Портал городских новостей

Солдат мечтает не о взрывах, он грезит о любви

18:27 9 мая 2015 334
Кадр из фильма "Офицеры"

Кадр из фильма "Офицеры"

Фото: тасс

Несколько лет назад мы долго говорили о войне и любви с поэтом-песенником Евгением Аграновичем, фронтовиком, написавшим песни «Пыль», «Лина», и, конечно, вошедшим в историю как автор песни к фильму «Офицеры» — «От героев былых времен…»

Помню, я спросила Евгения Даниловича, отчего на войне о любви писали едва ли не больше, чем о героизме. И он ответил: «А ты думаешь, на войне мечтают о взрывах? И разве это не героизм — посреди этого кошмара сохранять в сердце любовь?» И это правда. Живущая по своим законам война не отказалась от любви. И семьдесят лет назад это она встречала Победу, любовь! Любовь к той земле, что все вынесла. Любовь к дому, в котором всегда тепло.

Любовь к той, что ждала и не перестала ждать, даже получив похоронку. Любовь к тому, кто вернулся — с полей войны, из огненно-кровавого ада. Им было, кого любить. Тем нецелованным мальчишкам и девчонкам, вмиг повзрослевшим детям, так и не родившим своих детей.

Тому классу выпускников 1941 года, что ушел на фронт в полном составе и в полном же составе не вернулся оттуда. Тем взрослым, простым мужикам, которые умели и хотели работать, но научились стрелять. И убеленным сединами старикам, что ушли в партизаны. И хрупким медсестричкам, бравшим откуда-то силы, чтобы выносить на своих плечах из огня раненых.

Всем тем, кто стал травой Ржевских полей. Чья кровь растворилась в реках и ручьях. Кто был впахан в разорванную железными гусеницами землю Курской дуги. Кто погибал от голода в блокаду, рисковал собой, ведя полуторку по «Дороге жизни», и был выжжен огнем, залившим Сталинград.

Тем людям, чьи жизни и судьбы были бескрайним полем, с которого война собрала свой чудовищный оброк, у кого-то забрав все, у кого-то — многое.

На судьбах всех семей оставила война неизгладимые шрамы. Но любви отнять не смогла. Ведь, по большому счету, это ради нее шли на смерть и погибали. И лишь ради нее — выживали.

У любви есть удивительное свойство — она сохраняется в тех условиях, в которых не может выжить ничто живое. И там, на полях войны, она была.

Зарождалась — на пыльных дорогах. Прорастала сквозь кровь и пепел. Расцветала ромашкой в почерневшей от пороха руке. Летела письмом. Переходила вброд реки. Вязла в гнилых болотах. Снилась в бреду, на госпитальной койке. Горела жаром ран.

Она была трудной, любовь на войне. Очень часто у нее не было завтра. И не было вчера. Был только миг, когда Он и Она находили друг друга. Часто — случайно. Без оглядки назад, без лишних слов, с горьким осознанием отсутствия будущего.

Нередко — попадая в унисон с особыми законами войны, которые диктовали свои правила и учили принимать данность такой, какой она была. Иногда — кажется, вопреки всему — эта любовь приходила и оставалась навсегда.

Сколько раз писали о ней с фронта? Сколько раз погибали с ее именем на губах? Сколько раз не доживали до встречи считанных часов? Нет такой статистики. И не будет никогда. Память о любви на войне — в другом.

В воспоминаниях и строках военных писем. В пожелтевших фотографиях и горьком понимании того, что погибшие не стареют и их оборванная молодость и любовь — вечный счет, который нельзя оплатить.

Какой бы мы красивой были парой,

Мой милый, если б не было войны…

...На войне и правда мечтали не о взрывах. Мечтали о любви. И сегодня мы вспоминаем, как воплотилась эта мечта в фильмах, сделав и их героев бессмертными.


Загрузка формы комментариев