Обычная версия статьи Печать

Герои Достоевского на качелях истории

20:58 3 октября 2017

К этому произведению классика Юрий Еремин обращается уже в третий раз. Новый спектакль — очередной шаг режиссера в прочтении романа, с библейской точки зрения исследующего пути, ведущие его героев в ад или рай.

Как всегда, на помощь Еремину-режиссеру приходит Еремин-сценограф. Подчеркнуто лаконично оформление сцены — колокол, звучащий в каждой поворотной точке сюжета, и черные колонны, напоминающие свечи. Три площадки соединены наклонным подиумом, словно три ступени, низводящие в бездну или, напротив, возводящие к небесам. По подиуму можно катиться вниз, в пылающий у подножья ад-камин, в который Настасьей Филипповной будут брошены сто тысяч, принесенные Рогожиным за право провести с ней ночь. Или по этим же ступеням можно восходить туда, где за раскрывающимися вратами царит яркий свет. Все эти атрибуты постановки символичны. В сценографии Еремина нет ничего лишнего. Она — как открытая арена борьбы за души. Символичны и качели на длинных веревках в центре: словно маятник человеческой жизни, они подчеркивают метания персонажей между добром и злом.

На качелях выясняет отношения квартет героев — князь Мышкин (Антон Аносов), спустившийся к зрителям сверху, из клубящегося светлого тумана. Он невольно оказывается участником любовного соперничества двух неординарных женщин. Рядом на качелях — оскорбленная в своих чувствах молодая Аглая (Анна Михайловская) и несчастная в своей роковой красоте Настасья Филипповна (Екатерина Гусева). Ну, и, конечно, Парфен Рогожин (Захар Комлев), который однажды ночью в порыве ревности вонзит садовый нож в сердце Барашковой, а потом по подиуму скатится вниз, низвергаясь в ад.

В то время как Мышкин будет медленно подниматься вверх, пока не исчезнет в белых облаках — завесы, заглянуть за которую смертным не дано. Два пересекающихся мира, две судьбы, два взаимоисключающих ее финала.

Роман Достоевского «Идиот» — сложное произведение с напряженным сюжетным развитием. Однако в спектакле Еремина наиболее привлекательным является кристальная ясность смыслов, нарочито обнаженных и заостренных режиссером.

Приятно, что в нем занята и молодая часть труппы, и артисты старшего поколения — Анатолий Васильев (генерал Епанчин), Нэлли Пшенная (генеральша Епанчина), Геннадий Коротков (Тоцкий), Нил Кропалов (Ганя Иволгин). Глядя на эту замечательную в своей «академичности» постановку, зритель снова остро чувствует всю гениальность прозы Достоевского. Ибо этот спектакль очищен от назойливого желания режиссера «присоседиться» к таланту гения, столь щедро демонстрируемого в последнее время всевозможными «князьями Тьмышкиными», превращающими гениальный роман в отхожее место собственных амбиций. 

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

© 2017 AO Редакция газеты "Вечерняя Москва"
vm.ru

vm.ru/news/421286.html