Обычная версия статьи Печать

Климатолог Алексей Кокорин: Москве опасность не грозит, но специалисты уже составили карты возможных затоплений Санкт-Петербурга

17:01 15 июня 2017

Пережив май, который нельзя назвать погожим, москвичи встретили пасмурный и серый июнь. Специалист центра погоды "Фобос" Евгений Тишковец уже назвал 15 июня 2017 года "самым холодным 15 июня за последние 138 лет".

По словам ведущего научного сотрудника  кафедры  метеорологии и климатологии МГУ Михаила Локощенко, весна этого года имеет не самые жесткие погодные условия для нашей полосы. 

— Климат — это общая тенденция, а погодные аномалии — явления случайные. На данный момент мы наблюдаем именно погодные аномалии. Май, который у нас был, еще не самый холодный. В 1918 году средняя температура мая была +6 градусов. Это слабо утешает, но надо понимать, что бывает и холоднее, чем сейчас, — подчеркнул Михаил Локощенко, — Однако, сомневаться в глобальном потеплении не имеет никакого смысла. Это данность и факт. Можно спорить о влиянии на него человеческой деятельности, но климат — очень сложная система, и мы никогда не узнаем точных ответов. Сейчас можно наблюдать паузу в глобальном потеплении, и она уже вторая за прошедшие десятилетия. Это говорит о том, что есть и другие факторы, влияющие на климат. Но то, что человек вносит свой вклад, в этом нет сомнения, — подчеркнул эксперт.

Генеральный директор Центра системных исследований и эксперт по экологическим правам Совета при Президенте РФ Елена Есина отметила, что существует несколько теорий изменения климата.

— Я придерживаюсь теории малого ледникового периода, а не глобального потепления. Углекислый газ, который выделяется за счет деятельности человека, составляет всего 10%, а все остальное — это результат природных катаклизмов. Сейчас уже вступило в силу Парижское соглашение по климату, которое Россия подписала, но не ратифицировала. Потому что были очень большие ограничения для нашей страны, которые могли повлиять на темпы экономического роста, — сказала Елена Есина.

Профессор кафедры  метеорологии и климатологии МГУ, доктор географических наук Дарья Гущина считает, что наблюдается тенденция общего потепления на всей планете. 

— Надо заметить, что без того самого парникового эффекта, о котором все говорят, не было бы жизни на нашей планете. Благодаря ему, тепло от земли не уходит в атмосферу, — отметила Дарья Гущина, — Но средняя температура земного шара растет год от года — таков тренд. Сейчас мы наблюдаем замедление глобального потепления, но речь в этом случае не идет об уменьшении количества углекислого газа.

Член Совета  по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования  при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Владислав Жуков считает нынешнее колебание температуры несущественным.

— Такие изменения не могут повлиять, к примеру, на урожайность, так что впадать в панику по этому поводу не стоит. Просто в последнее время мы привыкли жить при более теплом климате, — сказал Владислав Жуков.

Старший научный сотрудник лаборатории теории климата Института физики атмосферы имени Обухова, кандидат физико-математических наук, шеф-редактор сайта Метео-ТВ Александр Чернокульский отметил, что аномальной скорее была погода последних лет, чем та, что стоит сейчас.

— В последние 17 лет температура мая была выше средней, люди привыкли к ней, поэтому погода, которая является более близкой к норме, уже воспринимается, как аномальная, — сказал Александр Чернокульский.

Климатолог, руководитель программы «Климат и энергетика» российского представительства Всемирного фонда дикой природы, кандидат физико-математических наук Алексей Кокорин считает, что глобальное потепление — это прежде всего потепление океана.

— По оценкам ученых, в 21 веке повышение уровня океана составить 1 метр. Это большая опасность для малых островных государств. Например, Мальдивские острова могут исчезнуть уже к 2060 году. О катастрофе речь не идет, но для определенного количества стран такие изменения могут сыграть свою роль. Москве опасность не грозит, но Санкт-Петербург может столкнуться с проблемами. Это произойдет не в 21, а скорее в 22 веке. Специалисты уже составили карты возможных затоплений, но они коснуться только прибрежной полосы: в районе дамбы или в Сестрорецком районе, — рассказал эксперт. 

© 2017 AO Редакция газеты "Вечерняя Москва"
vm.ru

vm.ru/news/389472.html