втр 22 октября 07:29
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Он собирался охотиться на людей»

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

«Он собирался охотиться на людей»

Прокуратура требует для Александра Копцева 16 лет тюрьмы

[i]16 лет лишения свободы в колонии строгого режима и принудительное лечение у психиатра – такое наказание потребовала назначить гособвинитель Кира Гудим 21-летнему Александру Копцеву, устроившему 11 января резню в синагоге на Большой Бронной. В ходе прошедших в Мосгорсуде прений сторон прокурор заявила, что вина Копцева в покушении на убийство, а также в разжигании национальной и религиозной вражды полностью доказана.[/i] [b]Рисунок со скрещенными костями и черепом[/b] Из девяти пострадавших на заключительное слушание по делу пришел только раввин синагоги Исаак Коган. Рядом с ним на соседнем стуле разместился сочувствующий подсудимому известный националист Виктор Корчагин, не так давно осужденный Тимирязевским судом на год условно за разжигание национальной и религиозной розни. Прения открыла гособвинитель Кира Гудим. «Ворвавшись 11 января с ножом в здание общины любавических хасидов, Копцев хотел не только совершить убийство, но также унизить и оскорбить лиц еврейской национальности, – резко заявила она. – Он выкрикивал такие фразы, как «Хайль, Гитлер», «Вас всех жидов зарежу» и другие. И хотя Копцев заявил, что не помнит свои высказывания, зато потерпевшие их прекрасно помнят. Его гнев не был направлен конкретно против какого-то человека, он ненавидел всех евреев, их культуру». Затем прокурор буквально на пальцах доказала наличие умысла в действиях Копцева: «Он признался, что готовился к нападению. Дома у него была обнаружена карта с отмеченными на ней «объектами», а также листок с адресами синагог и рисунком – скрещенными костями и черепом». Копцеву, по ее мнению, было понятно, что его поступок получит широкий общественный резонанс, и он желал этого. «Помните, как он сказал «я хотел быть первым, быть примером другим», – процитировала Гудим показания самого Копцева. – К сожалению, нам приходится признать, что умысел разжигания национальной ненависти он реализовал». В качестве примера она привела публикацию в одной из газет, в которой рассказывалось о произошедшем 13 января в Ростове-на-Дону, похожем инциденте, когда пьяный молодой человек, размахивая разбитой бутылкой, заявился в синагогу. «Мы видим наглядные последствия действий Копцева, подтверждение того, что в обществе произошло разжигание вражды», – констатировала прокурор. По мнению гособвинителя, 18-сантиметровый охотничий нож отца обвиняемый захватил не случайно: «он собирался на охоту в буквальном смысле слова, собирался охотиться на людей, иной, чем у него, веры». Доводы подсудимого о том, что он якобы не хотел убивать, а только хотел «покалечить как можно больше евреев», прокурор сочла несостоятельными. «Устроив бойню в синагоге, он кричал: «Всех жидов зарежу», «Всех вас жидов убью!» Он бил в область головы и шеи, туда, где расположены жизненно важные органы и кровеносные сосуды». Прокурор нашла лишь одно смягчающее вину подсудимого обстоятельство – имеющееся у Копцева шизотипическое расстройство личности, которое диагностировали специалисты Института судебной психиатрии имени Сербского. По статье 282 УК («разжигание национальной и религиозной вражды») Кира Гудим предложила приговорить Копцева к 4 годам лишения свободы, а за покушение на убийство (статья 30 и статья 105 УК) – к 14. «По совокупности совершенных им преступлений я прошу назначить подсудимому наказание в виде 14 лет лишения свободы», – сказала прокурор, но спустя несколько секунд поправилась: «16 лет». [b]«Призыв к мракобесию»[/b] «В суде Копцев не говорил о своем раскаянии, – заявил выступивший вслед за ней представитель потерпевших, адвокат Вадим Лювгант. – Он лишь сожалел, что его действия оказались не такими жесткими, как могли бы. Он не упустил в суде ни одной возможности продемонстрировать свое презрение к евреям». Адвокат добавил, что «брошенный Копцевым призыв к мракобесию, оплаченный еврейской, русской и таджикской кровью, был услышан и поддержан»: уже в январе-феврале «ксенофобские действия» были зафиксированы в Челябинске, Астрахани, Ростове-на-Дону и Санкт-Петербурге. Обнаруженное у Копцева расстройство личности, по мнению Лювганта, «ни в коей мере не исключает его вменяемость, а значит, и уголовную ответственность. Эго нечеловеческое мировоззрение говорит лишь о моральной распущенности и не имеет никакого отношения к психиатрии». Он объяснил, почему потерпевшие не стали предъявлять к подсудимому гражданских исков: «Они просто не могут измерить в деньгах тот вред и унижение, причиненные им». Копцеву он попросил назначить «максимально возможное наказание». Еще один представитель потерпевших Виталий Хавкин потребовал суд вынести «образцово-показательный», «справедливый и крайне суровый приговор», который бы «отбил желание» у экстремистки настроенных граждан и организаций к подобным действиям. [b]«Ничего страшного не произошло»[/b] «Давайте абстрагируемся от эмоций и проведем анализ той резни, которую устроил Копцев», – спокойно предложил адвокат подсудимого Владимир Кирсанов. Его подзащитный, оказывается, «не мог ничего полагать и осознавать, учитывая имеющееся у него заболевание и установку на суицид». «Копцев метался по синагоге, как камикадзе, – сказал защитник. – Но, слава богу, ничего страшного не произошло». Адвокат заверил, что, придя в синагогу, Копцев хотел покончить с собой – «ему даже в голову не пришло продумать пути отхода». «Никакого умысла на убийство у Копцева не было, и действия подсудимого следует квалифицировать по статье 111 УК – как «причинение тяжкого вреда здоровью», – объяснил Кирсанов. По его мнению, СМИ спровоцировали эффект, о котором Копцев «даже и не думал». И некоторые публикации оказались столь вымышленными, что родители Александра даже предъявили иск о защите чести и достоинства [b[i]]([/b]речь идет о поданном в Головинский суд Москвы иске к газете «Жизнь» на сумму 100 тысяч рублей. –[/i] [b]«ВМ»). [/b]«Отец Копцева никуда не скрылся, как писали некоторые, – отметил защитник. – Его сейчас самого судят за найденные дома патроны [i] [b]([/b]дело находится в Нагатинском суде Москвы[/i]. – [b]«ВМ»).[/b] Второй адвокат Копцева Нелли Архипова подчеркнула, что психическое расстройство мешало ее подзащитному «в полной мере осознавать» степень опасности и последствия своих действий. «Какой прямой умысел на разжигание религиозной розни может быть у человека с психическим расстройством? Он просто не додумался бы до этого!» – попыталась хоть в чем-то спасти своего клиента адвокат. И попросила суд исключить статью 282 УК из обвинения. 22 марта подсудимый выступит с последним словом, после чего суд вынесет приговор.

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало