Портал городских новостей

Магия огня и металла. Кузнец «выращивает» цветы из железа

21:55 17 января 2017 437
Кузнец Егор Козлов посвятил любимому ремеслу десять лет своей жизни и достиг очень высокого уровня мастерства

Кузнец Егор Козлов посвятил любимому ремеслу десять лет своей жизни и достиг очень высокого уровня мастерства

Фото: Пелагия Замятина, "Вечерняя Москва"

Печь пышет жаром. Над ней висит гигантское колесо — деталь мельницы. И цепи, цепи кругом... Кажется, в спину смотрят. Оборачиваюсь — на стенах кованые маски, а под ними железные розы тянутся вверх из массивной вазы — будто мрачная сказка стала явью. Корреспондент «ВМ» заглянула в гости к мастеру художественной ковки и застряла в кольчуге.

Егор Козлов посвятил кузнечному мастерству 10 лет, шесть из который он трудится в «Коломенском».

— Все, что здесь мастерят кузнецы, — только для парка. Мне нравится художественная ковка, люблю создавать что-то красивое, — тепло улыбается Егор. — Моей работой особенно гордится бабушка. Она художник-инженер.

Мы застали Егора за работой над ажурного вида мангалом. Его детали украшают аккуратные длинные листочки. Как же такие сделать? А сейчас покажет. Кузнец растапливает печь и берется за молот. Начинается волшебство.

Голой рукой он бросает в пламя железные пластины — после жары в 400 градусов им еще «превращаться» в те самые листья. Привычным движением Егор вынимает шипцами раскаленное железо.

— Тут главное — не обжечься и не пораниться, — он кладет пластину на большой полуобугленный пень. — У железных заготовок острые края, и можно порезаться.

Кузнец несколько раз с силой ударяет молотом. Затем кидает пластину обратно в огненную пасть.

— Когда ученик впервые приходит в кузницу, то к ковке его, как правило, не допускают. Ему дают неинтересную, грязную работу. И только в конце дня, когда освобождается рабочее место, разрешают потренироваться. — Егор снова отбивает пластину.

— Мой мастер, Игорь Панасенко, широко известен в узких кругах. На любой вопрос он отвечал: «Думай!» Но глаза боятся, а руки делают. Один-два раза не получилось, на третий — справлялся.

За полчаса Егор несколько раз раскаляет и отбивает пластину. В руках мелькают разные инструменты. Бесформенный кусок железа приобретает изящные очертания. Финальное действие — опустить в ледяную воду. Из бочки валит пар. Егор извлекает аккуратный листок. Почти как настоящий. Егор признается, что каждый день принимает посетителей кузницы.

Фокусы с «листьями» он показывает часто на радость зрителям. Но есть и другое развлечение: как только в поле зрения гостей попадает кольчуга, они просят примерить. Не могу удержаться и я.

Непосвященному человеку залезть в нее без помощи — никак. Будто заползаешь в тоннель. Егор помогает, и «платье железной леди» тяжело оседает на плечах.

Кольчуга давит к земле и при этом на удивление неплохо сидит по фигуре. Хочу выбраться «из железной хватки». Только как?

— О, а это уже отдельный аттракцион! — загадочно смеется Егор.

Кольчуга-платье не имеет ни молнии, ни пуговиц.

— Думай! — издевается кузнец.

Спонтанно тяну ворот кверху — поддается! Кое-как выбираюсь из «тоннеля» на волю.

А вот для Егора такие «выверты» не проблема — он уже шесть лет занимается йогой. Иногда играет на варгане. Он, конечно, дружит с другими кузнецами, но работу между собой они совсем не обсуждают — в кузнице ее хватает.

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров