Суббота, 28 мая 2016

22:49

12+

Погода на завтра

24..26 (день) 13..15 (ночь)

Курс валют

USD 66,04 EUR 73,84

Римас Туминас: «Я облегчил ужас происходящего в постановке итальянскими песенками»

11:51 17 февраля 2016

18 февраля в Государственном Большом театре России премьера оперы Дмитрия Шостаковича «Катерина Измайлова» по мотивам повести Николая Лескова.

Режиссер-постановщик Римас Туминас в интервью «ВМ» объяснил, что его – режиссера драматического театра – побудило обратиться к серьезному музыкальному жанру.

– Римас Владимирович, что стоит за вашим согласием поставить вторую редакцию оперы Шостаковича «Катерина Измайлова» в Большом театре? Провала не боитесь?

– Боюсь. Разве только намоленная Историческая сцена Большого театра спасет?! Когда генеральный директор Большого театра Владимир Урин предложил поставить эту оперу, я очень сомневался. «Не сумею, не смогу, не понимаю, со слухом плохо», – говорил себе, и был прав. Но решил попробовать. В молодости у меня был небольшой опыт – ставил оперу Моцарта. На репетициях смотрел, как работает выдающийся литовский дирижер Саулюс Сондецкис (к сожалению, 3 февраля этого года его не стало). Каждый жест за ним записывал. Над оперой «Катерина Измайлова» работаю в тесном контакте с дирижером Туганом Сахиевым.

11:5117 февраля 2016

– Наверняка, чтобы ставить оперу, надо иметь хорошее музыкальное образование?

– В идеале – да. Не могу похвалиться музыкальной образованностью. За несколько месяцев до начала репетиций я изучал партитуру оперы Шостаковича со специалистами. Что касается режиссуры, то этой профессии я учился долго, у лучших мастеров России, и, надеюсь, чего-то добился.

– Объясните, пожалуйста, выбор именно второй редакции оперы Шостаковича?

– Вторая редакция оперы – выбор Большого театра. Возможно, я бы предпочел первую редакцию, которая более театральная, более смелая, в стиле Мейерхольда, русского авангарда, серебряного века... Впрочем, мой интерес к этой постановке больше вызван не музыкой Шостаковича, хотя музыка его гениальная, а прозой Лескова. Он после Чехова – любимый мой писатель. Между прочим, 16 февраля Николаю Лескову – 185 лет.

– Нравится ли вам повесть «Леди Макбет Мценского уезда»? По художественным достоинствам она уступает более поздним произведениями Лескова: «Запечатленному ангелу», «Левше», «Очарованному страннику».

– Зато в жанре ужаса – лучшее произведение Лескова. Думаю, что Альфред Хичкок экранизировал это произведение, если бы прочитал. И в театре очень много инсценировок повести «Леди Макбет Мценского уезда». Про страсть, любовь, кровь, ревность, - всегда зрелищно, эмоционально, широко.

Автор: Артем Геодакян/ТАСС

Певец Джон Дашак во время пресс-подхода перед генеральной репетицией предстоящей премьеры оперы Дмитрия Шостаковича "Катерина Измайлова" в постановке Римаса Туминаса на исторической сцене Большого театра.

– Долю фантазии, художественного вымысла себе позволили?

– Будет балаганчик, с итальянскими актерами, которые заблудились в России. Ходят бедные по свадьбам, выступают, и в дом к Измайловым зашли. Балаганчик разбавляют музыкальные антракты, которых в нашей постановке много. Между убийствами – выступают якобы итальянские артисты. Чтобы не пугать зрителя, с помощью театральных приемов я облегчил ужас происходящего итальянскими песенками.

– Римас Владимирович, вы ведь пытались понять: почему русская женщина, воспитанная в послушании и вере в Бога, пошла на убийство больного мальчика – племянника ее мужа? Ребенок читал «Житие», а она с любовником задушила его подушкой. Как это возможно?

– Убийство ребенка Шостакович убрал в желании оправдать Катерину Измайлову. Убить богобоязненного ребенка – это уже непростительный грех. Но почему-то Шостакович позволил себе убрать последнее убийство Измайловой вообще. 

– Как вы относитесь к главной героине? Вам ее жаль?

– Попытаться понять ее можно. Катерина говорит о себе, что в девках она жила свободно. Бедно, но свободно. Представим, что она из другой губернии, где не такие жестокие нравы, как в доме купца Измайлова. Катерина, став женой купца, оказалась в племени, где применяли телесные наказания, а в доме ее родителей этого не было. Поэтому я говорю исполнительнице роли Катерины - обладательнице прекрасного сопрано Наде Михаэль, чтобы она даже не пыталась играть русскую. Катерина Измайлова в доме мужа была чужестранкой.

– Какую тему вы берете за основу в своей постановке? О чем детектив или ужастик Лескова?

– «Леди Макбет Мценского уезда» – о желании быть свободными. Через все действо проходят каторжники. Создается пространство вечной дороги, по которой идут к свободе.

Автор: Артем Геодакян/ТАСС

Певица Мария Лобанова во время пресс-подхода перед генеральной репетицией предстоящей премьеры оперы Дмитрия Шостаковича "Катерина Измайлова" в постановке Римаса Туминаса на исторической сцене Большого театра.

– Римас Владимирович, почему путь России к свободе такой тернистый?

– Путь не просто тернистый – он самый сложный, самый трудный. Представьте дорогу – с пунктом «А» и пунктом «Б», и в этой дороге между пунктом «А» – «Россией» и пунктом «Б» – «Свободой» – посередине смерть. Русские – единственный народ, который все знает про смерть и, что самое удивительное, воспевает ее. Свободу мы чувствуем, понимаем, желаем, но не доходим, потому что слишком много думаем о смерти. Ее слишком много в литературе, слишком много было смертей за свободу, за победу, за веру, за идеологию.

– Что нового открыли для себя во время работы над оперой «Катерина Измайлова»?

– Раньше я не знал, не ощущал, что в опере – другое течение времени. Опера – растянутое время, а значит, потерянное. Я искал это потерянное время. Тогда как драматический театр должен точно передать ритм сегодняшнего дня – неважно, в какое время происходит действие. Признаюсь, что до конца я не понял - что же это за время в опере, и почему оно такое длинное? Я пытался ставить «Катерину Измайлову» по законам театра драмы, и, замечу, что солисты хотели быть не только солистами, но и хорошими драматическими артистами. Во время работы я приказал себе: «Не надо мешать музыке». Главное – выпустить музыку, чтобы она, по словам Лессинга, «гладила ухо». Но музыка оперы «Катерина Измайлова» очень сложная. Словом, все очень сложно.

– Как вы предполагаете, что сказал бы отец-основатель театра Вахтангова, которым вы успешно руководите, про ваш эксперимент в Большом театре?

– Евгений Багратионович сказал бы: «Римас, ты постарел». Дело в том, что и Станиславский, и Немирович-Данченко, и Мейерхольд в зрелости уходили в музыкальный театр. Видимо, они уставали от драматического театра, артистов и в мире музыки искали покой, гармонию, вечность. Вахтангов не успел постареть. Он ушел из жизни молодым человеком – в 39 лет.

Новости партнеров

Загрузка формы комментариев

Новости партнеров