Портал городских новостей

Страсти по «Матильде». Фильм, которого никто не видел, разделил общество

20:05 8 февраля 2017 3072
В роли Матильды Кшесинской — польская актриса Михалина Ольшанска, в роли императора Николая II — немецкий актер Ларс Айдингер

В роли Матильды Кшесинской — польская актриса Михалина Ольшанска, в роли императора Николая II — немецкий актер Ларс Айдингер

Фото: Кадр из отснятого материала фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя

Накануне нового витка конфликта на сетевом телевидении «ВМ» участники круглого стола обсуждали суть проблемы: право творцов на свободу и общества — на цензуру.

Почему же вокруг этой истории кипят такие страсти? Ведь даже представления о фильме Алексея Учителя у нас составлены по трейлеру, сцены из которого, как заметил на круглом столе кинокритик Давид Шнейдеров, часто при окончательном монтаже из фильма выпадают.

Очевидно, ответ один: картина Алексея Учителя вольно-невольно оказалась на некоей пунктирной линии, по которой сегодня общество может расколоться вновь, куда глубже и острее, чем даже при делении на белых и красных.

РАЗУМ И КОМПРОМИСС

Свое видение причин обострения ситуации на круглом столе «ВМ» высказал Павел Пожигайло, председатель Общественного совета при Министерстве культуры РФ:

— Безусловно, вопрос с «Матильдой» — оборотная сторона вопроса о передаче Исаакиевского собора или запрета «Тангейзера». Подобные конфликты нарастают потому, что наше общество становится все более религиозным во всех своих традициях, не только в православии, но и в исламе, и в иудаизме.

И сейчас важнейшая задача государства — не просто реагировать на меняющиеся обстоятельства, а действовать с опережением, создавая нормативно-правовые акты, которые позволяли бы не наращивать этот конфликт.

Свою позицию Павел Анатольевич иллюстрирует понятными примерами. Скажем, можно ли сегодня снять фильм о пророке Мохаммеде? Конечно. Ни съемок, ни показа такого фильма, скажем, в Грозном закон не запрещает. А стоит ли это делать? Вряд ли.

Примерно то же самое, судя по всему, случилось и с «Матильдой»: фильм оказался на перекрестье различных позиций и не в самый подходящий момент времени. Сейчас его премьера отнесена на 25 октября. Кто знает, а выйди он позже или раньше юбилейного года революции, может быть, не ломались бы вокруг него копья?

— Задачи запретить фильм ни перед кем не ставилось, — утверждает Павел Пожигайло. — Но если наше общество здорово и мы готовы действовать превентивно, не доводя ситуацию до агрессии, как случилось сейчас, надо начать с... просмотра фильма. И если в нем показан духовный путь царя от грешника к святому, то почему бы не показать это? Ну а если... нет? Что будет тогда? Тогда, по словам Павла Анатольевича, он не стал бы показывать фильм.

Ясна и четко сформулирована позиция кинокритика Давида Шнейдерова:

— Свободу художника и творца нельзя ничем ограничивать, кроме Уголовного кодекса. Искусство должно быть свободным. Предложения этого эксперта можно назвать светскими.

Они предельно конкретны: ну напишите на афише фильма так, как пишут на пачках сигарет — «может оскорблять чувства верующих». Кого это смутит, тот не пойдет в кино, только и всего, и обсуждать тут нечего. Телевизор-то на самом деле растлевает куда больше, чем кино, заметил Давид Алексеевич, но нас это почему-то не так задевает...

Согласитесь, истина в этих словах есть. Печальные аллюзии: вспомнилось вдруг, как когда-то «Агонию» Элема Климова запрещали сначала «красные», а потом — «белые». Да и «Викинг» с вызвавшим дебаты образом князя Владимира приходит на ум.

Кстати, помните петицию против этого фильма? Во время недавней беседы Владимира Познера и Анатолия Максимова всплыла любопытная деталь: оказывается, ее составительница Яна Голощапова практикует систему Белой расы, языческое учение. Выходит, и петиция составлена в первую очередь потому, что в фильме не так, как нравится Яне со товарищи, изображены язычники. Но если каждый потянет одеяло в свою сторону, что останется творцу, кроме его клочков? Кстати, иллюстрируя свою мысль по поводу бессмысленности запретов, Давид Шнейдеров напомнил историю с фильмом «Левиафан»:

— Он был запрещен за использование ненормативной лексики, но после запрета его начали показывать на Западе, где лента собрала все мыслимые и немыслимые награды.

А где он сейчас? Про него и не вспоминают. Так бывает всегда, когда государство ведет себя как слон в посудной лавке. Поэтому и не надо ничего запрещать!

НЕ ПУТАТЬ СВЯТОСТЬ С БЕЗГРЕШНОСТЬЮ

По мнению Александра Леонидовича Порожнякова, руководителя общественного движения «Царский крест», который и начал конфликт, сюжет «Матильды» понятен и без всякого просмотра:

— Мы видим в этом определенную религиозную, государственную и историческую провокацию. И отношения у цесаревича и балерины, полагает Порожняков, были платоническими. И все, точка.

Однако Александр Николаевич Закатов, директор Канцелярии императорского дома Романовых, полагает, что не признавать или отрицать факт существования связи Николая II и балерины просто глупо — они оба писали о ней в дневниках, но очень целомудренно, не вынося на общее обсуждение каких-то интимных подробностей.

— Проблема в том, что у нас очень часто подменяют понятие святости понятием безгрешности, — тонко подметил Александр Закатов. — Внебрачные связи не могут быть одобрены Церковью, но все же они случаются. И изображать из государя какую-то лакированную фигуру, которая не имеет пороков и не совершает ошибок, — это тоже форма искажения исторической действительности.

Однако позиция Александра Николаевича в отношении фильма при этом однозначна: — Для меня это фильм кощунственный и исторической действительности не соответствующий.

Не спешите искать несоответствие в сказанных словах! Вспомним, по совету Александра Закатова, кинематографические образы Петра Великого — импульсивного, взрывного, властного. Эти черты его характера ничуть не умаляли величия этой исторической фигуры. В том же, что происходит сейчас, представителя дома Романовых смущает многое:

— Николая Второго, страстотерпца, при жизни обвиняли скорее в некоторой замкнутости и холодности. А в фильме он представлен, что видно и по отрывкам, каким-то взбалмошным и бессмысленным человеком. Так создается ложный образ того, кто управлял страной, воплощал определенные ценности и, не будем забывать, был причислен к лику святых.

Между тем в поддержку «Матильды» выступили более 50 известных российских кинематографистов — общественная организация «Киносоюз». По мнению авторов открытого письма, ситуация вокруг «Матильды» «вписывается в ряд других конфликтов последнего времени на ниве культуры». Приводится и несколько аналогичных примеров: это и запрет оперы «Тангейзер», и недовольство выставочной политикой Эрмитажа, и погром выставки Вадима Сидура. Но в общем и целом, конечно, кинохудожники опасаются введения цензуры. «Мы, кинематографисты, особенно старшего поколения, хорошо знаем, что такое цензура (...) Мы хотим жить в светской демократической стране, где не только согласно Конституции, но и на деле цензура запрещена»,— говорится в письме.

ЗАПРЕТ — НЕ ВЫХОД

На какой же позиции находятся представители РПЦ? Вот что думает гость «ВМ», священник, кандидат исторических наук, замдекана исторического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Филипп Ильяшенко:

— За те две минуты шесть секунд, что идет трейлер, нельзя передать все величие императора или его подвига, а вот некую грязь трейлер успевает передать с легкостью. Царь Николай II был образцовым семьянином. Надо ли выпячивать именно эти детали из его жизни в ситуации, когда вопрос об отношении к царской семье и революции заострен до предела? Остро высказался и протоиерей Максим Колесник, настоятель храма Новомучеников и исповедников Домодедовских:

— Ситуация с фильмом «Матильда» вскрыла некоторые процессы, происходящие в обществе. Искусство сейчас не творит, а разрушает. И поэтому без умеренной цензуры нам просто не обойтись. Раньше книги воспитывали человека, а теперь эти функции взяло на себя кино. Образ героя, которого мы видим на экране, воздействует на подсознание человека. И постепенно по таким фильмам человек начнет воспринимать историю своей страны. Подобные картины — это не что иное, как вид особого идеологического оружия! Чтобы понять суть фильма, смотреть его, полагает батюшка, не обязательно. Как не обязательно пробовать мухоморы, чтобы убедиться в том, что они ядовиты.

Однако, напомнил Александр Закатов, епископ Тихон Шевкунов, например, отнюдь не призывал к запрету фильма.

— Да и опасны они у нас, запреты, — заметил эксперт. — Они иногда работают строго наоборот. Так что если мы хотим создать фильму рекламу, то запрет ей и послужит! Именно на такую реакцию создатели фильма и рассчитывали. Перед столетней давности революцией невообразимая пошлость и глупость становились популярны только потому, что были запрещены.

Ровно то же самое мы наблюдали и в советские времена. Конфликт в разгаре. Как он разрешится? Пока не угадать.

Но нельзя исключить и совсем нетривиальное истечение конфликта, ведь, как заметил Александр Борисович Широкорад, историк, автор книг о Матильде Кшесинской, нашумевшая «Матильда» вполне может оказаться «очередной киноклюквой», и не более. А если так, то стоит ли она такого ломания копий?

НЕМНОГО О СЪЕМКАХ И РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Матильда Феликсовна Кшесинская вошла в труппу Мариинского театра в 1890 году и быстро добилась успеха, стала примой.

В своих мемуарах она писала, что была близко знакома в цесаревичем Николаем, позже — Николаем II, но после его помолвки их отношения были завершены. Потом ее связывали близкие отношения с великими князьями Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем. Сына Кшесинской Владимира, рожденного в 1901 году, позже усыновил, а также дал ему свое отчество и фамилию Романов именно князь Андрей Владимирович.

Забавные факты: особняк Кшесинской в Петербурге был занят после Февральской революции ЦК РСДРП(б), в нем часто бывал Ленин. Кшесинская пыталась отсудить здание, но ничего не вышло, и ныне в нем находится Музей политической истории России. История же фильма началась в 2014 году. В фильме заняты Данила Козловский, Ингеборга Дапкунайте, Сергей Гармаш, а главные роли исполняют польская актриса Михалина Ольшанска и немецкий актер Ларс Айдингер. Съемки были мощными: в частности, для сцены коронации последнего русского императора в Петербурге были выстроены декорации Успенского собора Кремля. Алексей Учитель в одном из недавних интервью подчеркивал, что он планировал снимать фильм не об интрижке, а о борьбе между чувствами и долгом.

ХРОНИКА РАЗВИТИЯ КОНФЛИКТА

Летом 2016 года на сайте Change.org начался сбор подписей за запрет фильма Алексея Учителя «Матильда». Фильму ставили в вину «сознательную ложь» и нелицеприятное изображение Николая II.

«В истории нет фактов сожительства русских царей с балеринами, — говорилось в петиции. — Россия представлена в фильме как страна виселиц, пьянства и блуда».

Чуть позже, осенью 2016 года, к депутату Государственной думы Наталье Поклонской обратились общественные движения «Царский крест» и «Родительский отпор РФ», по мнению которых картина Алексея Учителя оскорбляет религиозные чувства. Депутат направила запрос на имя генпрокурора Юрия Чайки с просьбой провести проверку фильма. По итогам прокурорской проверки никаких претензий фильму высказано не было.

Тем временем в поддержку фильма высказался Владимир Бортко, режиссер и первый зампредседателя комитета Госдумы по культуре. Заступился за «Матильду» и дьякон Андрей Кураев, который удивился тому обстоятельству, что «фильма еще нет, а нежные чувства уже оскорблены».

В Министерстве культуры также не комментируют фильм до окончания монтажа, тогда же будет решен вопрос и о прокатном удостоверении.

ЦИФРА

25 000 000 долларов — таков бюджет фильма «Матильда». Львиная доля средств была израсходована на декорации и костюмы, которых понадобилось более пяти тысяч штук, и изготовление атрибутов царской власти.

Новости СМИ2

Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров