Портал городских новостей

Российская революция – таран истории, тайная манипуляция банкиров или поезд, под который подложили бомбу?

14:34 21 декабря 2016 205
14 декабря состоялась видеоконференция «Уроки столетней истории»

14 декабря состоялась видеоконференция «Уроки столетней истории»

Фото: «Издательский центр «ВЕНТАНА-ГРАФ»

14 декабря состоялась видеоконференция «Уроки столетней истории»

Сколько революций было в России и кто их совершил? Знаем ли мы всё о событиях столетней давности или есть источники, которые от нас прячут? Был ли Октябрьский переворот заказан из-за рубежа и оплачен из кармана банкиров? Действительно ли Гражданская война стала столкновением богатой аристократии и бедных рабочих и крестьян?

14 декабря состоялась видеоконференция «Уроки столетней истории», организованная объединенной издательской группой «ДРОФА – ВЕНТАНА» совместно с Российским военно-историческим обществом. Учителя, академические ученые и издатели учебной литературы обсудили проблемы преподавания Великой российской революции 2017 в школах и еще раз убедились, что слово «революция» в 2016 году вызывает не меньшее волнение, чем сто лет назад.

Даже временной отрезок, на котором совершалась российская революция, вызывает споры.

 

РЕВОЛЮЦИЯ ПРОИЗОШЛА. НО КОГДА?

«Под словами Великая российская революция в современном историко-культурном стандарте подразумеваются все процессы с 1917 по 1922 год, — подчеркнул в начале видеоконференции Александр Шубин, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН. — Это не история Российской империи и не история Советского Союза. Это грандиозный по своему масштабу и динамике переход от одного к другому. Мы должны смотреть на революцию с точки зрения миллионных масс, которые вышли на улицу и сломали существующие институты. Ее завершение можно датировать днем 30 декабря 1922 года, когда возник СССР. Далее началась советская история и игра по новым правилам».

«Провести границу между Февралем и Октябрем, между Октябрем и началом Гражданской войны по большому счету невозможно, — согласился Руслан Гагкуев, главный редактор объединенной издательской группы «ДРОФА — ВЕНТАНА», доктор исторических наук, координатор проекта «Белые воины», член Российского военно-исторического общества и Скобелевского комитета. — Если Гражданская война началась весной 1918 года, какие вооруженные противостояния были в конце 1917 года?.. Объединение под одним термином Великая российская революция позволяет учителю истории взглянуть на весь процесс становления нового в целом».

 

ПОРА ВЗЯТЬ ПРИМЕР С ВЕЛИКОЙ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Учитель истории в 2017 году должен относиться к своим урокам, посвященным русской революции, как к особой миссии.

Миссия трудна, и этого от педагогов никто не скрывает. Ведь российское общество, по мнению участников видеоконференции, не извлекло уроков из событий столетней давности.

« К сожалению, наше общество не приблизилось к пониманию того, что произошло в 1917 году, — убежден Армен Гаспарян, историк, блогер, автор программы «Теория заблуждений». — Вал конспирологической литературы, захлестнувший страну, постоянный поиск виновников революции извне: «Англичанка гадит», «Америка гадит» — это абсолютно тупиковый путь. Революция — это общая вина всей страны. Виноваты были абсолютно все. Нам давно пора взять пример с Великой французской революции: относиться к событиям столетней давности с должным уважением и перестать их рассматривать через призму идеологии. Это исключительно наше прошлое, великое и трагичное, которое ждет своего серьезного осмысления. Это будет главной задачей историков в 2017 году».

«В нашем сознании сложился образ русской революции: едет прекрасный поезд, злодеи подкладывают бомбу — и поезд сходит с рельсов, — отметил Юрий Никифоров, завкафедрой политических исследований России и постсоветского пространства МПГУ. — А дальше страна заходит в тупиковый путь развития цивилизации. Начинается некий «социалистический эксперимент над людьми». Распространены трактовки: все, что происходило в 1917 году, — это происки враждебных сил. Якобы масоны либо банкиры на Уолл-стрит снабдили кого-то деньгами, подкупили российский народ, который оказывается в таком случае не субъектом исторического процесса, а объектом манипуляции темных сил. Получается, кто угодно мог делать революции, но только не российские народы. Отказ нашим предкам в сознательности, в здравом смысле, в способности отстаивать свои собственные интересы травматичен для современного гражданского самосознания. Не только долг историка, но и гражданская ответственность заставляет нас противостоять этим идеям. Если мы проведем столетний юбилей революции под знаком торжества этих псевдонаучных теорий, они будут иметь негативные последствия для самосознания наших детей в XXI веке».

 

ЧИТАЙТЕ КНИГИ СО СНОСКАМИ!

На вопрос учителей, какие книги по истории русской революции им выбирать, чтобы не ошибиться, Александр Шубин посоветовал: «Читайте книги со сносками. Если имеются сноски на архивы, значит, автор читает научную литературу. И вы не зря потратите время!»

«Я разобрал в своей монографии многие версии о том, что революция была сделана либо на английские, либо на немецкие деньги, — прибавил Александр Шубин. — Наиболее архетипический образ – Ленин, который в пломбированном вагоне везет немецкие «печеньки» в Россию. Однако роль финансирования со стороны в этих грандиозных революционных событиях настолько ничтожна, что ее можно практически вынести за скобки. Всю большевистскую бухгалтерию, которая сейчас опубликована, я изучил и выяснил, что она не сходится на пустяковую сумму в 30 тысяч рублей. Такую сумму мог вынуть из кармана и дать Ленину любой из обеспеченных людей. Тот же Горький, например».

Участники круглого стола сошлись в том, что для понимания важнейших и по-прежнему спорных событий Великой российской революции и Гражданской войны в России ученикам на уроках истории необходимы яркие образы. Среди них – живописные полотна: «Черный квадрат» Малевича, «Рождение новой планеты» Иона или «Большевик» Кустодиева.

«Мелкое событие, произведенное на деньги из-за рубежа», породило великие произведения литературы и искусства, — отметил Сергей Валерьевич Агафонов, учитель высшей категории, соавтор учебников по отечественной истории. — Возьмем одну поэму Блока «Двенадцать». Любая тема по истории — это возможность учителя обратить внимание детей на то, что у нас есть в сфере литературы, искусства, кинематографии».

«Я советую привносить на уроки истории советский кинематограф с вашими критическими учительскими замечаниями, — обратился к педагогам Александр Шубин. — Гениальная «Лениниана», которая была создана в 60-е годы. Смоктуновский в роли Ленина в фильме «На одной планете». Это потрясающе! Фильм «Шестое июля». Серия фильмов «Брестский мир».

Важную роль в изучении русской революции играет русская и советская литература: она позволяет увидеть революционные события глазами людей того времени.

Однако для этого необходимо синхронизировать школьные курсы литературы и истории.

«Это хорошая идея, и мы должны думать над ее практическим осуществлением, — сказал после круглого стола Руслан Гагкуев. — Не по всем произведениям школьной программы это возможно сделать, потому что тогда почти вся наша классическая литература придется на один класс! Конечно, полной синхронизации курсов литературы и истории мы сделать не сможем, но мостки перекинуть обязаны. Это можно будет окончательно сделать на методическом уровне, когда у нас будет единая концепция по предмету литературы, которая сейчас находится в стадии обсуждения».

 

ЧЕМУ НАС НАУЧИЛА ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ?

«Уроки революции — это приоритет социальных проблем над всеми остальными, — высказал убеждение Александр Шубин. — Власть не должна забывать об уровне жизни граждан. Даже если граждане увлечены державными интересами, это не продлится долгий срок. Для них важнее их социальный уровень и их права. Когда их терпение лопается — начинается революция. Революция, которую Маркс называл локомотивом истории, — это на самом деле таран истории. Когда есть стена, которую другими методами не преодолеть, начинаются революции. Если власть не проводит глубоких социальных преобразований, если не меняет общество сама, то общество начинает изменять себя с помощью революций».

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ВИДЕОКОНФЕРЕНЦИИ «УРОКИ СТОЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ»

 

«ИНОГДА ШКОЛЬНЫЙ УЧИТЕЛЬ БОЛЕЕ ОБЪЕКТИВЕН, ЧЕМ УЧЕНЫЙ-ИСТОРИК»

Свое мнение высказывает участник видеоконференции, директор школы ГБОУ г. Москвы «Школа № 2095 «Покровский квартал» Алексей Анатольевич Павлищев.

— Я убеждаюсь в важности таких встреч. Учителя истории обязательно должны встречаться с учеными-историками! Серьезный учитель легко находит общий язык с настоящими учеными. Потому что настоящий ученый всегда хочет быть объективным, а учитель-историк нуждается в надежном знании, с которым он выйдет к ученикам.

Во время круглого стола мы поняли, что у нас есть возможность не разделять на два отдельных события Февральскую и Октябрьскую революции. Это единый процесс перехода страны из одного состояния в другое. Это хождение страны по мукам. В этих многообразных событиях отдельные люди сделали свой выбор, и их личным выбором мы должны дорожить как опытом истории. Еще один вывод: революционные события повлекли изменения и многие из них были положительными. Но мы не можем согласиться с тем, что революция — это однозначно благо.

— Как учителю истории отличить научные идеи от фальсификаций?

— К сожалению, современный учитель живет в контексте конспирологических осмыслений тех или иных событий. Но от них педагог — и в этом заключает парадокс — защищен своим статусом. Я захожу в класс, где меня ожидают тридцать детей. Все они — носители разных воззрений. Каждый из них — часть народа, но при этом у каждого история своей семьи. И кто я такой, чтобы навязывать этим детям свою точку зрения или то, что я вчера где-то прочитал? Мне как учителю важны те вещи, которые объединяют людей. Парадокс в том, что ученый-историк, который должен быть объективным и больше нас, учителей, знать свой предмет, нередко сам находится в плену своих идей. И он более субъективен, чем учитель, который ведет диалог непосредственно с обществом, и в силу своего статуса не может навязывать детям свою концепцию истории или личные убеждения.

— Учителя истории больше, чем ученые, склонны к объективной научной позиции?

— Зачастую да. Особенно когда они вырабатывают свой подход к наиболее сложным темам в истории России: «Революция и Гражданская война». Эти темы требуют от каждого ученика определения своих позицией. Учитель приходит в класс для того, чтобы каждый ученик состоялся. Ученик для него не средство, а цель. И здесь учитель истории должен проявить больше внимания к позициям, взглядам и семейным ценностям других людей, чем ученый или даже телеведущий. Телеаудитория — это камера и монитор. Человек может вдохновенно вещать в камеру о том, о чем он думает. Но обратную реакцию он не увидит. А учитель на уроке истории не может не получить обратную связь: взгляды, движения, реплики и комментарии учеников. Если учитель истории необъективен, класс ему этого не простит.

 

«…А ОБЩЕСТВЕНОСТЬ НАДЕВАЛА БЕЛЫЕ ПЕРЧАТКИ И ОТВЕЧАЛА: «ПОДУМАЕШЬ!..»

Армен Гаспарян, историк, автор программы «Теория заблуждений», блогер, писатель, общественный деятель. Благодаря его радио- и телепрограммам множество серьезных историков смогли донести до широкой аудитории сложные и глубокие научные концепции разных аспектов российской истории, обычно обсуждаемых только на научных конференциях.

— На видеоконференции много говорилось о том, какой удар по нашим представлениям об истории России наносят конспирологические теории. Сегодня ими пронизано все российское публичное пространство. Почему бы не составить для учителей пособие «Конспирологические теории русской революции и истории России XX века»?

— Это ничего не даст. По причине того, что конспирология — это излюбленный мировой жанр. В тот момент, когда мы с вами беседуем, где-нибудь уже рождается новая конспирологическая теория. Если сделать пособие «Конспирология в истории России» для школы, то оно будет переписываться каждый год, на зависть «Краткому курсу истории ВКП(б)» сталинских времен! Нет, на мой взгляд, учителю надо просто отдавать себе отчет, что это две параллельные реальности — подлинная история и конспирологические концепции.

— Как ему отличить подлинное историческое открытие по истории России от подделки?

— Отличить очень просто: всякий раз, когда вы видите заголовок «От вас столько-то лет (двадцать, пятьдесят, сто и так далее) скрывали правду…» — это конспирология.

С этими теориями и концепциями должно бороться как профессиональное историческое, так и экспертное сообщество. А самое главное — должно бороться само общество. Эти теории очень опасны. Посмотрите, что произошло на Украине?

Общество искренне посчитало, что фальсификации истории Украины, которая проводилась определенными эмигрантскими кругами, это «не наше дело». Когда серьезные историки предупреждали: приглядитесь, странные исторические труды издаются в Лемберге и Станиславе (сиречь во Львове и Иваново-Франковске), общественность надевала белые перчатки и отвечала: «Подумаешь! Эта страна еще 200 лет будет советской Украиной…» Я же с 2010 года регулярно в своих программах говорил: у нас будут проблемы на Украине. Там выросло поколение, у которого размыты историко-нравственные ориентиры. А потом случился майдан!

Поэтому я приветствуют назначение в России министром образования Ольги Юрьевны Васильевой. Она блестящий историк, автор замечательной монографии. «Красные конкистадоры» — это одна из лучших работ по церковной политике 20-х годов XX века. Эту книгу обязательно надо прочесть всем для осмысления этого периода истории!

Я надеюсь, что Ольга Васильева перестроит ту порочную систему, которая сложилась у нас за последние двадцать лет. Поубавится азарта у тех, кто искренне считает себя знатоками истории Церкви, но при этом не в состоянии прочесть Символ веры. Надеюсь, убудет и в таком удивительном для меня общественном кластере, как православные сталинисты и православные ленинцы.

— Вот вы говорите, что существует та или другая замечательная монография по истории. Но где их найти и прочесть?

— Хороший вопрос! Будь моя воля, я выпускал бы серьезные книги по истории десятками в месяц. Потому что много великолепных работ по истории России вышли мизерными тиражами. Руслан Гагкуев написал фундаментальную работу по социальному составу белых армий, разоблачив всю ахинею, которая говорилась на этот счет на протяжении последних 20 лет. Но какой маленький тираж у этой книги!

Учителям истории советую выходить на федеральный информационный портал История.рф, где все данные проверены, отсутствуют некорректные или экстравагантные утверждения. К сожалению, многие современные педагоги мыслят по старинке: «Если о чем-то написано в газете или на официальном портале – значит, этого не существует». Потребуется время, чтобы учителя истории привыкли пользоваться ресурсом История.рф. Советую!

— А не хотели бы вы написать книгу для учителей, где рассказывалось бы обо всех спорных и трудных местах в историко-культурном стандарте? Это был бы бестселлер!

— Как говаривали в старину: «Это сложно мне, человеку штатскому…» Я год преподавал в школе и год читал лекции в университете. Я как никто другой понимаю, как тяжело учителю с этой точки зрения. Но я пишу книги так, как я веду передачи по радио. Не думаю, что это можно использовать как учебное пособие.

Тут уже пытались меня редактировать, не получилось. Через неделю звонят, говорят: «Бились-бились, все равно стопроцентный Гаспарян получился».

Понимаете, у нас же многие до сих пор считают, что если человек выпустил книгу и к тому же вы видите его по телевидению, то все, что сказал этот человек, можно и нужно повторять потом дословно. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы какой-нибудь учитель на уроке использовал «лексику Гаспаряна»: мой ехидный язык и мой сарказм.

Вот вели мы с Владимиром Ростиславовичем Мединским программу «Мифы о войне», а потом мне один учитель написал: «Спасибо! Это идеальное пособие для уроков истории! Я вас законспектировал и теперь буду пользоваться вашим текстом на уроках».

Я сижу и думаю: ну как объяснить человеку, что это передача, а не учебное пособие… У теле- и радиопередачи просто другой язык! Зато все наши ведущие историки, которые сегодня выступали, были у меня в программах, и это дало зрителям невероятно много для понимания отечественной истории. Каждому свое!

На правах рекламы.

Загрузка формы комментариев