вс 20 октября 06:42
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Когда трясет от слова «папа»

Когда трясет от слова «папа»

Сообщениями о поимке очередного педофила никого не удивишь, но когда в роли изуверов выступают родители, даже сыщикам становится не по себе

[b]Ночной кошмар[/b] Ирина Проклова прожила с Александром Сомовым 12 лет и за это время родила ему двух дочерей. Мужчина много пил – в основном за счет жены, и постоянно избивал детей, однако уходить Ирине было некуда. Cемья ютилась в одной комнате двухкомнатной квартирки на улице Широкая, другую занимала мать Александра. Немного легче стало, когда 46-летний глава семейства устроился лифтером в 20-ю больницу: и деньги стал зарабатывать, и дома меньше бывать. Ирина трудилась там же, но в другую смену. Солнечным июльским утром Александр пришел с работы, выпроводил жену, откупорил большую пластиковую бутылку пива и уселся перед телевизором. Когда одна бутыль закончилась, он взялся за вторую. Так Сомов провел весь день, а вечером сказал дочерям, что одна из них будет спать с ним. Затем предложил тянуть спички. Жребий выпал на старшую Аню, и девочка послушно полезла под одеяло. Отец переключил телевизор на порнофильм, а вдоволь налюбовавшись на постельные сцены, полез с поцелуями… к дочери. Потом Сомов строго произнес: – Ты сегодня плохо кушала. И я тебя сейчас накажу. Александр сходил на улицу, принес три крепких прутика, скрепил их синей изолентой, и получились розги. Как позже вспоминала Аня, отец ударил ее не меньше 80 раз. Сам «воспитатель» насчитал 105. – А теперь я накажу тебя еще сильнее, другим способом, – прошипел садист, отбрасывая розги. Затем начались сексуальные домогательства… [b]«На ней же живого места нет!»[/b] Рано утром Ирина столкнулась с мужем на работе: – Как прошла ночь? – поинтересовалась она. – Все нормально, – равнодушно ответил Александр. Когда женщина пришла домой, ей сразу бросилась в глаза голубоватая баночка крема, почему-то стоявшая на столе. Припомнив, что, избивая детей, муж мазал их ссадины кремом, женщина решила, что девочкам опять попало. – Что здесь было вчера? Папа вас опять наказывал? – спросила она за завтраком у Ани. – Он меня побьет, если я расскажу, – ответила дочь и расплакалась. Ирина бросилась ее утешать, и Аня призналась, что отец ее отлупил. Женщина взглянула на ягодицы и ужаснулась: кожа была буквально исполосована. Возмущенная, она позвонила мужу на работу: – Ты что с дочерью сделал?! На ней же живого места нет! – Ничего я ей не делал. Пьяный был, не помню. Отстань, – и Александр бросил трубку. Около семи часов вечера женщина стала купать Аню и обратила внимание на сильную красноту в области половых органов. Она вновь принялась расспрашивать дочь о ночном происшествии. Наконец, девочка рассказала о том, что с ней делал папа. При этом малышку в буквальном смысле слова трясло от страха. Она то и дело повторяла: – Я его очень боюсь. Он меня убьет… Ирина никогда не была образцовой матерью, но рассказ маленькой дочери поверг ее в настоящий шок. Едва придя в себя, она решила обратиться в милицию. [b]Переплюнул всех[/b] Расследование дела Сомова поручили старшему следователю Бабушкинской межрайонной прокуратуры Андрею Гривцову. – За прошедший год я направил в суд 20 дел, – заметил Андрей. – Все фигуранты – злодеи, каких поискать, но этот Сомов переплюнул всех. Хитрый, скользкий… Все родственники отзываются о нем, как о трусливом, лживом, изворотливом и самовлюбленном человеке. Полностью доказать его вину было непросто, но мне все-таки это удалось. – Я действительно сказал девочкам, что одна из них должна спать со мной, – заявлял Сомов на допросах, – но это только потому, что собака написала в одну из кроватей, и дети не могли спать на мокром. Я не собирался ничего с дочкой делать. Потом посмотрел эротический фильм и почувствовал возбуждение. Это все потому, что у меня негармоничная половая жизнь с женой. Александр признал, что целовал дочку, но не больше: – Мне было хорошо, и я хотел доставить ей удовольствие. Потом стал мастурбировать. Видела это дочь или нет, не знаю, но специально ничего не показывал. Когда вспомнил, что Аня плохо поужинала, решил ее наказать. Высек, но она говорила, что ей не больно. Однако следователь был склонен верить словам семилетней Ани, нежели ее папаши: – Девочка оказалась на редкость разумной. И хотя при одном слова «папа» ее начинало трясти, успокоившись, она четко и ясно рассказывала о своих злоключениях. – Я кричала, что мне больно, просила не трогать меня, – вспоминала девочка, с трудом сдерживая слезы, – я не хочу его больше видеть. Я его боюсь. Аню жалеет и ее сестра, пятилетняя Галя: – Аня теперь часто грустит и плачет. Мама сказала, что папа сделал ей больно. В ходе следствия был проведен ряд экспертиз, в том числе сексолого-психиатрическая. Исследование показало, что Сомов абсолютно вменяем, однако является садистом и фетишистом, а потому нуждается в принудительном лечении у психиатра. – Самое интересное, – вспоминает Андрей Гривцов, – что сексологу он рассказал, как все было на самом деле. Уж не знаю, что его на это подвигло. Потом под давлением улик он признался и мне. Причем рассказывал, как все произошло, в мельчайших подробностях. Видимо, даже от воспоминаний он получал немалое удовольствие. …Недавно состоялся суд. Александра Сомова признали виновным и приговорили к 15 годам тюрьмы. Сколько понадобится лет для того, чтобы затянулись душевные раны Ани, не знает никто. [i]Имена некоторых героев изменены по этическим соображениям.[/i]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?