втр 22 октября 17:51
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Помилованные насмерть

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Помилованные насмерть

К концу мая у нас не останется ни одного смертника

[i][b]Всем пятистам восьмидесяти приговоренным к высшей мере наказания смерть заменят на пожизненное заключение или двадцать пять лет лишения свободы. Подавляющее большинство москвичей высказывается против отмены смертной казни. Они опасаются, что к помилованным прибавятся сотни, а то и тысячи преступников, совершивших убийство только на том основании, что собственная жизнь им отныне гарантирована государством.[/b] До тех пор, пока на территории всей России не будут введены суды присяжных, никто не может осудить человека на смертную казнь. Такое решение принял Конституционный суд. Но вопрос об упразднении высшей меры наказания не становится от этого менее острым. В ходе опроса взрослого (старше 18 лет) населения, проведенного Научно-исследовательским центром при Институте молодежи, по общемосковской выборке было опрошено 400 респондентов. В качестве экспертов выступили 50 сотрудников МВД и 23 бывших заключенных, в том числе отбывавших наказание в пермских и мордовских лагерях. Социологи выяснили, что за запрет чрезвычайной меры наказания высказывается только два процента москвичей.[/i] А среди опрошенных сотрудников МВД и бывших «зэков» таких не оказалось вообще. В ходе опроса многие респонденты напоминали, что в США, например, смертная казнь применяется даже по отношению к несовершеннолетним. Некоторые из опрошенных бывших заключенных прямо говорили, что в «зоне» встречали «такую мразь», что даже расстрел для них малое наказание. По данным других социологических опросов, все пенсионеры без исключения считают необходимым физически уничтожать убийц и насильников. А вот восемьдесят процентов школьников выступают против смертной казни. Это дает повод «гуманистам», ратующим за отмену высшей меры наказания, утверждать, что наша молодежь — лучше и добрее нас. На мой взгляд, дети просто смотрят на все через «розовые очки», отрицая саму возможность стать жертвами преступления. А категоричное суждение стариков — не от того, что они озлобленные и жестокие. В них говорит жизненный опыт и мудрость прожитых лет. Ежегодно у нас совершается около тридцати тысяч убийств. И отмена высшей меры наказания, как доказывает исторический опыт, не сможет снизить эту цифру. Если многих преступников боязнь за собственную жизнь останавливает у последней черты, то обещанная относительная неприкосновенность развяжет им руки. Ведь даже в ужасающих условиях «мест не столь отдаленных» жить можно. Нет гарантии, что убийца просидит там всю жизнь или даже лет двадцать. Существуют всевозможные амнистии и помилования. В конце концов побеги из лагерей — не редкость. В связи с тем, что сторонники отмены смертной казни требуют гуманного отношения даже к серийным насильникам и убийцам, респондентам был задан вопрос: «Можно ли считать длительные сроки или пожизненное заключение своеобразной пыткой (что запрещено законом) или медленным, каждодневным убийством заключенного?». Согласны с этим мнением 76 процентов москвичей, 92 процента сотрудников МВД и 87 процентов бывших заключенных. Председатель Комиссии по помилованию Анатолий Приставкин предлагает отменить смертную казнь только на том основании, что в наших судах людей в основном не судят, а засуживают. Комиссия, по его словам, сплошь и рядом сталкивается с неправильными судейскими решениями. Например, солдат, который застрелил домогавшегося его офицера-гомосексуалиста, приговорен к смертной казни. По мнению Анатолия Игнатьевича, юноша не заслуживал такого наказания. И с ним трудно не согласиться, зная проблему армейских «голубых шинелей». Поэтому Комиссия по помилованию определила срок его наказания в пятнадцать лет. Борис Николаевич же, будучи, наверное, в плохом настроении, вывел свою резолюцию — пожизненное заключение. Ибо президент — единственный, кто властен решать судьбы смертников. С таким же успехом можно возмущаться решением суда, который приговорил к четырем годам женщину за угон... велосипеда. В таких случаях прежде всего должен быть индивидуальный, личностный подход. Тех, кто осужден нашим «самым справедливым судом» незаконно или по ошибке, — легион. Тех, кто вообще не должен находиться в заключении. Но из этого не следует, что надо запретить всю систему наказания в целом. Или совсем распустить суды. Необходимо отлаживать судебную систему, а не упразднять наказания. Не отменять смертную казнь, а искоренить процветающую сейчас вседозволенность и бесконтрольность наших следственных органов, прокуратур и судов. Таким образом, задуматься об отмене высшей меры наказания можно лишь в том случае, если мы сумеем наконец-то построить по-настоящему цивилизованное общество. Когда государство будет в состоянии гарантировать каждому человеку его личную безопасность. Но даже тогда за преступлением должно следовать наказание. Адекватное содеянному.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение