Понедельник 28 мая, 02:05
Ясно + 16°
Редкий кадр: Гагарин позирует скульптору Григорию Постникову. 1961 год
Фото: Александр Сергеев/ZERKALO

Он сказал: «Поехали!» «Вечерка» раньше остальных газет сообщила про сенсацию

Фото: Александр Сергеев/ZERKALO
Приготовления к полету Юрия Гагарина до последнего держались в глубокой тайне. Поэтому редакции «Вечерней Москвы» пятьдесят пять лет назад пришлось сложнее, чем остальным газетам.

Освещение полета Гагарина стало серьезным испытанием для советских журналистов: они узнали о нем почти одновременно со своими читателями и слушателями. Наша газета оказалась в наиболее трудном положении: ведь ей было необходимо сообщить мировую сенсацию вечером того же дня.

Газета была черно-белой, однако номер за 12 апреля 1961 года увенчан красной «шапкой»: «Советский человек — покоритель космоса».

Вся первая полоса занята официальными сообщениями ТАСС: информация о полете и возвращении, биографическая справка о Гагарине, его краткий отчет после приземления («чувствую себя хорошо, травм и ушибов не имею»), приветствие Никиты Хрущева, обращения Центрального комитета КПСС, Президиума Верховного совета РСФСР и Совета Министров к «народам и правительствам всех стран» и «всему прогрессивному человечеству». Центральные газеты опубликовали это лишь на следующий день.

Верх второй полосы отдан под комментарии о полете Гагарина. Причем слово дали не только знаменитым людям: писательнице Мариэтте Шагинян, композитору Тихону Хренникову, президенту Академии медицинских наук, хирургу-онкологу Николаю Блохину, но и простым деятелям производства: руководителю одной из метростроевских бригад, работнице завода «Красный богатырь», директору Ростокинского мехового комбината. Это была характерная для эпохи установка.

Поэт Владимир Агатов (известен текстами к песням «Темная ночь» и «Шаланды») дал короткое стихотворение. Тогда в газетах было принято помещать поэтические отклики на актуальные события. Небрежные рифмы с однокоренными словами выдают спешку: Опережая мудрый век Космических далеких странствий, Ушел советский человек Сегодня в звездные пространства...

Кстати, некоторые авторы вернулись к этой теме потом, когда уже можно было не спешить. Например, Юрий Нагибин, выступивший в историческом номере с заметкой «Наш товарищ», в 1979 году издал книгу для детей «Рассказы о Гагарине».

Подвал занимает статья И. Меркулова (к сожалению, в те годы было нормальным не указывать полное имя автора) «Возвращение из космоса». В ней объясняется, что же это такое — спуск космического корабля с орбиты спутника.

Сегодня такую статью снабдили бы инфографикой, но тогда этот способ подачи информации еще не был изобретен. Самые сложные вещи объяснялись исключительно на словах, в расчете на способность читателя к абстрактному мышлению.

На третьей полосе космической теме (зарубежные отклики о полете Гагарина, переданные ТАСС) отдана примерно четверть площади.

Остальное — материалы о Москве и стране. «ВМ» даже в такой день оставалась городской газетой. А последняя страница, как всегда, занята рекламой и объявлениями.  

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра  Первая полоса «Вечерки» от 12 апреля 1961 года

Юрий Нагибин

Наш товарищ («ВМ», 12 апреля 1961 года)

Мы надеялись, мы верили, мы знали, что первым человеком в космосе будет наш соотечественник. Потому что люди, произведшие, по выражению академика Павлова, величайший социальный эксперимент в истории человечества, должны были первыми осуществить и этот дерзостный эксперимент, в котором фантастика становится наукой, а наука — фантастикой.

Это победа не только нашей науки, техники, но и нашей морали, этики, всей правды нашей жизни.

Как просто, прекрасно и волнующе звучат слова диктора: «Летчик-космонавт товарищ Гагарин».

Не мистер, не сэр, не мосье, не синьор, а товарищ. Наш товарищ прорезал пространство космоса, наш товарищ посылал Земле сигналы из неведомого, наш товарищ чувствует себя хорошо.

Нажмите на изображение для перехода в режим просмотра Заметка Юрия Нагибина на третьей полосе

ВПЕРВЫЕ ГАГАРИН «ПОЛЕТЕЛ» НА УПАВШЕМ В БОЛОТО САМОЛЕТЕ

Евгений Дербенков — самый старейший житель деревни Клушино, малой родины первого космонавта Земли.

— Юра Гагарин меня на год моложе был, — рассказал «ВМ» 83-летний Евгений Яковлевич. — Вот часто спрашивают: «Как он так в космос полетел?» Вспоминается мне на это такой эпизод. У нас за деревней в годы войны самолет в болото сел. Мы с Юркой часто по нему лазали. И вот однажды я задержался где-то, прихожу, а Юра мне и говорит: «Забирайся скорее! Я уже тут летаю»… Спрашивают: «Как он потом, зазнался?» Ничего подобного. Он когда после полета приехал, мы с ним из одной алюминиевой кружки по сто граммов коньяка выпили.

Поговорили о космосе. «Что видел?» — «Небо голубое», — вот так он мне ответил.

ДОРОГИЕ СЕРДЦУ ПОДАРКИ ОТ РОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

Своего родного дядю Юрия Гагарина Тамара Филатова называла крестным.

— Баловал он меня, — вспоминает Тамара Дмитриевна. — Он еще в Саратове учился, когда привез мне в подарок первый трехколесный велосипед. На окончание восьмого класса часы подарил.

А на выпускной — платье и мои первые в жизни английские лодочки.

Беленькие — потрясающей красоты! Помню, он позвонил мне, сказал, чтобы приехала к нему в Москву, и мы с ним вместе полдня по магазинам мотались. А самый последний подарок от него я получила уже после его гибели… Это было в день моей свадьбы.

Валентина Ивановна (вдова Гагарина. — «ВМ») отозвала меня в сторонку и передала сверток: «Это тебе от Юры».

Разворачиваю — а там шерстяная кофточка и белые капроновые чулки.

УЛЫБКА РАЗНЫХ ЖАНРОВ

Сергей Рыжков

Вчера в Московском планетарии начала работу выставка «От сказки к были». Ее открытие состоялось в рамках Космического марафона, который посвящен 55-летию первого полета человека в космос.

Здесь представлены редкие экспонаты из Московского областного музея народных художественных промыслов и Государственного литературного музея.

— Подвигом Юрия Гагарина гордилась вся планета, но особенно его любили наши соотечественники, — говорит Юлия Ким, руководитель отдела по связям с общественностью Московского планетария. — Портреты первого космонавта появлялись не только в газетах: художники различных жанров нередко обращались как к образу самого Гагарина, так и к космической тематике в целом.

Широко нашла свое отражение космическая тематика и в лаковых шкатулках Палеха, представленных на выставке: здесь нарисованы и космонавты, и запуск ракет.

Из архива

КСТАТИ

Перед полетом были заготовлены три сообщения ТАСС. Первое, о том, что корабль вышел на орбиту, планировалось опубликовать сразу. В записке, направленной маршалом Устиновым 30 марта 1961 года в ЦК КПСС, объяснялось, почему с этим нельзя медлить: «а) в случае необходимости это облегчит быструю организацию спасения; б) это исключит объявление каким-либо иностранным государством космонавта разведчиком в военных целях». Второе сообщение должно было появиться после приземления космонавта. Был подготовлен и третий текст, на случай невыхода корабля на орбиту и его падения в океан, оно было нужно «для облегчения спасения космонавта». То есть во имя спасения жизни Гагарина правительство было готово признать провал космического масштаба. К счастью, этот третий текст не пригодился.

 

Редкий кадр: Гагарин позирует скульптору Григорию Постникову. 1961 год
Фото: Александр Сергеев/ZERKALO

Новости СМИ2

Новости Финам

Новости партнеров

Новости СМИ2

Новости партнеров