пн 21 октября 01:02
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Ребенок на запчасти

*}

Раскрыт секрет создания тематических поездов метро

Семьи погибших при прорыве дамбы получат по миллиону рублей

Как прошла прогулка по столичной голубятне

Die Welt рассказала о победе Путина в Сирии без войны

Диетолог опровергла информацию о продуктах, которые «нельзя есть»

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Тедеско обнулил «Спартак». Первый матч нового тренера красно-белых

Илья Авербух: Третьего ноября Татьяна Тотьмянина выйдет на лед

СК возбудил дело по факту нападения на полицейского у метро «Савеловская»

Как понять, насколько чистая вода в вашей квартире

Названа средняя заработная плата столичных учителей

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Назван самый страшный фильм 2019 года

Ребенок на запчасти

Похищение детей становится одной из самых доходных статей черного бизнеса

[b]Любая преступная группировка оснащена сегодня получше чем ФСБ, не говоря уже о милиции. Все виды и средства связи, все возможности наружного наблюдения, все способы разработки преступной операции. Социальные условия тоже, как говорится, «созрели». Страну захлестнул вал убийств, грабежей, разбоев, взрывов, терактов. На таком фоне, если кто-то ребенка из коляски выхватил и на машине умчался или от детского сада сманил, или на дискотеку завлек, а потом увез в неизвестном направлении, милиция сразу и не среагирует, а если и среагирует, то ни сил, ни средств для нормального поиска нет. Да и умения пока тоже.[/b] [i]Ну и, наконец, фактор экономический. Это раньше детей крали, чтобы по вагонам с ними побираться. Сегодня такой мотив кражи детей не исчез. Но все чаще их похищают с целью выкупа. И если для попрошайничества крадут детей маленьких, то с целью выкупа — любого возраста. И содержат похищенных, как правило, в нечеловеческих условиях. Приковывают наручниками к трубам отопления, прячут в подвалах, в дачных сараях, в заброшенных домах, кормят кое-как, а то и вовсе не кормят. Бьют, насилуют, чтобы родня побыстрее деньги собирала. Бывает, убивают, а с родителей деньги как за живого требуют. Многие родители, боясь повредить ребенку, в милицию о похищении не заявляют. Другие заявляют сразу. Рискуют и те, и другие. Но успешные освобождения заложников позволяют дать совет: надо обращаться в таких случаях в милицию НЕМЕДЛЕННО.[/i] Несколько лет тому назад многие средства массовой информации обсуждали возможность похищения детей в качестве доноров с целью пересадки их внутренних органов больным людям. Естественно, от уже убитого ребенка. Называлась в газетах даже некая израильская фирма, якобы возглавляемая российскими медиками и специализирующаяся на пересадке почек. Теоретически вариант вполне возможный. Причем очень прибыльный для преступников и, как это ни чудовищно звучит, менее опасный: выкуп за ребенка требовать не надо и, соответственно, не надо «засвечиваться», не надо рисковать при получении денег. И незаметно транспортировать изъятый орган легче, чем в течение многих дней удерживать в заточении ребенка. Один из самых распространенных случаев киднеппинга — передача, точнее продажа, детей на усыновление. Конечно, за границу. Усыновление беспризорных или приютских детей — практика во всем мире обычная. И в нашей стране она тоже существовала во все времена. У людей, ведущих этот бизнес сегодня, аргументы наготове: детские дома в России переполнены, условия содержания в них ужасные, в целом в стране жизнь почти такая же ужасная. А бездетные иностранные пары готовы взять российского ребенка, причем порой даже охотнее берут не совсем здорового, и выхаживать с завидной любовью. Так что дети попадают в заботливые руки, в условия сытого, благополучного быта, к жаждущим согреть и обласкать их людям. Логика убедительная, если бизнес этот ведется по закону. Но, к сожалению, законность здесь соблюдается далеко не всегда. На детей из-за границы поступают весьма конкретные заказы. Перечисляются требования, которым должен соответствовать кандидат на усыновление или удочерение. И найти в детских домах или в спецприемниках такого именно ребенка удается далеко не всегда. Тогда взоры обращаются к бедствующим, прежде всего многодетным родителям, равно как и к матерям-одиночкам. Но не все многодетные родители и не все матери-одиночки горят желанием навсегда распрощаться с родными детьми. Кто-то лишь на время готов отдать ребенка на содержание в детский дом, так сказать, на пропитание и одевание. И иметь возможность навещать своего ребенка, а при изменении ситуации вернуть его в семью. Чтобы обойти эти препятствия, детоторговцы пускают в ход и обман, и угрозы, и деньги. Такие фирмы, как правило, укомплектованы специалистами разных профилей. И психологи у них опытные, чтобы давать советы, как поступать с родителями, если те упрямятся. И юристы тоже имеются. Часть родителей после бесед с засланными к ним искусителями наивно полагает, что отдает своих детей фирме на время, под ее патронаж до лучших времен. Тем более что при типичной у нас всеобщей юридической безграмотности разобраться в истинной сути договора такие родители просто не могут, особенно если они еще и ослеплены приличной суммой «зеленых». Другие сами везут своих детей за границу на смотрины, особенно если потенциальные усыновители хотят убедиться в здоровье родителей. Конечно, чаще всего за рубеж отправляют со своими детьми матерей-одиночек. А уж после оформления необходимых формальностей за счастье можно считать, если молодая женщина не пополнит стриптиз-бары или кабинеты тайского массажа и благополучно вернется на родину. Есть еще один вариант похищений детей — родственный. Это когда прежде любящие супруги разводятся и никто не хочет уступить детей другому. Милиция, как правило, во внутрисемейные «разборки» вмешиваться не желает. Дескать, решайте свои проблемы сами. Органы опеки, хотя и неохотно, но пытаются этим заниматься. Однако бюрократическая машина крутится безумно долго и зачастую вхолостую. А страдают во всех случаях дети. Розыск похищенных детей чрезвычайно сложен. Особенно если ребенка похитили в грудном возрасте. Наверное, многие помнят о получившем несколько лет назад большую огласку трагическом похищении месячного Дениса, украденного прямо из коляски около женской консультации. Тогда молодая мать в отчаянии покончила с собой, выбросившись из окна, а дважды осиротевший муж и отец с инфарктом оказался на больничной койке. Дениску до сих пор не нашли, и мало теперь шансов, что это когда-либо удастся сделать. Надо честно заметить, что рвение в поиске похищенных детей милиция проявляет только поначалу, особенно если факт получил огласку. Потом возмущение общественности постепенно стихает, у милиции множатся заботы, да и некоторые родители сживаются со своим горем. Правда, в защиту нашей российской милиции следует сказать, что большие трудности в раскрытии киднеппинга имеют и полиции всех стран, где распространен этот вид преступлений. Но там активно действуют частные фирмы, частные сыскные агентства, которые настойчиво и, бывает, годами ведут поиск похищенных. Стоит такой сыск родителям очень дорого и не потому, что частные сыщики их «обдирают». Сама организация поиска требует немалых денег. Поэтому розыск похищенных детей оплачивают в порядке благотворительной помощи крупные компании, банки и даже частные лица. Мы до этого еще не доросли. Тут, наверное, и психологию надо менять, и законодательство тоже. Чтобы благотворительность стала не только моральной потребностью, но и была реально узаконена. Пока же именно необходимость больших денежных трат для подавляющего большинства пострадавших родителей служит в конечном итоге неодолимой преградой на пути возврата их детей. Сегодня совершенно очевидно, что некогда экзотический для России вид преступлений, объединяемых понятием «киднеппинг», перестал быть редкостью. Более того, он прогрессирует. А потому и розыск похищенных детей, захват вымогателей должны быть организованы иначе и требуют специальной подготовки сотрудников и, наверное, создания специальных подразделений. Возможно, на базе или совместно с инспекциями по делам несовершеннолетних. Наверное, есть смысл наладить в этой области более тесные контакты с полицией зарубежных государств и в первую очередь — США, где киднеппинг известен давно, где накоплен большой опыт в раскрытии этого вида преступлений и где есть частные фирмы, помогающие полиции в розыске похищенных детей. Учитывая значительную утечку российских детей за рубеж, необходимо теснее сотрудничать в этой области с Интерполом. Тем более что его отделение теперь есть и при МВД России. И, конечно, в борьбе с таким злом не обойтись без широкой гласности и участия средств массовой информации в поиске похищенных детей. Трудно бывает не только найти ребенка, но и достоверно определить его родителей. Дети, похищенные в раннем возрасте, просто не могут вспомнить мать и отца, своими родителями считают похитителей или усыновителей, испытывают к ним определенные чувства и, соответственно, не могут, а порой и не хотят узнать в уже ставших чужими людях родных мам и пап. Те, в свою очередь, тоже не могут через длительное время узнать в подросших и значительно изменившихся детях свое родное чадо. Меняются ведь не только лицо и фигура. Весь облик, манеры, стиль поведения, общения — меняется все. Другая среда за долгое время делает ребенка почти неузнаваемым. Память детей, подростков подвержена влиянию времени и воздействию специальных лекарственных средств. Сегодня стереть прошлое из памяти взрослого, а тем более — ребенка, для специалиста большого труда не представляет. Но даже возврат ребенка в семью далеко не всегда ставит точку в мучениях родителей. Часто длительным пребыванием в чужой, особенно в асоциальной или преступной среде, психика ребенка уродуется практически непоправимо. Это только у Диккенса или в сентиментальных индийских фильмах похищенные дети возвращаются в лоно родной семьи такими же мягкими, добрыми и чистыми. Зло, к сожалению, оказывает на детскую психологию огромное влияние и укореняется в ней порой значительно прочнее добра. И тогда опять начинают страдать и родители, и возвращенные дети. Даже помощь опытных психологов и психиатров, а таких в нашей стране очень немного, не в состоянии разрешить проблему. По мере того, как похищение детей становится все более профессиональным, на первый план выдвигаются меры профилактики, которые могут оказаться более эффективными, чем оперативнорозыскные мероприятия. Огромным подспорьем в данном случае служит недавно принятый закон о всеобщей дактилоскопии. Он полезен всем некриминальным слоям общества. Принятие данного закона не ставит целью ввести полицейский контроль за населением. Его направленность — защита каждого законопослушного гражданина от трагической случайности, от преступных посягательств. Всеобщая дактилоскопия поможет в розыске потерявших память и заблудившихся стариков, в опознании обобранных до нитки или убитых грабителями людей, в опознании погибших в дорожнотранспортных происшествиях и в ходе военных операций. Она также безусловно даст ключ к опознанию найденных детей. Помимо родинок и особых примет, дактилоскопия — самый надежный «паспорт» вашего ребенка. При любых трагических ситуациях он будет опознан достоверно. В любом месте, в любой стране. Поможет дактилоскопия и в разрешении вопросов в случае непредумышленной или задуманной подмены ребенка в роддоме. Не менее важным в профилактике похищения детей является обучение родителей и самих детей мерам предосторожности. Целесообразно уже в женских консультациях обучать будущих матерей простейшим методам охраны своего ребенка, а в детских поликлиниках проводить специальные занятия с родителями и детьми, в детских садах и школах учить детей осторожности в общении с чужими дядями и тетями. Нужно, наконец, изменить действующее законодательство. В США, например, киднеппинг карается длительными сроками заключения. Наши законы более либеральны, а диапазон наказаний — от штрафа до 15 лет тюрьмы. Более того, в 1991 году Верховный суд СССР принял поправку к статье 206 УК (и она до сих пор действует), согласно которой человек, добровольно отпустивший заложника, не подлежит уголовной ответственности, если в его действиях нет иных признаков преступления. Другими словами, если вас или вашего ребенка похитили и сносно обращались, а в случае опасности отпустили, похититель окажется безнаказанным. Киднеппинг — реальное и страшное зло. Искоренять его надо всеми доступными методами. Незнакомое прежде советским гражданам понятие «киднеппинг», или по-русски — похищение детей с целью выкупа, прочно входит в наш постсоветский быт. Да и чего ради в прежние-то времена детей красть? Разве что по вагонам побираться. С советского гражданина немного можно было взять, когда жили от зарплаты до зарплаты, а между зарплатами еще и в ломбард забегали. Сейчас деньги у части населения появились и возможности у похитителей тоже открылись новые — и технические, и социальные, и экономические. [b]Михаил ВИНОГРАДОВ, психиатр[/b] [b]Начиная международную акцию «Анти-киднеппинг», мы готовы помочь всем обратившимся в редакцию «Вечерки».[/b] [i]«ВМ» будет при поддержке МВД и ФСБ России, российского отделения Интерпола, Министерства иностранных дел, общественных российских и зарубежных организаций содействовать поиску пропавших или похищенных детей, по поводу которых к нам обратились потерпевшие. «ВМ» окажет помощь в проведении медицинской и психологической реабилитации как спасенных детей, так и их родителей. «ВМ» будет вести систематическую просветительскую и профилактическую работу по предотвращению киднеппинга. Мы просим обращаться к нам всех, кто нуждается в помощи, а также всех, кто располагает информацией о преступлениях, связанных с похищением детей. Мы призываем откликнуться тех, кто готов с нами сотрудничать. Строгая конфиденциальность информации гарантируется. Наш адрес: 123849, Москва, ул. 1905 года, д. 7, «Вечерняя Москва». Письма присылать с пометкой «Анти-киднеппинг». Телефоны: 259-33-33, 259-83-91, 259-81-87; доб. 209, 246.[/i]

Новости СМИ2

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Георгий Бовт

Как вернуть нажитое в СССР непосильным трудом

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина