Портал городских новостей

Отрицание классики

17:08 4 сентября 2017 38
Черный Квадрат

Черный Квадрат
Фото: Автор: Kasimir Malevich (Малевич, Казимир Северинович) - Tretyakov Gallery, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=14940877

В начале ХХ века мир стремительно менялся в социально-политическом смысле: Европу, а Россию особенно, сотрясали предтечи революционных перемен. Считавшаяся до поры очень патриархальной, Россия острее других жаждала перемен. В год столетия революции о ее значении для нашей страны говорят много. Но не менее революционные события происходили и в искусстве, причем во всех его направлениях.

Ищущие новых форм художники и музыканты, архитекторы и литераторы, будто сговорившись, отказывались от классики. Нет, ее не стирали из памяти, точно карандашный рисунок — ластиком. Но она вдруг, по мнению многих, перестала соответствовать бегу и потребностям времени. И в начале ХХ века творческие идеи пытались реализовать новыми способами: меняющийся мир жаждал новых форм и прочтения действительности. Модерн и модернизм, покорившие Европу, стали той почвой, на которой зародился, а потом «выстрелил» авангард.

Всегда — впереди  

Любопытно, что изначальное значение слова «авангард» (от французского avant-garde, передовой отряд) никакого отношения к искусству не имело и применялось в военных науках. Но именно это определение точнее всего отразило настроения творческих людей. Лейтмотивом нового художественного направления стал отказ от условностей, поиск нестандартных решений, нетривиальных подходов. На «русскую» почву, взволнованную духовными поисками, эти «семена» упали как нельзя лучше. Авангард стал в искусстве отдельным направлением, не приобретя при этом стилистического единства. Его признаки — новаторство, неклассические подходы к сложившимся стереотипам. А еще авангард всегда полемичен. Потому что его суть и заключена в поиске.

Философы искусства говорят, что авангард типичен для прогрессивного века и является логичным следствием развития цивилизации. Кто-то считал его прагматичным, кто-то — вызывающим и даже вульгарным; единства нет как в стиле, так и в попытках его трактовки. И хотя авангард нашел сторонников на Западе, именно в России, потрясенной переменами, он выразился масштабнее всего. И как неоднозначна была реакция общества на перемены, неоднозначна она была и в отношении произведений авангардного искусства. Но тем это направление и интересно. Русские авангардисты оставили колоссальное наследие, они популярны и ценимы в мире до сих пор. В Москве авангард можно увидеть, гуляя по городу, заходя в музеи. И читая стихи, конечно.

Новые векторы искусства  

В авангарде существовало множество течений. Одному из них подарило название латинское слово «футурум» — будущее. Футуризм выдвигал идею разрушения культурных стереотипов и предлагал в качестве альтернативы апологию техники и урбанизма.

В России футуризм возник и развивался одновременно с футуризмом в Италии, но достиг куда большего и опередил его. В России о футуризме заговорили в 1910 году, после выхода сборника «Садок судей» — с публикациями Давида Бурлюка и Велимира Хлебникова. Вскоре вместе с Владимиром Маяковским эти поэты объединились в группу кубофутуристов, оставившую в литературе значимый след. Они называли себя поэтами «Гилеи» — так древние греки именовали земли Тавриды. Название было найдено просто: во времена кубофутуристов, в 1911 году, идеи нового течения в литературе поэты обсуждали в Таврической губернии, в имении отца Давида Бурлюка. У футуризма возникло множество школ: эгофутуристов представлял поэт Игорь Северянин сотоварищи, сообщество «Мезонин поэзии» — Хрисанф__ и Вадим Шершеневич, объединение «Центрифуга» — Борис Пастернак, имажинистов — Сергей Есенин, конструктивизм — Илья Сельвинский. Футуризм плотно связан с авангардными группировками 1910-х годов, среди которых «Бубновый валет», «Ослиный хвост» и «Союз молодежи». Многие футуристы совмещали литературную практику с увлечением живописью и рисунком (вспомним братьев Бурлюков или Маяковского).

Футуристы полагали, что они создадут сверхискусство, способное полностью преобразить мир. В своем творчестве они основывались на самых новых научных достижениях, увлекались передовыми технологиями, опирались на физику, математику, филологию — то есть пытались найти для искусства рациональное обоснование. Велимир Хлебников, например, жаждал подарить человечеству новый, универсальный язык. Целью и «программой» почитателей нового направления был эпатаж обывателя. Что характерно, один из выпущенных ими альманахов назывался «Пощечина общественному вкусу». Да и свои публичные выступления футуристы, как правило, оформляли ярко и непривычно: например, били в гонг перед чтением стихов, Казимир Малевич эпатировал общество деревянной ложкой, вставленной в петлицу, а Владимир Маяковский появлялся перед собравшимися в кофте такого яркого, солнечного цвета, которую могла позволить себе не любая женщина...   

Основные живописные работы кубофутуристов созданы в 1911-1915 годах. Их полотна представляют копозиции, составленные из нагромождений полых форм с очертаниями конусов, цилиндров и колб. Активно работал в стиле кубофутуризма тогда еще малоизвестный Малевич, но вскоре представил публике изобретенное новшество супрематизм. Это был еще вперед в попытке осознания мира «поновому». Причудливое сочетание асимметрично скомбинированных плоскостей и гео метрических фигур создавало странное ощущение движения внутри полотна, скованного рамой. Малевич был уверен, что реальность точнее всего выражают простые формы: прямая, квадрат, треугольник, круг. Манифестом супрематизма стала его картина «Черный квадрат», созданная в 1915 году.

Золотые имена

В рамках газетной статьи рассказать об авангарде полно невозможно. Мы надеемся лишь, что эта информация пробудит в вас интерес к тому, что происходило в искусстве начала ХХ века в нашей стране. Авангард, необъятный по масштабу, внес в летопись мирового искусства массу имен, записав их там золотом. Работами Василия Кандинского и Казимира Малевича, Павла Филонова, Аристарха Лентулова и Михаила Ларионова, проектами Владимира Татлина и Константина Мельникова восхищаются и сегодня. Александр Родченко опередил время, кружевная башня Шухова и сегодня украшает Москву, а работы Натальи Гончаровой восхищают наших современников не меньше, чем в прошлом веке.

Увы, судьбы многих представителей авангарда сложились трагически. Новое время подняло их на гребень волны, а затем разбило о скалы жестокого времени... Одни были расстреляны, как Игорь Терентьев, другие сгинули в ссылке, как поэтесса Нина Хабиас; имена Каменского, Гуро и Шершеневича были фактически преданы забвению, а Борис Пастернак, отошедший от футуризма, подвергался травле уже в хрущевские времена. Разве что Шкловскому, Асееву и Кирсанову удалось пережить опалу и остаться «на плаву». Но памяти и почитания достоин каждый из упомянутых здесь людей и многие из тех, кто упомянут тут не был.

Подведем же кратко итог. Прорыв авангардистов был огромен: они бросили вызов академическому искусству. Футуризм и кубофутуризм в большей степени отразились в литературе и живописи, супрематизм — в изобразительном искусстве, конструктивизм — в архитектуре, плакате, дизайне. И кому-то авангардные произведения близки, кому-то — нет, но это была великая эпоха великих людей, воевавших с обыденностью. Поэтому сегодня они, опередившие свое время, как нельзя лучше подходят и к нашему времени — как символ стремительных перемен.

В ТЕМУ

ИЗУМЛЯТЬ ШОКИРУЯ

Конструктивизм получил распространение во многих видах искусства, включая фотографию. Его поклонники пытались поставить этот стиль «на службу» производству, ища эстетику в том числе в стекле и металле. Их творческая организация называлась «ОСА». В ее «жалящем» названии был заложен особый смысл — конструктивизм шокировал. Характерные памятники конструктивизма —это фабрики-кухни, дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны. Конструктивизм обычно связывают с архитектурой, но он существовал в дизайне, полиграфии, художественном творчестве. Конструктивизм в фотографии выражался в геометризации композиции, что хорошо видно у Александра Родченко. Для него же характерны и поиски необычных ракурсов. А жена и «идейная соратница» Родченко, Варвара Степанова, внесла огромный вклад в дизайн и моду того времени. Модели одежды Степановой и рисунки тканей, разработанные ею вместе с Любовью Поповой для 1-й Московской ситценабивной фабрики, и сегодня поражают «остротой», яркостью, выпуклостью, четкостью и разнообразием ломаных линий.


Новости СМИ2

Загрузка...
Загрузка формы комментариев

Новости Финам

Новости партнеров