Портал городских новостей
Суббота, 23 июля 2016 14:04
Погода на завтра: 26..28 (день) 16..18 (ночь)
Валюта:   USD 64,62 EURO 71,25

Сусанинскими тропами. Спецкоры «ВМ» побывали на месте гибели самого народного героя

20:49 18 февраля 2016 543
Село Исупово Сусанинского района Костромской области. Спецкоры «ВМ» Алексей Зернаков (слева) и Андрей Коц рассматривают поминальный крест, установленный на родовом погосте семьи Сусаниных

Село Исупово Сусанинского района Костромской области. Спецкоры «ВМ» Алексей Зернаков (слева) и Андрей Коц рассматривают поминальный крест, установленный на родовом погосте семьи Сусаниных
Фото: Василий Аксенов

Персоны:

В преддверии 23 февраля принято вспоминать героев. Корреспонденты «ВМ» решили побывать в тех местах, где в 1613 году совершил свой подвиг простой костромской крестьянин Иван Сусанин, спасший ни много ни мало первого государя из династии Романовых — Михаила Федоровича, который, взойдя на престол, положил конец долгие годы терзавшей русскую землю Смуте. До сих пор историки ломают копья, споря, как и где на самом деле окончились дни Сусанина. «ВМ» решила разобраться в этом вопросе.

Cело Сусанино в костромской глубинке встречает нас промозглым ветром и пасмурным небом — в точности как на картине Саврасова «Грачи прилетели», которую великий художник написал на фоне здешней Воскресенской церкви в 1871 году. Сегодня пернатых на окрестных деревьях не видно. Но старинный белокаменный храм, как и 145 лет назад, смотрит в небо пятью своими куполами. Службы в нем не проводят с 1939 года. Зато здесь уже почти 30 лет располагается единственный в России музей Ивана Сусанина. 

ЗЕРНАКОВ ХВАТАЕТСЯ ЗА САБЛЮ 

Идем мимо стеллажей, с которых тускло поблескивают латы, старинный сельскохозяйственный инвентарь, предметы быта. Особняком красуется мундир. А матерый исторический реконструктор Зернаков внимательно разглядывает саблю польского гусара, которую откопали жители деревни Ивашево неподалеку отсюда. Неужели «клиенты» Ивана Сусанина обронили?

— Мы возили клинок в Москву, и там подтвердили его подлинность, — проводит нам экскурсию директор музея Татьяна Груздева. — Не исключаю, что он мог принадлежать одному из интервентов.

Сегодня тех поляков назвали бы разведывательно-диверсионной группой. У них был один единственный приказ: добраться до села Домнино и убить первого русского царя из династии Романовых.

— Это была родовая вотчина матери Михаила Федоровича инокини Марфы, — Татьяна на секунду замирает у портрета монарха. — Поляки двигались к ней со стороны Вологды, разорив по дороге Железноборовский монастырь. Это был спецназ, самые лучшие воины. По одной из версий поляки успели добраться до деревни Деревеньки всего в паре километров от Домнина. Там им и повстречался наш герой, вызвавшийся быть провожатым. 

Василий Аксенов
 Старинная польская сабля в Музее Ивана Сусанина. Краеведы не исключают, что ей мог быть вооружен один из польских интервентов, сгинувших в болотах в феврале 1613 года

КОЦ СЛУШАЕТ ШАЛЯПИНА 

Историки полагают, что Иван Сусанин повел польский отряд в другую сторону, вдоль русла речки Корбы. Прямо в огромное Исуповское болото. По одной из версий, там поляки и сгинули. Но есть и другая, более правдоподобная: часть отряда Сусанин вывел на противоположную сторону болота, в село Исупово, где и был убит. Этой версии придерживался знаменитый историк-краевед XIX века Василий Самарянов. В качестве доказательства он приводил документ от 1731 года со словами правнука Сусанина: «в селе Исупове прадеда ево пытали разными немерными пытками и посадя на столб изрубили в мелкие части».

О жертве своего великого земляка в Костромской области знают и помнят. Все в музее пронизано самим духом подвига Ивана Сусанина. Он смотрит в глаза смерти с десятка картин. И даже его голос — в исполнении Федора Шаляпина — проникновенно звучит из старинного музейного граммофона, который попросил включить любопытный Коц: «Ох, горький час! Ох, смертный час! Господь, меня Ты подкрепи!».

На стене под стеклом — копия жалованной грамоты Михаила Романова 1619 года, освободившая от всех податей и повинностей зятя Ивана Сусанина Богдана Собинина и его семью. Позже потомкам героя был выделен надел Коробова пустошь. Все это — главные документы, подтверждающие, что подвиг простого костромского крестьянина — это не легенда. Сколько лет было Сусанину, доподлинно неизвестно. Традиционно, на картинах и статуях его изображают дедом с окладистой бородой. Историки же напоминают, что в те неспокойные времена 45-летний мужчина уже считался глубоким стариком. Некоторые сомневаются, что Сусанин существовал и называют его «пропагандистским мифом». Но костромичи твердо уверены: он был и подвиг свой совершил. И сохранил саму российскую государственность, положив конец Смуте. Ведь уже 14 марта 1613 года, вскоре после гибели героя, Михаил Романов отправился в Кострому, где в Ипатьевском монастыре был призван на царство. В музее есть немой свидетель этого события — старинный фонарь со слюдяными стеклами....

...Но осматривать экспозицию больше нет времени: впереди у нас — 12 километров заснеженной дороги. А конечный пункт — то самое село Исупово, где Иван Сусанин принял мученическую смерть.

ЗЕРНАКОВ ЗАПОМИНАЕТ ДОРОГУ 

Наш «уазик» летит на 70 километрах в час по утрамбованному снегу и входит в повороты с головокружительными заносами, унося нас все дальше от цивилизации. Зернаков пытается включить навигатор, но тщетно — нет сигнала.

Водитель — сусанинец Сергей Громов — ловко крутит баранку, ехидно поглядывая в зеркало заднего вида на побелевшие лица заезжих репортеров.

— Да не бойтесь вы так, машина — зверь, и не такие дороги видала, — водитель поддает газу.— Опасаться в этих краях нужно другого — волков, медведей-шатунов и охотников. К первым и вторым можете попасть на ужин, к третьим — под шальной заряд картечи. И что вы вообще забыли в этом селе? Оно же пустует давным- давно. Правда, раньше какие- то ученые там шастали...

Еще в 2004 году костромские исследователи вскрыли исуповский некрополь. В раскопе нашли останки рослого мужчины. По мнению археологов, они полностью подходили под описание Ивана Сусанина. Позже подлинность подтвердили эксперты-криминалисты костромской полиции. А точку поставил нательный крестик, перерубленный ударом польской сабли…

Василий Аксенов
 Спецкоры «ВМ» на кровле заброшенной Троицкой церкви в деревне Исупово

КОЦ УТОПАЕТ В СУГРОБАХ 

Колокольню Троицкой церкви — главной достопримечательности Исупова — видно над лесом за несколько километров. Наскоро прощаемся с Сергеем, подхватываем рюкзаки, минут 15 бодро топаем по старой тракторной колее... и внезапно оказываемся в самом центре села.

По спине бегут мурашки: десятки покосившихся срубов буравят нас взглядом черных оконных проемов. Брошенная церковь нависает над окрестностями гигантским надгробием. Где-то над нами тоскливо орет ворона. А ведь когда-то село процветало...

— В запустение Исупово начало приходить с 1966 года, — позже рассказала «ВМ» Наталья Смирнова, жительница ближайшей обитаемой деревни Меленки. — Местные разбегались по соседним поселениям, где была работа. Последние жильцы съехали около 30 лет назад. Раньше там разводили скот на продажу. Была школа-восьмилетка, магазин, пекарня, почта…

Ничего этого в поселке больше не узнать. Но огромное Исуповское болото, раскинувшееся снежной пустыней сразу за деревней, будет здесь вечно. И, глядя на его масштабы, понимаешь, как неуютно здесь было нашим польским «гостям». Осторожно обходим деревню по кругу, стараясь ступать на снег всей подошвой. Так нога не уходит по колено в сугроб. Сложнее всего Коцу — у него самый тяжелый рюкзак. «Финишной черты»— сельского некрополя, где мог быть похоронен Иван Сусанин — нет и следа.

Расширяем круг поисков… и попадаем в ЧП. Фотокор Вася Аксенов случайно пересекает «красную линию» — камышовые заросли — и тут же успешно проваливается по пояс в топь. Едва успеваем подхватить и вытащить его на твердое.

— У тебя польских корней, случайно, нет? — шутит Коц. Но быстро становится не до шуток — начинает темнеть, а температура воздуха уходит в глубокий минус.

ПРЕДПОЛАГАЕМЫЙ МАРШРУТ ПОЛЬСКОГО ОТРЯДА

Наведите курсор на изображение

ЗЕРНАКОВ ОРГАНИЗУЕТ ОБОРОНУ И НОЧЛЕГ

Жилье обустраиваем в одном из заброшенных домов, в загоне для скота. Там земляной пол и можно вбить колышки для палатки. Холод, не мешавший во время беготни по снегу, начинает досаждать. Разводим костер в одной из комнат и сушим вещи промокшего коллеги. В углу валяется старая книга про советского генерала Карбышева, плененного немцами и убитого с особой жестокостью — его облили водой и оставили на морозе. Рекомендуем прочитать ее Аксенову, чтобы не ленился сушить ботинки. За окном уже ночь. Греем на горелке воду для чая. Как вдруг Зернаков поднимает руку: «Тихо!»

Послушно замолкаем. Сначала ничего не слышно, лишь треск старого ламината в костре. Но, спустя минуту, появляется новый звук. Вой.

— Может ветер? — опасливо интересуется Аксенов.

— А может и не ветер. Ружье доставай, — на всякий случай подхватывает головню из костра Зернаков.

Молча слушаем, как с каждой минутой к жуткому волчьему соло присоединяются новые голоса. То протяжные, то короткие, взлаивающие. «Поющие» то в унисон, то вразнобой. И этот хор звучит все ближе. Первым нервы не выдерживают у меня. Хватаю ружье и бью из окна дуплетом в сторону болота. Вой тут же смолкает.

— Так, мужики, давайте спать, а то к нам еще и мертвые поляки пожалуют, — советует нам Зернаков и первым уходит в палатку.

КОЦ ИЗУЧАЕТ ХРАМ 

Выбираться зябким утром из теплого спальника ой как не хочется. Но Сергей Громов на своем «уазике» должен забрать нас на дороге через пару часов. Собравшись и перекурив на дорожку, отправляемся в путь. Напоследок решаем посетить Троицкую церковь. Еще снаружи обращаем внимание, что все деревья в радиусе 30–40 метров спилены бензоинструментом. Внутри пусто — ни мусора, ни кирпичной крошки. А на крыше храма Коц замечает новую деревянную лестницу, переброшенную к куполам и закрепленную профессиональной альпинистской веревкой. Позже в Москве выясняем, что церковь, оказывается, потихоньку восстанавливают.

Василий Аксенов
 Флаг «Вечерней Москвы» на колокольне Троицкой церкви мы вывесили лишь для кадра, а потом увезли с собой. Нарушать первозданный облик этого места мы сочли святотатством

— Нас не более десятка добровольцев, пытаемся хоть немного привести этот замечательный храм в порядок, — рассказала «ВМ» по телефону костромской предприниматель Ксения Григорова.— Из Меленок есть волонтеры, из других деревень приезжают. За несколько лет вынесли из церкви весь мусор, этим летом спилили деревья вокруг. Даже приезжал батюшка Александр из села Домнино, проводил службу. В конце концов, под стенами Троицкой церкви и был убит Иван Сусанин. Это наш общий грех, что церковь находится в таком состоянии. 

ЗЕРНАКОВ НАХОДИТ ПОГОСТ 

Напоследок забираемся на колокольню по узкой винтовой лестнице. С нее вся деревня — как на ладони. Зернаков бросает взгляд вниз и замирает, как громом пораженный: «Смотрите!» В 20 метрах от церкви прямо из сугроба торчит массивный деревянный крест. Как мы его раньше-то не заметили? Спускаемся, подходим ближе. На кресте поблескивает латунная табличка: «Некрополь села Исупово. Родовой погост семьи Сусаниных». Молча снимаем шапки: нашли...

...И сразу куда-то уходит жутковатая атмосфера мертвого села. Люди приходят сюда, ремонтируют на голом энтузиазме церковь, ухаживают за древними могилами. Жизнь отсюда, оказывается, никуда не ушла, а словно замерла, как природа зимой. А значит будет жить и память о подвигах героев былых времен.

КСТАТИ

Площадь Исуповского болота — 2505 гектаров. Издревле считается очень опасным и коварным местом. Глубина некоторых «окон» достигает 16 метров. Болото не замерзает даже в самые лютые морозы. Вокруг него ходит масса мрачных легенд. Последний случай, к счастью, не окончившийся трагедией, произошел несколько лет назад: две сестры почти сутки просидели на кочке, пока их не вызволили спасатели.

ОБ АВТОРАХ

Алексей Зернаков - редактор отдела новостей. Много времени проводит за изучением отечественной истории. Политические взгляды— патриотические.

Андрей Коц - первый замредакторa отдела новостей. Любит работать в жанре «испытано на себе».

Новости партнеров

Загрузка формы комментариев

Новости партнеров