Среда 20 июня, 20:06
Ясно + 21°
Брянцев обладал редким хореографическим даром ставить балеты комедийного плана.
Фото: Пресс-служба театра «Балет Москва»

Библейская притча о борьбе плоти и духа вновь предстала на балетной сцене

Фото: Пресс-служба театра «Балет Москва»
Событием февраля стал Вечер, посвященный 70-летию со дня рождения хореографа Дмитрия Брянцева, который почти 20 лет руководил балетом Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. К этому дню была приурочена и развернутая в атриуме театра фотовыставка, представляющая творческий путь Мастера.

Дмитрий Брянцев – особое явление в истории российского балета. Он предпочитал сюжетный балет и действенный танец, обогащая лексику классического танца элементами танца бытового и эстрадного, свободной пластики и фольклора. Его творчеству присущи оригинальность хореографического мышления, художественная страстность, широкий жанровый диапазон (от трагедии до комедии, от спектакля до миниатюры) и постоянный поиск – смелый, изобретательный, порой отчаянный, но всегда стремившийся к новым открытиям.

Хореографическая карьера Дмитрия Брянцева началась в 1976 году в Москве в Концертном зале имени Чайковского, где проходил Всесоюзный конкурс балетмейстеров. Тогда он, вагановец, солист Концертного ансамбля «Классический балет», представил два балета: «Зарождение», вызвавшее восторг зрителей и растерянность большей части жюри, и «Трудный характер», принесший молодому хореографу победу.

Авангардная хореография балета «Зарождение», в котором легко просматривались библейские мотивы, была по тем временам  непривычной, а для кого-то даже шокирующей. Герои в облегающих трико телесного цвета творили в танце чудо зарождения жизни на Земле, чудо прозрения. Певучие линии по-детски угловатых движений и поз, чувственные объятия, полетные поддержки – всё это волновало и завораживало.

С тех пор хрупкая героиня «Зарождения», олицетворявшая верность и веру, жертвенность и любовь, присутствовала во многих лирических балетах Мастера.

В программу Вечера Дмитрия Брянцева в «Стасике» включены лучшие из них: «Дорога», «Странный дуэт», «Девять танго и… Бах», «Романс», «Призрачный бал», которые иллюстрировались кадрами документального фильма о творческом пути Мастера.

Пресс-служба Московского академического музыкального театра
Дмитрий Брянцев родился в 1947 году в Ленинграде

Поставленная на музыку Элтона Джона «Дорога» – своеобразная притча о противоборстве тела и духа («плоть желает противного духу, а дух – противного плоти»). Брянцев видел конфликт в том, что «низменное начало» в образе безобразного существа не сможет овладеть постоянно движущимся вперед «высоким духовным началом» – красавцем Героем. Поэтому угловатым движениям, ломаным линиям распластанного на «дороге жизни» тела Героини (Наталья Конкина) Мастер противопоставил появившегося на той же дороге Человека (Леонид Блинков) – возвышенно прекрасного, гордого, отрешенного от мирской суеты.  Пораженная его совершенством Героиня пытается завладеть им – живым или мертвым, – злобно распинает его тело, но не может победить душу. У каждого из героев своя «дорога», свое предназначение, своя судьба. Однако в каждой миниатюре Брянцева есть особая авторская тайна, есть она и в «Дороге». Библейская борьба тела и духа, освещенная вековыми традициями иконописной символики, одухотворена у Мастера любовной страстью женского и мужского начал.

Брянцев обладал редким хореографическим даром ставить балеты комедийного плана. Его юмореску «Странный дуэт» на музыку Иоганна Штрауса блестяще исполнили Анастасия Першенкова и Антон Домашев.

Балет «Девять танго и… Бах» – это гимн романтическому танцу вообще и аргентинскому танго, в частности. В хореографии Брянцева есть страсть, чувства, магия общения, драматизм отношений и какие-то особые, присущие только ей тайна, недосказанность и грусть.  Темами миниатюр, поставленных на музыку Астора Пьяцоллы,  стали свойственные классическому танго любовь и ненависть, страсть и ревность («третий лишний»), ссоры и примирения. Но  через образный мир современных молодых людей, в большинстве одиноких, которые в танце откровеннее и эмоционально богаче, чем в жизни (танцем можно выразить то, что не расскажешь словами). Поэтому финальное адажио двух танцовщиков (Оксана Кардаш и Денис Дмитриев) на музыку Баха кажется мечтой, воспарившей над суетной жизнью, воплощенной в темпераментных танго Пьяцоллы. Движения, построенные на сочетании «классики» и современной пластики, создают иллюзию счастья одиноких героев, счастья, которое заканчивается, не успев расцвести до любовного диалога.

Слова старинного романса «Не уходи, побудь со мною, я так давно тебя люблю», положенные в основу музыки Георгия Свиридова, вдохновили Брянцева на создание любовного диалога Героини и призраком ее погибшего Любимого в балете «Романс». С первыми аккордами музыки на черном квадрате задника мы видим неподвижно сидящую на табурете женщину с потухшим взором и безвольно опущенными руками. О ее горьких думах можно только догадываться. Но вот из глубины воспоминаний появляется Он. Минуты счастья равны минутам воспоминаний. Диалог на грани любовного помешательства.

Героиня  (Наталья Крапивина) смогла прочувствовать и передать образную суть современной постановки, построенной на пластике бытовых движений, обиходных жестов – при полном отсутствии внешнего изящества линий и поз. Ее танец жизнен, он воспевает не телесную красоту, а «младенческую грацию души», напоминающую огонь «мерцающий в сосуде». А придуманное Брянцевым несовпадение замедленного ритма печальной мелодии ожидания и быстрого танца воспоминаний, который идет вразрез с музыкой, создает особый щемящий душу хореодиалог влюбленных. Но вот Герой (Георги Смилевски) протягивает руку к дорожному узелку, и Героиня понимает неотвратимость разлуки – перед зрителями разворачивается почти шекспировская по накалу чувств сцена расставания, в которой «безмерность счастья измеряется безмерностью горя». Исполнить ее подвластно только очень талантливым танцовщикам, наделенным даром драматических артистов.

Секрет балета «Призрачный бал», поставленного Брянцевым на хрустально-прозрачную музыку Шопена, кроется в первом слове его названия. («И лунный Пьеро покрывалом мерцающим укутывал призрачной страсти видения»). Пять дуэтов, пять объяснений в любви – стилистически близких, отличающихся только нюансами. Балет будто соткан из призывного блеска взглядов и легких вздохов, отчаяния и надежд, улыбок и набегающих на глаза слёз…

Истинные настроения героев – в недосказанности, в мимолетностях встреч и расставаний в полумраке бального зала, в безмолвной игре страстей и чувств, признаний и клятв… Сцена то погружена в полумрак, скрывающий очертания фигур, то вдруг наполняется светом, волшебной игрой цветовых бликов; трагическую обреченность сменяет иллюзорный вызов судьбе.…

«Призрачный бал» – это материализованные на миг мечты и желания, это тонкая нить Судьбы, указывающая предначертанный путь. Соединение кантилены классического танца с ее льющимися линиями и энергичной пластики современной хореографии подчеркивает поэтический контрапункт между мечтанием о радости встречи и неизбежным расставанием влюбленных...

Зрители горячими аплодисментами оценили балеты, ставшие символом творчества Дмитрия Брянцева, их хореография не утратила своей притягательности и эмоциональной наполненности.

СПРАВКА

Брянцев Дмитрий Александрович – артист балета, хореограф и сценарист,  народный артист РФ (1989), родился в 1947 г. в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербург) и трагически погиб в 2004 г. в Чехии. В 1966 г. после окончания Ленинградского хореографического училища был принят солистом в создаваемый в Москве  Игорем Моисеевым Концертный ансамбль «Молодой балет». Несмотря на успешную исполнительскую карьеру, Брянцев всегда хотел стать хореографом. В 1981-1985 гг. он работал в Ленинградском театре оперы и балета (ныне – Мариинском), а с февраля 1985 г. возглавил балет Московского музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко, создав свой балетный театр. Среди его работ следует назвать балеты «Гусарская баллада», «Конёк-Горбунок», «Браво, Фигаро!», «Оптимистическая трагедия», «Страницы прошлого», «Девять танго и …Бах», «Журавли», «Отелло», «Саломея», «Призрачный бал», «Укрощение строптивой»... Он поставил десятки оригинальных миниатюр. Но мировую известность ему принесли созданные в содружестве с режиссером Александром Белинским  телевизионные фильмы-балеты с участием Екатерины Максимовой: «Галатея» (1977) и «Старое танго» (1979), в которых он заявил о себе как хореограф комедийного плана, создающий яркие пластические портреты персонажей и тонко чувствующий жанр и стилистику телебалета.

Брянцев обладал редким хореографическим даром ставить балеты комедийного плана.
Фото: Пресс-служба театра «Балет Москва»
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости

Новости СМИ2

Новости СМИ2