия в доме музыкального училища было всего десять лет, и она в те времена была еще не при делах.

— А я и в свою бытность встречала людей, которые вместо фразы «пойду в Гнесинку», говорили «пойду к Гнесиным», — рассказала «Вечерке» Виолетта Баркова, дирижер-хоровик и воспитанница Гнесинской школы с четырехлетнего возраста. — Эти люди помнили времена, когда за музыку в Москве «отвечали» все пять сестер. Но главной среди них была одна.

Елена Фабиановна — третья по старшинству, но первая по смелости сестра. Именно ее, посовещавшись, снарядили в столичное полицейское управление за разрешением повесить табличку. Визит в полицию прошел на ура.

— Вешайте, — разрешил страж порядка, — но чур, чтобы прибита была крепко и не упала на головы проходящих.

Так началась история учебного заведения, которое по совместному решению всех членов семьи возглавила бесстрашная Елена. Ученики отмечают, что занятия в музыкальном заведении Гнесиных проходили в домашней атмосфере. К своим воспитанникам сестры относились как к членам семьи.

Дмитрий Рухлецкий
Музей-квартира Гнесиных на Поварской улице

— Елена Фабиановна занималась со мной дома, — рассказывает Виолетта Баркова, — называла деточкой, угощала чаем со сладостями, которые я раньше никогда не пробовала. А занимались не сорок пять минут, а чуть ли не весь день: пришел — и сиди сколько хочешь...

Елена Фабиановна Гнесина была Ириной Антоновой в музыке. У руля комплекса музыкальных заведений она простояла семьдесят два года. Это абсолютный рекорд, еще никем не превзойденный.

Незадолго перед войной Гнесина сама добилась строительства нового здания. (Вообще-то к тому времени на Арбате уже давно не строили, но авторитет директора Гнесинки был непререкаем).

Так появился комплекс на Поварской, который все газеты, включая «Вечерку», именовали «Гнесинским комбинатом». Ведь это же было уже не одно заведение, а училище, школа-семилетка, вуз и спецшкола для одаренных детей. В «комбинате» поселилась и его руководительница. Гостеприимная двухэтажная квартира без секретарши (которых директор терпеть не могла), куда можно было приходить без предупреждения, и сейчас рада посетителям.

РИА-НОВОСТИ
1952 год. Елена Гнесина (стоит у рояля) старалась заниматься с учениками не в кабинете, а в своей квартире

Кроме коробки с синими бахилами, похожими на сдутые воздушные шарики, здесь все осталось таким, каким было при жизни хозяйки. Витраж XVIII века, два рояля, четыре телефона и ни сантиметра свободного места на стенах, увешанных фотографиями и картинами. Ассортимент вывешенного широк, как душа хозяйки дома. Среди портретов семьи, портретов великих композиторов, рисунков Леонида Пастернака, портретов коров в хлеву от Виктора Апсельбаума (художник был по совместительству музыкантом и выпускником Гнесинки. — «ВМ») — уникальные фотографии. На них — немолодая представительная женщина с роскошной шевелюрой и непременной камеей, так завораживавшей учеников. Вот она запечатлена с композитором Арамом Хачатуряном, с Юрием Гагариным, с легендарным пианистом Ванечкой Клиберном. (с основательницей Гнесинки его связывала не только дружба, но и учительница музыки — однокашница Елены Фабиановны)...

Владимир Тропп, директор музея, седоусый сухощавый человек донкихотовского типа, садится за бехштейновский рояль — выбор Сергея Рахманинова — и играет фантазию на тему EFG. Произведение, созданное на монограмму Елены Фабиановны Гнесиной, совпадающую с названиями нот ми, фа и соль, служит музыкальным логотипом Гнесинки. Имя хозяйки дома звучит до сих пор.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Виолетта Баркова, хоровик-дирижер

У Елены Гнесиной я занималась частным образом. Помню, мама привела меня к ней на прослушивание.  Мне было четыре года. Дверь открыла крупная дама в темном блестящем атласном платье. Что спрашивала Елена Фабиановна - я не помню. Но меня совершенно заворожили две вещи: шикарные совершенно волосы, голубого, как мне показалось, цвета, и камея на шее. Кажется, весь день я только на эту камею и смотрела... я прозанималась у Елены Фабиановны семь лет. Она открывала дверь, обнимала меня со словами: здравствуй, деточка. Она была нестрогая. Все деловые вопросы решала между прочим. Также и уроки вела. Посидели, поиграли – пойдем чайку попьем... На шее у нее от урока к уроку менялись камеи. Стены ее дома были завешаны фотографиями, а на рояле был завал. Рамочки, статуэточеки, ноты. Она разрешала нам, ученикам, во всем этом копаться, все смотреть и даже в шкафы залезать... А когда я училась в училище - она приезжала на каталке к нам. И она всегда здоровалась первая. Она делала это очень хорошо, не дожидаясь, когда к ней подойдут. "Здравствуй, деточка", говорила она. И нам, ученикам, становилось хорошо от ее слов. 

Евгения Стоклицкая, альтист

Мечта нашего поколения – сесть в хороший оркестр. Но сегодня – совсем другие взгляды. И садиться в оркестр стало необязательным. Сейчас развивается камерное исполнительство. В Европе, например, – бум на барочную музыку, которая традиционно исполнялась небольшим числом музыкантов. Поэтому музыканты могут объединяться в небольшие коллективы и кочевать по разным площадкам. 

И мне отрадно что в последнее время интерес к музыке сильно вырос. Обычные люди, не музыканты, хотят слушать.  Народ наконец-то в консерваторию пошел. Загляните в Рахманиновский зал – он всегда полный.

Игорь Чернявский, пианист, проректор РАМ им. Гнесиных:

- Нам, пианистам прошлого, было легче, чем современным музыкантам хотя бы потому, что о куске хлеба думать не приходилось. В год было запланировано по 50–60 концертов в разных городах и весях. Сейчас нет общегосударственного планирования концертной работы. И живется нашему брату непросто. Гастрольная деятельность держится исключительно на личных договоренностях. Но я не знаю музыканта, который бы пожалел о том, что он музыкант. Понимаете, нам подвластны такие удовольствия, которых не испытывает человек другой профессии. Взять, к примеру, дирижирование.

Это ощущение — когда оркестр отвечает тебе пониманием, взаимностью и энтузиазмом — ни с каким другим сравнить нельзя. (Думаю, именно поэтому многие исполнители-солисты переходят в дирижеры.) А про себя могу сказать, что считаю себя счастливым, потому что сумел осуществить мечту жизни — сыграть Сонату для фортепиано № 29 Бетховена. Это все равно что Эверест покорить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Гнесинка выбралась из кризиса и теперь ищет духовиков 

15 февраля легендарной Гнесинке — одному из самых авторитетных музыкальных учреждений, без которого невозможно представить облик Москвы, — исполняется 120 лет. Но круглая дата не просто день рождения. 13 февраля во всем мире отмечают юбилей уникальной системы музыкального образования, заложенной пятью сестрами Гнесиными, до сих пор считающейся непревзойденной. Об этом — в рубрике «Альма-матер». (далее...)

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

РИА Новости

Новости Финам

Новости партнеров